ВЫБОР БУДУЩЕГО
Сергей Глазьев

Эта книга — не дежурный сборник очередных публикаций по актуальным социально-экономическим вопросам. Вошедшие в него статьи анализируют последствия уже совершенного политического выбора и аргументируют выбор последующий, который определит судьбу нашей страны. Россия вновь стоит перед выбором своего будущего. За последнее десятилетие мы прошли несколько исторических развилок, каждый раз позволяя себя обмануть и оказываясь на тупиковом пути. Очередной самообман может оказаться роковым — найти выход из глубокого исторического тупика стране не хватит ни времени, ни сил.

 


ВВЕДЕНИЕ

Перед нами — новая книга С. Ю. Глазьева. Книга эта — действительно новая, все предыдущие его книги были лишь ступеньками к этому итогу. Итог это промежуточный, но для данного момента очень важный. Подведены результаты двух этапов российского кризиса — этапа «ельцинизма» и этапа «первого срока» В. В. Путина. Оба эти этапа были реализацией двух больших программ — вполне реальных и целостных, хотя и не предъявленных открыто обществу. И хотя С. Ю. Глазьев во всех своих книгах говорил о программе, альтернативной курсу ельцинизма, здесь он выкладывает свою программу с ново го уровня — с уровня глубокого анализа 15 лет реформ. Ос новные идеи мы неоднократно обсуждали с С. Ю. Глазьевым и на круглых столах и конференциях, и в ходе многочисленных личных бесед. Можно определенно утверждать, что выносимые на суд читателя мысли автора — это итог скрупулезного научного анализа и размышлений активного политика.

Уникальность этой книги, предлагаемой широкой публике, в том, что взгляд ученого и взгляд политика слились в ней в сбалансированном виде. Это — тоже новое качество, выход на новый уровень. До этого в книгах самого С. Ю. Глазьева преобладало или одно, или другое начало — или непредвзятость и холодный взгляд ученого, или страсть и непримиримость политика. Эту последнюю книгу смогут прочитать все — независимо от политической позиции. И всем это будет полезно и интересно.

Конечно, и противников, отвергающих главные мысли книги, будет немало, как немало их и у самого С. Ю. Глазьева как политика. Но все они будут представлять установки разных противоборствующих направлений меньшинства. А большинству будет близок и понятен именно главный смысл книги. В чем же этот смысл и почему он вызывает неприятие у активных противостоящих меньшинств — и крайних либеральных политиков («правых»), и крайних «ле­вых» политиков, следующих ортодоксальному марксиз му?

Вспомним траекторию С. Ю. Глазьева в политике, на «непостоянство» которой любят указывать его оппоненты и справа, и слева. Они не видят или скрывают из политических соображений, что это — непостоянство поиска. Да, С. Ю. Глазьев, как и большинство наших граждан, после краха советского государства искал те политические структуры и те политические формулы, в которых бы могли воплотиться его идеалы как русского человека, его принципы как гражданина и его представление о программе реформ как ученого. В том хаосе, в который ввергла нашу страну и наше общество реформа, человек с совестью был вынужден и обязан искать . И каждый шаг в этом поиске был сопряжен и с отказом от чего-то невозможного или противного совести, и с утверждением чего-то нового, что выросло из опыта и изучения вариантов.

Можно ли было в начале 90-х годов упереться в попытке сохранить советскую плановую систему в версии Горбачева-Абалкина, не говоря уже о версии «застойного периода»? Нет, это было бы невозможно, «хлебнуть рынка» было для нас и необходимо, и неизбежно. И верить надо не тому, кто отверг этот глоток, попытавшись скрыться от реальности в своем советском фундаментализме, а тому, кто проанализировав, понял разрушительную суть «рынка» Гайдара и Чубайса и встал в ряды оппозиции к их проекту. Таких было очень и очень немного. И таким был С. Ю. Глазьев. Поняв суть проводимых «реформ», он без колебаний оставил пост министра, за кресло которого боролись крупные хищники.

И при этом не стал фанатичным противником самой идеи освоения Россией современных рыночных механизмов и сторонником возврата к огосударствленной экономике. Наше хозяйство должно использовать рыночные инструменты, и они могут быть совместимы с совестью — вот, коротко говоря, кредо С. Ю. Глазьева. И кредо это опирается не только на знание той научной школы, к которой он принадлежит, но и на здравый смысл большинства народа. Ведь потому и поддержали люди сначала перестройку, а потом и Ельцина, потому что считали так же — наше хо зяйство нужно оживить рынком, но рынок этот должен быть в согласии с совестью. Но вышло иначе, «рынок по Чубайсу» с совестью большинства оказался несовместим. Нужна была другая программа. Над ней и стал работать С. Ю. Глазьев.

Для такой работы он обладал самыми главными ресурсами — он был подключен к отечественному и междуна родному научному сообществу, работавшему на переднем крае экономической науки, и в то же время был очень тесно связан с той жизнью, которой жило большинство нашего народа, с его культурой и образом мышления. Только соединив оба эти духовных ресурса, мы можем выработать про ект преодоления нашего кризиса. Тот факт, что С. Ю. Глазь ев принял активное участие в политической жизни и перешел в оппозицию к действующей программе экономической реформы, стал очень важным фактором, в какой-то степени сдерживающим ее разрушительный потенциал. Ведь, реально, другого сходного по возможностям канала выхода нашей научной экономической мысли в политику и в общественное сознание у нас нет.

В своем «политическом непостоянстве» С. Ю. Глазьев пытался совместить свою экономическую программу с программами двух больших политических блоков — движения «патриотов» (работая с КРО и Лебедем) и «красным» движением (работая с КПРФ). Оба эти периода были пло дотворными, хотя в чем-то и обескураживающими. У « пат­риотов » державный инстинкт и традиционное упование на сильную власть в большой мере подавлял и социальное чувство, и способность к холодному расчету, из которого вытекала абсолютная необходимость для России глубокой модернизации всех ее институтов. Грубо говоря, наши державники походили, скорее, на патриотов- консер­ваторов начала ХХ века, чем на патриотов сталин ского периода.

С КПРФ проблема возникла со стороны, будем гово рить прямо, догматического марксизма и ностальгии по советскому прошлому. Это консерватизм, симметричный державному, его сильная сторона — в отрицании «рынка без совести». Продержаться на этом можно, но двинуться вперед и вылезти из кризиса совершенно нового для нас типа никак нельзя.

Можно сказать, что С. Ю. Глазьев приобрел опыт идейного и политического взаимодействия с тремя главными организованными политическими силами нынешней кризисной России — с реформаторами-неолибералами, с патриотами-державниками и с коммунистами КПРФ. Осмысле ние этого опыта и позволило ему выйти сейчас со зрелой альтернативной большой программой. Надо сказать, что из стана всех этих трех сил, с которыми сотрудничал С. Ю. Глазьев, и сейчас слышатся раздраженные голоса. Голоса тех политиков, которые уже огородили и удобрили свои участки, а то и «поместья», нашли между собой компромиссы и согласовали ритуалы «борьбы». Они в принципе враждебны всяким альтернативам или программам, нарушающим этот статус-кво, тем более не одобряемым властью. Это — нормально в некоторых фазах кризиса. Но эта фаза проходит, и С. Ю. Глазьев — из тех, кто способствует активизации общественного процесса.

В предлагаемой им новой книге проявилось одно важное отличие его подхода от того, что мы наблюдаем на упомянутых трех направлениях. Получив хорошую науч ную школу и натренированный расчетливый ум, С. Ю. Глазьев следует старому принципу, согласно которому политика есть «искусство возможного». И наши неолибералы, и дер жавники, и коммунисты от этого принципа отходят и слишком уж привержены какой-то утопии. Неолибералы до сих пор надеются (или хотя бы имитируют надежду) в конце концов сломать Россию и построить тут «маленькое подобие» Запада, — мифический рынок, где все ценности заменены ценой, а совесть налоговой декларацией. Патриоты уповают на власть, которая просто благодаря своей мистической сущности соединит вокруг себя весь народ, забывший о раздирающих его социальных противоречиях и несправедливостях — и Россия воспрянет, без науки, без школы, без здорового населения. Коммунисты следуют симметричной утопии, но не власти, а «трудящихся», которые сплотятся вокруг вечного идеала справедливости, восстановят некую благую власть и под рукой ее снова заколосятся нивы и зашумят заводы.

Все эти утопии неосуществимы, и большинство граждан это чувствуют. Кризис в России представляет собой запутанную систему порочных кругов, и мы залезли в него так глубоко, что распутывать их надо осторожно, ничего не ломая сгоряча. Если на то пошло, то С. Ю. Глазьев как раз не считает, что «Россия исчерпала лимит на революции». Просто сегодня революция была бы для нас неприемлемо дорогим средством, и пока что у нас есть средства менее бо лезненные и более реалистичные. Есть ли путь, позволяю щий пройти по гребню, не свалившись ни в «рынок без совести», ни в фундаментализм «возврата к прошлому» и не впав, как лежачий камень, в державный консерватизм? С. Ю. Глазьев утверждает, что да, такой путь есть — и излагает его ориентиры в этой книге.

Первые две части книги — подведение итогов ельцинизма и реализованной части «проекта Путина». В третьей части — главные черты проекта, который С. Ю. Глазьев называет «За достойную жизнь». В этом проекте можно проследить его «программу-минимум» и «программу максимум». Программа-минимум сводится к тому, чтобы остановить разрушение доставшихся нам в наследство систем производства, жизнеобеспечения и развития, а также мобилизовать доступные ресурсы для срочных мер по восстановлению и модернизации тех систем, которые абсолютно необходимы для сохранения России как независимой страны и самобытной цивилизации. Если эти срочные меры будут приняты, то страна, как минимум, сможет успокоиться, окрепнуть и гарантировать свою безопасность. И уже тогда, на спокойную голову и с тяжелым опытом последних двадцати лет, люди смогут сделать обоснованный необратимый выбор пути к новому «образу будущего».

Как можно обозначить проект С. Ю. Глазьева в привычных политических понятиях? Это непросто, поскольку все эти понятия очень условны и быстро изменяются. Идеи наших либералов несовместимы с этическим либерализмом Адама Смита, даже по сравнению с Мальтусом наши либералы выглядят людоедами. Наши коммунисты мало напоминают романтиков революции и еще меньше созидательную сталинскую гвардию, осуществившую грандиозный «Красный Проект». Времена меняются, и каждое понятие наполняется новыми смыслами и теряет многое из прежних.

О проекте С. Ю. Глазьева говорят, и он с этим соглашается, что это — новый вариант социал-демократии . Зная его книги и политическую позицию и имея возможность подробно обсуждать с ним как глобальные, так и частные вопросы, мы считаем, что это обозначение требует важных дополнений.

Да, с социал-демократией проект С. Ю. Глазьева согласуется в том, что он не приветствует революцию и вообще резкую ломку государственных и хозяйственных структур. Но он не согласуется с классической европейской социал-демократией в ее отношении к цели проекта. Социал-демократы следовали принципу «движение — все, цель — ничто», то есть выбирали путь очень небольших улучшений социальной системы, не определяя целей как рубежа, которого надо достичь с необходимостью. Этот принцип имел смысл на благополучном Западе, где была возможность сбрасывать кризисы в буферную емкость колоний, а потом «третьего мира». У России такой возможности нет, и то «движение», которое предлагает начать С. Ю. Глазьев, сопряжено с вполне определенной и даже чрезвычайной целью — выскользнуть из той исторической ловушки, в которую Россия попала на исходе ХХ века.

Так что уж если социал-демократия, то это российская социал-демократия, а не западная. От западной она отличается и тем, что на Западе социал-демократия опиралась на гражданское общество, в котором понятия эффективность и нравственность были разведены, соединяясь через мостик права. У нас система общественных связей устроена иначе. Хотя наши демократы не теряют надежды и говорят, что «Россия еще не Запад», здесь об этом не стоит спорить. Нам нужен проект для данного исторического момента. Если «еще» не Запад, значит , надо адаптировать свои действия к нашим реалиям, да и на Западе социал-демократия всегда была диалектически развивающейся системой взглядов, которая видоизменялась применительно к конкретным условиям.

Если брать временной разрез, то социал-демократизм С. Ю. Глазьева совершенно иной, нежели у нынешних социал-демократов, сменивших после краха СССР поколение Вилли Брандта и Улофа Пальме и начавших, на волне не олиберализма, демонтировать «социальное государство» Западной Европы. Напротив, проект С. Ю. Глазьева движется, скорее, в русле воззрений Кейнса и Гэлбрейта, политической практики Руз вельта и Эрхарда. То есть в русле больших программпрограмм, порожденных именно глубоким экономическим и социальным кризисом. Если же кинуть взгляд на Восток, то можно найти общие установки с проектами Сунь Ятсена и Дэн Сяопина в Китае . Мы мало знакомы с концепцией основателя китайской социал-демократии Сунь Ятсена «Три народных принципа» («народный патриотизм», «народо­властие» и «народное благоденствие»), а между тем установки С. Ю. Глазьева, даже не всегда явно сформулированные, как раз перекликаются с этими «тремя принципами».

Понятно, что цель, которую ставит С. Ю. Глазьев — «пройти по гребню», очень труднодостижима. Все зависит от того, какие силы сможет консолидировать его проект. Если его оппоненты и справа, и слева смогут преодолеть свою партийную нетерпимость и вникнут в суть предложений, то в качестве союзников этого нового «социал-демократического» ядра соберется большинство российского общества. Ибо для этого большинства характерно диалектическое мышление, соединяющее «и то, и это». Это именно диалектический подход, а не расщепленное сознание перестроечной коммунистически-либеральной интеллигенции. Сейчас большинство граждан России не является «рыночным», но не является и «антирыночным». Оно не прозападное, но и не антизападное. Оно не просоветское, но и не антисоветское. Оно принимает патриотично-традиционалистскую риторику В. В. Путина, но начисто отвергает политику его правительства и его партии «Единая Россия». Это именно то большинство, которое находится не между СПС и КПРФ, а «над» ними. Оно видит мир по-другому. И С. Ю. Глазьев видит его так же — потому что исходит из тех же норм здравого смысла, которые отложились в нашей коллективной исторической памяти, которая заведомо не приемлет ни циничную вселенскую ложь Чубайса, ни нарочито вызывающие и пошлые оргии наших олигархов. Поэтому, кстати, Глазьева заведомо не смогут «купить» наши олигархи — потому-то его и не любят соратники Чубайса.

В проекте С. Ю. Глазьева нам предстоит не раз проплыть между Сциллой и Харибдой, и тут еще много конкретной работы — всей нашей интеллигенции хватит. Что значит в наших нынешних условиях начать форсирован ную модернизацию, изъяв у олигархов природную ренту? С одной стороны, случае нельзя войти в столкновение с Западом и стать «страной-изгоем». С другой стороны, как этого достичь, когда придется переключать потоки нефти на собственное развитие? С одной стороны, надо создавать сложные и гибкие барьеры против тех механизмов глобализации, которые грозят удушить все наше наукоемкое производство. С другой стороны, как уберечься при этом от изоляции или не впасть в соблазн протекционизма? С одной стороны, надо удержаться от превращения нашего государства в нового Левиафана, а с другой стороны, как удержать бедствующий народ от его рассыпания на враждующие друг с другом группы и кланы кланы? С одной стороны, программа модернизации и развития наукоемких отраслей, как и самой науки, требует концентрации ресурсов и восстановления планового начала — но как избежать при этом распространенного соблазна наложить пресс планирования на всякое предпринимательство? Все эти проблемы реальны и вовсе не тривиальны. Конечно, этот и другие труды С. Ю. Глазьева создают для их решения лишь грубую матрицу.

Но эта матрица в главном — добротна . В ней нет блоков, которые грозят в ходе программы вырваться из-под контроля и запустить необратимые фатальные процессы. Есть, конечно, и в нем идеалистические ожидания, но политику без этого нельзя. Потому и удаются хорошие проекты, что они побуждают людей совершать невозможное. Но в общем, проект С. Ю. Глазьева реалистичен — в той мере, в какой нам удастся использовать оставшееся у нас время. Чем меньше его у нас остается, тем выше риск сорваться с гребня в ту или иную пропасть.

Как скоро мы сумеем собраться, зависит от нас. Но книга С. Ю. Глазьева поможет сделать выбор.

Батчиков С. А., Кишенин В. Н.

Я просто исполняю свой долг

Эта книга — не дежурный сборник очередных публи каций по актуальным социально-экономическим вопро сам. Вошедшие в него статьи анализируют последствия уже совершенного политического выбора и аргументируют вы бор последующий, который определит судьбу нашей стра ны.

Россия вновь стоит перед выбором своего будущего. За последнее десятилетие мы прошли несколько исторических развилок, каждый раз позволяя себя обмануть и оказываясь на тупиковом пути. Очередной самообман может оказаться роковым — найти выход из глубокого исторического тупика стране не хватит ни времени, ни сил.

Суть предстоящего выбора достаточно проста. Она неоднократно обсуждалась в различных дискуссиях о будущем России. Как отмечалось мною в программных документах народно-патриотического союза «Родина», выбирать приходится между двумя дорогами:

— безотлагательной модернизацией на основе нового технологического уклада, активизации научно-производ­ственного, интеллектуального и ресурсного потенциала страны с соблюдением принципов справедливости в целях подъема благосостояния граждан России;

— сохранением сложившегося в годы разграбления страны чудовищного неравенства и несправедливости в распределении национального дохода, дальнейшей экономической и политической колонизацией страны с неизбежным обнищанием и вымиранием большей части населения, утратой суверенитета, раздроб лением России на «сферы влияния» различных государств и заселением ее территории иностранными иммигрантами.

Наш выбор — первый путь. Путь развития и справедливости, путь достоинства и веры в свой народ. Казалось бы, этот выбор очевиден. Любому здравомыслящему человеку понятно, что в интересах России и ее народа необходимо как можно быстрее переходить на инновационный путь развития, на котором только и могут быть реализованы наши особые конкурентные преимущества. Но за этот путь проголосовало лишь около пяти миллионов человек, поддержавших народно-патриотический союз «Родина» и его лидера на последних федеральных выборах. Большинство же высказалось за продолже ние проводившейся все эти годы политики, поддержав партию власти и ее кандидата в президенты страны. Таким образом, наши граждане сделали политический выбор в пользу второго варианта развития России — в направлении деградации экономики и вымирания населения, под чинения страны интересам внешних сил. Несмотря на свой горький жизненный опыт, неплохие знания, многочислен ные факты циничного разграбления страны властвующей плу тократией, большинство наших соотечественников вновь доверили последней управление страной. Кто по наивности, кто из страха, кто из веры в чудесное перевоплощение Путина из ельцинского преемника в народного героя и заступни ка…

Не будем копаться в общественном подсознании и рвать на себе волосы. Констатируем, что нас обманули при помощи продажных журналистов и телевизионных шо уменов, коррумпированных чиновников и их затравленных подчиненных, сыгравших роль баранов-провокаторов. Оклеветали лидеров оппозиции, тиражируя явную ложь в целях их дискредитации. Подтасовали результаты голосования, вбросив десятки миллионов фальшивых бюллетеней при попустительстве запуганных и подкупленных руководителей избирательных комиссий.

Но выбор был сделан. Ельцинская эпоха разграбления страны получила продолжение. Спустя полтора года после «всенародного избрания» Путина на второй срок и завершения первой пятилетки его правления мы можем оценивать результаты этого политического решения. Главные из них: сокращение населения России еще на три миллиона человек; демонтаж оставшихся социальных гарантий и сброс ответственности за состояние социальной сферы на регионы; стабилизация нищенского положения 60 миллионов человек; закрепление России в мировых лидерах по уровню убийств, самоубийств, абортов, алкоголизма, наркомании, заболеваемости СПИДом, туберкулезом и сифилисом; вывоз из страны еще 300 млрд. дол. капитала , теперь уже не только олигархами, но и самим государством; окончательное прекращение производства большей части товаров с высокой добавленной стоимостью и утрата сотен перспективных технологий. По общепринятым показателям уровня социально-экономического развития Россия скатывается до уровня слаборазвитых стран, все глубже опускаясь на сырьевую периферию мировой экономики.

Вместе с тем, несмотря на чудовищное падение уровня социально-экономического развития, у нашей страны сохраняется еще мощный потенциал и конкурентные преимущества в перспективных направлениях современного экономического роста. поднять уровень оплаты труда, утроить объемы инвестиций в развитие производительных сил, многократно повысить инновационную активность. Но этот потенциал, созданный еще в советское время, уже сильно изношен. У нас осталось мало времени, чтобы выйти из тупика. В 2008 году предстоит сделать окончательный выбор. Как при этом не наступить на одни и те же грабли в пятый раз?

Для этого следует разобраться в причинах наших бед и понять, что чуда не будет. Нам самим нужно отстаивать собственные, общенародные интересы. Другого пути нет.

Беда в том, что в экономической политике нашего го сударства до сих пор господствуют не здравый смысл и ин тересы страны, а частные интересы паразитической олигархии и коррумпированной бюрократии, которые противоположны интересам общенародным. Поэтому сверх прибыли от эксплуатации принадлежащих всему народу России природных ресурсов направляются не на развитие страны и повышение уровня жизни населения, а на зарубежные счета олигархов, связанных с ними коррумпированных чиновников и иностранных кредиторов. Вместо того чтобы рассчитаться по долгам перед собственными гражданами и восстановить их трудовые сбережения, обесценившиеся по вине государства, нынешняя власть вывозит львиную долю бюджетных доходов за рубеж, досрочно погашая внешние долги и предоставляя льготные кредиты США для повышения своего «рейтинга» в глазах зарубежных партнеров. В их же интересах идет перераспределение прав собственности в базовых отраслях российской экономики.

В течение полутора десятка лет под видом « либераль­ных » реформ идет нещадное разграбление нашей страны. За эти годы из России было вывезено более 600 млрд. долларов. При этом в последние годы главным экспортером капитала стала сама государственная власть, которая не только легализовала вывоз капитала частными лицами, но и разместила за рубежом около 200 млрд. долларов государственных средств. Таким образом властвующая в России олигархия пытается купить себе покровительство за рубежом на случай прихода к власти народно- патриотических сил и застраховаться от привлечения к ответственности за коррупцию и совершенные преступления.

Разжиревшие на присвоении общенациональных богатств олигархи поражают весь мир своей расточительностью на фоне чудовищного обнищания российского народа. Труд гражданина России стал самым дешевым в мире — на единицу оплаты труда он выдает вчетверо больше продукции, чем работающие по найму американцы или европейцы. Доля оплаты труда в использовании российского национального дохода вдвое ниже вклада труда в его создание. Россия, первой в мире провозгласившая созидательный труд высшей ценностью, сегодня имеет позорный статус единственной страны, где минимальная оплата труда официально установлена втрое ниже прожиточного минимума. При этом по числу долларовых миллиардеров Россия вышла на второе место в мире.

Не для кого уже не секрет, что причиной чудовищной бедности населения России — самой богатой страны мира — является разграбление огромных национальных богатств паразитической олигархией, захватившей власть в результате насильственного государственного переворота и преступного расстрела Верховного Совета России в 1993 году. Узурпировав власть, ельцинские приближенные использовали ее в целях личной наживы: приватизировали в свою пользу наиболее доходные отрасли российской экономики, прибрали к рукам сверхприбыли от использования природных ресурсов страны и установили беспощадный режим сверхэксплуатации российского народа. Присвоенные на разграблении страны сотни миллиардов долларов олигархи вывезли за рубеж, там же перерегистрировали права собственности на захваченное в России имущество.

Продолжение этой политики разграбления страны лишает нас достойного будущего. Если правящая сегодня плутократия сохранит власть еще на пятилетку, мы окончательно потеряем Россию как суверенную, способную к самостоятельному развитию страну. Тогда не только мы, но и наши дети, внуки, будут обречены работать на иностранных хозяев, отдавая им за бесценок свой труд и богатства родной земли. Чтобы наших детей можно было держать в рабской покорности, в стране свертывается некогда лучшая в мире система всеобщего бесплатного образования, государственными телеканалами ведется пропаганда насилия и разврата, превращающая молодежь в стадо гоняющихся за удовольствиями животных. Лишенная необходимого финансирования национальная культура и система образования деградируют. Дети же олигархов и прислуживающих им коррумпированных чиновников переезжают на учебу за рубеж.

В то время как в развитых странах идет переход ко всеобщему доступному высшему образованию, российских детей лишили даже гарантий на получение полного среднего образования, постепенно вводится его платность.

И при всех этих чудовищных преступлениях власти против собственного народа у многих наших граждан до сих пор сохраняется наивная вера в доброго Царя, который подобно сказочному герою очистит страну от скверны и поставит власть на службу обществу. Эта безграничная доверчивость нашего народа цинично используется власть предержащими, которые грубо обманывают и дурачат избирателей, произвольно манипулируя выборами посредст вом грязных и противозаконных избирательных технологий.

Дорогие соотечественники!

Пора понять, что проводимая в стране антинародная политика — результат не злого умысла или ошибок стоящих у власти негодяев и дураков, а следствие интересов паразитической олигархии, которые системно проводятся в жизнь всеми органами обслуживающей ее коррумпированной государственной власти. Продолжая такую политику, власть все больше отдаляется от народа и противопоставляет себя обществу. У последнего фактически отняли конституционное право выбирать власть, ликвидировав права граждан избирать персонально руководителей регионов и представителей в Государственной Думе. Президентские выборы превращены в ритуал, исполняемый фальсификаторами и обманщиками под аккомпанемент запрограммированных СМИ.

Установление олигархией режима фактической диктатуры в целях сохранения власти можно было легко пред видеть по характеру проводимой в стране антинародной политики. Сохранить при ней власть олигархия может только силой и обманом, ликвидировав остатки демократических механизмов выборов главы государства. Я об этом преду преждал в ходе президентский выборов, предлагая реальную альтернативу действующей власти — политику, основанную на общенародных интересах, направленную на восстановление социальных гарантий и прав граждан, обеспечение принципов правового государства и максимально полную реализацию конкурентных преимуществ страны.

Как бы не пытались кремлевские кукловоды и их политические марионетки изобразить последние президент ские выборы безальтернативными, альтернатива была и есть. Она представлена в программных документах народно-патриотического союза «Родина», в поддержку которого на выборах в Госдуму в 2003 году высказались более 5 миллионов человек. К сожалению, массированное применение грязных технологий и тотальное нарушение избирательного права действующей властью, с одной стороны, предательство запуганных и подкупленных ею влиятельных лидеров оппозиции, с другой стороны, позволили сфабриковать нужный властвующей олигархии результат «убедительной победы» Путина для продолжения политики обогащения находящихся при власти лиц за счет присвоения общенациональных богатств.

Я участвовал в президентских выборах 2004 года, что бы предотвратить окончательное сползание власти к криминальной диктатуре, обслуживающей интересы паразитической олигархии. Предупреждал, что, голосуя за переизбрание преемника Ельцина, граждане выбирают продолжение его же политики подчинения государства интересам олигархии, самоустранения власти от ответственности за уровень жизни народа и развитие страны. К сожалению, мои прогнозы полностью сбылись — не прошло и года после выборов, как федеральная власть отказалась от выполнения своих социальных обязательств, сбросив их на регионы, и демонтировала остававшиеся еще социальные гарантии и политические права граждан.

Теперь, когда власть посягнула на последние жизненно важные для десятков миллионов людей социальные гаран тии, лишая детей бесплатного образования, а пенсионеров — прав на благоустроенное жилье, транспортное и ка чественное медицинского обслуживания, многие прозре ли. Ветераны войны и труда, спасшие весь мир от фашизма и заново отстроившие разрушенную страну, были вынуждены в канун 60-летия Великой победы выйти на улицы, чтобы защитить свои законные права. Чуть позже предъявили свои требования к власти герои Советского союза и Социалистического труда. Своим примером они показали, что мы стоим перед выбором: либо самим защищать общенародные интересы, либо лишиться права на жизнь в собственной стране.

Ради удержания своей власти олигархия пошла на свертывание демократических институтов, последовательно ограничив права граждан на проведение референдумов, избрание глав субъектов федерации и персональных представителей в парламенте, установив полный контроль не только над СМИ, но и над парламентскими политическими партиями. Деятельность парламента лишилась смысла: Го сударственная Дума парализована послушным единорос совским большинством, которое блокирует какое-либо парламентское участие в выработке и принятии государственных решений, слепо исполняя поступающие из Кремля приказы своих богатых покровителей. Совет Федерации превратился в послушный клуб миллиардеров, билеты в который продает администрация президента.

В результате свертывания немногих оставшихся после Ельцина механизмов влияния общества на власть, у нас не остается иной формы борьбы за собственные интересы и интересы страны, кроме непосредственного выражения своих требований. Добиться их осуществления законным образом можно через проведение общероссийского референдума. Только путем всенародного голосования граждане смогут защитить свои права на социальные гарантии, на избрание своих представителей во власть и заставить государство проводить политику в общенародных интересах.

11 марта 2005 года в соответствии с решением Исполкома общественной организации «За достойную жизнь» в Красноярске была сформирована инициативная группа по проведению общероссийского референдума «За достой ную жизнь», в котором было представлено три блока вопросов.

Первый блок вопросов: восстановление социальных гарантий, вытекающих из конституционного принципа социального государства. Не только отмененных 122-м законом социальных льгот, но и восстановление прав граж дан на достойные оплату труда и пенсии, минимальная ве личина которых не должна быть ниже прожиточного минимума, на бесплатное использование земли, на дореформенные сбережения, на общедоступное бесплатное высшее образование и другие социальные гарантии.

Второй блок вопросов: справедливое распределение доходов в обществе. Прежде всего — возврат сверхприбыли от эксплуатации природных ресурсов в доход государства для финансирования социальных гарантий.

Третий блок вопросов: защита политических прав граждан избирать своих персональных представителей во власть: губернаторов и депутатов Госдумы.

После необоснованного отказа Центризбиркома в про ведении референдума красноярцам, 9 апреля с аналогич ной инициативой выступила Московская инициативная группа, предложив для голосования уточненный перечень вопро сов.

Решение об участии в организации этого референдума приняли Общероссийская общественная организация «За достойную жизнь», КПРФ, политические партии, образо вавшие народно-патриотический союз «Родина». О таком же намерении заявили некоторые профсоюзные и ветеранские организации, многие другие политические и общественные движения. Вопреки конституционному праву граждан России на референдум, Центризбирком по указанию испуганной перспективой народного волеизъявления пре зидентской бюрократии отказал инициативной группе в постановке 15 из 17 предложенных вопросов. Верховный суд, выполняя политический заказ, подтвердил решение Центризбиркома. Таким образом, вслед за ликвидацией значительной части избирательных прав граждан было фактически отменено и право граждан на референдум. Так в России завершилось формирование олигархо-бюрократической диктатуры, начавшееся с расстрела Верховного Совета в 1993 году.

Тем не менее мы не должны оставлять попытки использования правовых форм борьбы за общенародные интересы. Даже без разрешения подконтрольного президентской бюрократии Центризбиркома следует провести общенародное голосование по ключевым вопросам социально-экономической политики государства. Ответ на них станет наказом народно-патриотическим силам, которые обязаны сплотиться и победить на выборах в 2007—2008 годах.

Проведение общенародного референдума «За достойную жизнь» станет серьезным испытанием на зрелость народно-патриотических сил, проверкой нашей способности к объединению не ради продвижения своих кандидатов в органы власти, а непосредственно для борьбы за общенародные интересы. Сплотившись в совместной работе по отстаиванию права наших граждан на прямое выражение своего мнения по важнейшим вопросам социально-экономической политики государства, мы сможем победить и на выборах, доказав гражданам свою способность реально защищать их права и отстаивать общенациональные интересы.

В настоящую книгу вошли мои статьи и интервью, опубликованные после президентских выборов, когда раз веялись последние надежды на нынешнюю власть и на изменение проводимой ею политики. В этих публикациях анализируются ключевые проблемы социально-экономиче­ской политики государства, многие из которых рассматриваются неоднократно с разных точек зрения и при разных обстоятельствах. Наиболее важные выводы формулируют ся в книге несколько раз с целью привлечь внимание читате ля.

Книга состоит из трех частей. В первой части «Мы пре дупреждали» содержится характеристика социально-эконо­мической политики, проводимой нынешней властью. В ней подтверждаются прогнозы, сделанные автором в ходе президентских выборов. Вторая часть «Что нам ждать от правительства» анализирует планы нынешней власти на перспективу до 2008 года. В ней рассматриваются ее программные документы и прогнозируются последствия продолжения проводимой политики. В третьей части «За достойную жизнь» изложена программа социально-экономи­ческого развития страны, которая могла бы стать общей платформой объединения всех народно-патриотических сил. Здесь же приводится обоснование вопросов, предлагаемых к вынесению на общероссийский референдум «За достойную жизнь».

Наша программа социальной справедливости и экономического роста базируется на разработках ведущих научных институтов Российской академии наук и поддержана основными политическими партиями и организациями народно-патриотических сил. Она опирается на критическое осмысление опыта проводившихся в России преобразований, учитывает закономерности современного экономического роста и особенности нашей страны, нацелена на подъем общественного благосостояния исходя из общенациональных интересов народа России и традиционных для русской культуры духовно-нравственных ценностей. В этой же части приводится мой отчет перед избирателями о проделанной работе во исполнение договора с ними народно-патриотического союза «Родина».

Сергей Глазьев

Часть I

Мы предупреждали...

ХОЧЕШЬ ПРОДОЛЖЕНИЯ?

В одной из пропагандистских листовок, подготовлен ных моим штабом в ходе прошедшей кампании по выбо рам Президента страны и озаглавленной «Хочешь продолжения — голосуй за Путина, хочешь возрождения — голосуй за Глазьева», был наглядно представлен сопоставительный анализ вариантов государственной политики в зависимости от результатов выборов (см. табл. 1).

Таблица 1. Сравнительный анализ позиций кандидатов в президенты России по актуальным социально-экономическим проблемам.

 

Кандидаты

Путин В. В.

Глазьев С. Ю.

Земля

Приватизация и распродажа

земель, ликвидация права

бесплатного бессрочного

использования земли

Восстановление права граждан на бесплатное использования земли, закрепление городских, лесных, курортных и других социально значимых земель в государственной собственности

Труд

Легализация наемного рабства с заниженной оплатой труда

Участие трудовых коллективов в управлении предприятиями, удвоение оплаты труда, преодоление вынужденной безработицы

Жилье

Самоустранение государства от содержания жилищно- ком­мунального хозяйства и обеспе­чения права граждан на жилье

Госу дарственная программа

восстановления и модернизации ЖКХ, двукратное снижение

тарифов, предоставление беспроцентных долгосрочных кредитов на приобретение квартир и домов, бесплатное предоставление жилья

госслужащим, ветеранам,

многодетным семьям

Производство

Отказ от активной государственной политики в сфере

производства

Стимулирование роста и модернизации на передовой научно-технической основе

Социальная сфера

Коммерциализация высшего

образования и здравоохранения за счет населения, демонтаж социальных обязательств государства, их финансирование остаточным способом

Государственное бесплатное высшее образование и здравоохранение, повышение детских пособий и стипендий до 1000 рублей в месяц, безусловное исполнение законов о ветеранах и инвалидах, удвоение пенсий

Природная рента

Остается у олигархов и недро­пользователей

Возврат в госбюджет, что

позволит его удвоить и выполнить все социальные обязательства государства

Цены

Свободные

Стабильность и снижение цен

через жесткое антимонопольное регулирование и государственный контроль

Организованная преступность и терроризм

Фактор внутренней политики

Беспощадное искоренение

при поддержке населения,

смертная казнь за терроризм,

распространение наркотиков,

совращение детей

Нищета, беспризорность

Каждый выживает, как может

Обеспечение социальных

гарантий, немедленное обустройство беспризорных детей

Капитал

Свободный вывоз капитала

Валютный контроль и прекращение вывоза капитала

Армия

Военная «реформа»

Модернизация вооруженных сил, восстановление льгот и удвоение зарплаты военнослужащим

Культура

Все дозволено

Защита отечественной культуры, прекращение пропаганды насилия и разврата в СМИ

Окружающая

среда

Отмена платежей за загрязнение окружающей среды

Введение жесткого контроля за чистотой окружающей среды и прогрессивных платежей за ее загрязнение

Внешняя

торговля

Неорганизованная

Защита внутреннего рынка и отечественных товаропроизводителей, стимулирование

экспорта наукоемких товаров

Долги

Безусловное погашение внешнего долга за счет нарушения обязательств перед собственными гражданами и отказ от восстановления сбережений

граждан, утраченных по вине

государства

Восстановление дореформенных сбережений граждан,

обесценившихся в Сбербанке, по их реальной покупательной способности на 20 июня 1991 г.; внешние долги в обмен

на инвестиции

Сегодня, по прошествии времени после президентских выборов можно констатировать, что прогноз последствий переизбрания Путина полностью подтвердился. К сожалению, большинство граждан оказались не готовы к своевременному восприятию этой информации, наивно надеясь на чудесное преображение политики Путина после его переизбрания на второй срок. И хотя Путин никаких обещаний на этот счет не давал и не скрывал своих планов в отношении продолжения избранного еще Ельциным курса на либерализацию экономики, демонтаж социальных гарантий и обязательств государства, большинство граждан продолжали видеть в нем героя, способного и желающего их защитить. В действительности не было ни того, ни другого.

Так избиратели, поддержавшие нынешнего президента, реально дали ему мандат на продолжение политики, противоположной их интересам. Это элементарная логика политического выбора и, надо признать, выбора честного — Путин никого не обманывал и проводит сегодня именно ту политику, о которой говорил и которую планировал еще до президентских выборов. Нам же остается делать выводы из ранее совершенных ошибок и надеяться на то, что наши граждане поумнели настолько, чтобы не расшибить себе лоб окончательно, наступив на те же грабли в очередной раз на следующих президентских выборах.

Чуда не будет — курс остается прежним

Страна переживает переломный момент. Серия чудовищных террористических актов, проведенных сразу же после очередного «урегулирования» политического кризиса в Чечне, показала отсутствие системы обеспечения национальной безопасности. Демонтаж социальных гарантий и обязательств государства, проведенный властью под видом «монетизации льгот», выявил отсутствие у нас институтов социального государства. Наконец «успешная» операция спецслужб по осуждению руководителя удмуртского отделения нашей общественной организации в связи с его политической деятельностью показала отсутствие институтов правового и демократического государства .

Укрепление государства авторитарными методами при помощи спецслужб фактически вылилось в его дальнейшее ослабление. Коррупция, назначение руководящих кадров по принципу личной преданности, переход государственной власти на работу «по понятиям», а не по закону и прочие атрибуты нынешнего режима делают его заведомо неэффективным, неспособным решать задачи развития страны и обеспечения безопасности ее граждан. Мы стоим перед выбором — либо продолжение курса ухода государственной власти от ответственности за благосостояние общества ради обогащения властвующей верхушки, либо кардинальное изменение этой политики в общенациональных интересах. Президент и партия власти свой выбор, судя по их действиям, сделали. Но выбор остается и за каждым гражданином нашей страны.

В ходе избирательных кампаний 2003—2004 гг. мне не раз приходилось предупреждать: голосуя за Путина и его партию власти, получишь продолжение ельцинских «реформ». Не прошло и двух месяцев после переизбрания президента, как на общество обрушилась новая волна реформаторского зуда. На этот раз объектом упражнений ультралиберальных фундаменталистов стала социальная сфера — под лозунгами «укрепления государства» путинские правительство и «Единая Россия» приступили к демонтажу его социальной составляющей.

Наивные граждане, ожидавшие от Путина после его избрания на второй срок чудесного перевоплощения из преемника в заступника, оказались разочарованными. Глава государства, еще недавно называвший себя нанятым обществом «по контракту», и его придворная партия «Единая Россия» решили освободиться от выполнения слишком обременительных с их точки зрения социальных обязательств. Если раньше государство эти обязательства выполняло хотя бы частично, стыдливо ссылаясь на недостаток денег, то нынешняя власть осмелилась вообще от них отказаться, отменив соответствующие законы и нарушив тем самым конституционный принцип социального государства. При этом речь идет не только о социальных льготах, но и о восстановлении дореформенных сбережений граждан, о нормативах финансирования отраслей социальной сферы, об условиях оплаты труда.

Суть ельцинской политики сводилась к отказу от ответственности государства за состояние экономики, Путин распространил ее и на социальную сферу. При Ельцине граждан лишили права на общенародную собственность, обесценили сбережения и ввергли большинство населения в нищету. При Путине отобрали права на социальные гарантии, восстановление сбережений, на государственную поддержку и защиту. Ельцин разрушил государство, прикрываясь переходом к демократии и рынку. Путин узаконил это разрушение под разговоры о построении правового государства. Круг замкнулся: мы получили демократию без народовластия, рынок без конкуренции, государство без ответственности, гражданина без конституционных прав.

Чтобы понять, в каком положении мы оказались, и что нас ждет дальше, необходимо разобраться в последствиях проводимой политики для основных социальных групп. Только по делам, а не словам и лозунгам, можно определить ее истинный смысл. Главные вехи путинской политики прослеживаются по подписанным им законодательным актам: Земельному, Трудовому и Налоговому кодексам, реформе жилищно-коммунального хозяйства, «социальной» реформе, а также по макроэкономической, бюджетной и структурной политике.

Последние остаются неизменными: взятый Ельциным курс на отказ государства от функций развития экономики продолжается. Макроэкономическая политика сводится к контролю над приростом денежной массы, порождающему хроническую нехватку кредитных ресурсов и денежный голод в реальном секторе экономики.

Ни признанным ученым, ни оппозиции не удалось убедить Путина в необходимости восстановления полноценной системы денежного обращения и в использовании главного рычага воздействия государства на экономический рост — управления кредитом посредством механизмов денежного предложения и рефинансирования банковской системы. Так и не заработали лишенные доступа к кредитным ресурсам банки развития. Вместо проведения политики кредитования экономического роста бюрократия Центрального банка свернула основные функции государственной банковской системы, привязав рубль к доллару и приватизировав принадлежащий государству эмиссионный доход. Правительственные и центробанковские финансисты вновь начали спекулятивные игры с раздуванием государственного долга, игнорируя уроки 1998 года. При рекордном профиците бюджета в 270 млрд. рублей и раздувшемся до 700 млрд. рублей стабилизационном фонде правительство без какого-либо обоснования размещает в этом году новые многомиллиардные долговые обязательства. Финансовая политика государства по-прежнему ориентирована на обслуживание интересов спекулянтов.

В результате реальный сектор экономики остается без внутренних источников кредитования, а немногие успешно работающие российские предприятия вынуждены брать кредиты за рубежом. При этом продолжается массовый вывоз капитала, который был легализован Путиным в недавно принятом новом законе о валютном контроле. Отказываясь от расширения внутренних источников кредита, российское государство остается крупнейшим донором мировой экономики, вывозя в общей сложности уже более 50 млрд. долларов в год. Российская денежная система по-прежнему привязана к доллару, что препятствует выполнению ее основных функций, а финансовые потоки и банковское обслуживание российских предприятий постепенно перемещаются за рубеж.

Остались пустыми словами и многократно высказывавшиеся намерения о возврате природной ренты в доход государства, что позволило бы вдвое увеличить его финансовые возможности и снизить налоги на труд и производство. Путинские партия «Единая Россия» и правительство (далее мы будем называть их «партия власти») уже несколько лет заматывают принятие закона о налоге на сверхприбыль у недропользователей и осуществление других мер, направленных на восстановление государственного контроля над доходами от использования принадлежащих ему природных ресурсов. Рост мировых цен на экспортируемое из России сырье продолжает обогащать лишь небольшую группу тесно связанных с властной верхушкой лиц, ежегодно оставляющих по 20—25 млрд. долларов валютной выручки на своих зарубежных счетах.

Вместо того чтобы снизить налоги на труд и производство, компенсируя выпадающие доходы бюджета за счет доходов от использования государственной собственности (прежде всего природных ресурсов и прибыли Центрального банка), партия власти пошла по пути сниже ния расходов бюджета, направляемых на социальные нуж ды. Такая политика последовательно проводится в интересах получателей рентных сверхприбылей за счет всего населения. Главным источником доходов властвующей олигархии ос таются сверхприбыли от эксплуатации природных ресурсов, естественных монополий, от финансовых спекуляций. На их сохранение в частных руках направлена макроэкономическая политика. Ее результат отражается в структуре распределения национального дохода, львиная доля которого достается получателям рентных доходов, паразити рующим на фактическом присвоении государственной собственности и функций.

Ясно, что такая политика противоречит интересам 90% граждан, создавших национальные богатства и производящих основную часть национального дохода, живущих при этом на крайне низкие зарплаты и пенсии. Именно у них, в конечном счете, отбираются сверхприбыли от эксплуатации принадлежащих всему обществу природных ресурсов, именно за счет них наживаются задирающие цены монополии. Дискриминация трудящихся, работающих по найму, отчетливо проявилась и в навязанном партией власти новом Трудовом кодексе. Их лишили значительной части прав и возможностей защищать свои интересы, в том числе прав работников на коллективную защиту; профсоюзы отстранены от решения важнейших вопросов жизни предприятий, а работодатель получил право устанавливать 12-часовой рабочий день.

Новые достижения старого курса

После избрания Путина на второй срок его правительство приступило к демонтажу оставшихся еще механизмов государственных гарантий по защите права граждан на достойно оплачиваемый труд. В рамках кампании по «моне­тизации льгот» правительство инициировало поправки в недавно принятый Трудовой кодекс, разрушающие связь между минимальной зарплатой и прожиточным минимумом, которая составляет фундамент механизма социального партнерства. Федеральный минимум оплаты труда предложено отменить, обязательной для всей страны величины низшего разряда тарифной сетки (меньше бюджетнику заплатить нельзя) тоже не будет.

Под предлогом «монетизации льгот» государственная власть отказалась от выполнения своих социальных обязательств по широкому кругу жизненных интересов и прав граждан. В том числе:

•  ликвидирован нормативный принцип формирования федерального бюджета по социальным обязательствам государства (отменены законодательно установленные нормативы финансирования расходов на образование, культуру и науку);

•  все вопросы исчисления заработной платы работникам бюджетной сферы, в т.ч. здравоохранения, (установление систем оплаты труда, тарифных ставок, окладов, различных выплат), переданы на уровень субъектов РФ и муниципальных образований;

•  отменен ряд дополнительных выплат и льгот, определяющих возможность компенсации вредных факторов воздействия на организм работника;

•  признан утратившим силу Закон РСФСР от 11 марта 1992 г. № 2490-1 «О коллективных договорах и соглашениях», что подрывает характерный для социального государства принцип социального партнерства во взаимоотношениях работодателей и работников;

•  отменен закон, необходимый для восстановления дореформенных сбережений граждан, обесценившихся в ходе реформ;

•  фактически отменены государственные гарантии по обеспечению лекарствами хронических больных сахарным диабетом, туберкулезом, онкологическими заболеваниями, психически больных, ВИЧ-инфицированных и склеротиков, а также бесплатное обеспечение лекарствами амбулаторных больных, исполнение обязательств по которым переданы субъектам федерации;

•  отменены устанавливаемые на федеральном уровне ежемесячные пособия на детей;

•  отменены права детей-сирот и прочих воспитанников интернатов и детских домов на бесплатный проезд в городском транспорте и бесплатный проезд к родственникам на отдых во время каникул (льгота оставлена только для воспитанников федеральных учреждений), а также на бесплатное обучение в ПТУ и на подготовительных курсах средних и высших учебных заведений.

Политический террор в Удмуртии: Октябрьский районный суд Ижевска завершил рассмотрение первого политического процесса против оппозиции в современной России.

Обвиняемыми на этом процессе стали Владимир Жернаков, руководитель Удмуртского регионального отделения движения Сергея Глазьева «За достойную жизнь», а также члены этого отделения Сергей Туров и Андрей Бородулин. По версии обвинения, они подделывали подписные листы в поддержку кандидата в президенты Российской Федерации С.Ю. Глазьева. Уголовное дело против них было возбуждено в январе 2004 года не без помощи структур ФСБ.

7 сентября 2004 года был оглашен окончательный приговор. Обвиняемый на этом процессе Владимир Жернаков получил два года лишения свободы условно, а Сергей Туров и Андрей Бородулин — по году лишения свободы условно. Вместо того, чтобы бороться с террором и источниками его финансирования, вся правоохранительная система озабочена дискредитацией политической оппозиции. Невиданный факт: все следователи по особо важным делам Республики Удмуртия были брошены на то, чтобы опорочить и дискредитировать Сергея Глазьева путем выбивания ложных показаний из его представителей. По словам Владимира Жернакова, следователи неоднократно подбивали так называемых свидетелей на дачу ложных показаний против него, угрожая им тюрьмой. «Следователи, выходившие на меня, хотели, чтобы я «сдал» Глазьева в обмен на закрытие этого дела. На такую ложь я пойти не мог, потому что Глазьев никогда не стал бы заниматься фальсификацией подписных листов», — сообщил Жернаков.

— Это политический заказ, размещенный администрацией президента еще в ходе президентской кампании, — прокомментировал ситуацию Сергей Глазьев. — Таких заказов было несколько. Сотрудники ФСБ без каких-либо объяснений врывались в наши штаб-квартиры, шантажировали и запугивали людей, брали все, что попадало под руку, и затем предъявляли необоснованные обвинения в том, что якобы в моих штабах фальсифицировались подписи. Однако ни одного доказанного факта так и не было продемонстрировано… Это политический террор. Его элементами стали также размещаемые на ТВ клеветнические сюжеты, представляющие заведомо ложную информацию о том, что за деньги собираются подписи в мою поддержку. Впоследствии журналистские расследования показали, что на руках у этих телевизионных актеров были подписные листы из штаба Путина.

Замена предметных социальных обязательств на частичные денежные компенсации противоречит принципам социального государства, которое гарантирует именно четко определенные права граждан, а не номинальные денежные доходы. В отличие от развитых государств, практикующих отношения социального партнерства и сотрудничества, партия власти пошла на слом тех немногих эле ментов социального государства, которые ранее удалось выстроить, противодействуя ельцинской «шоковой терапии».

Самое удивительное заключается в том, что для проведения антисоциальной реформы нет никаких объективных причин. Во-первых, она контрпродуктивна, так как подрывает основы механизмов социального партнерства в современном обществе. Социальные гарантии являются оборотной стороной экономики знаний, опирающейся на массовое высшее образование и создание условий для реализации творческого потенциала каждого человека. Пу тинская «социальная» реформа отбросила нас к бесчеловеч ным отношениям эксплуатации труда и классовым антагонизмам позапрошлого века, несовместимым с требованиями организации квалифицированного интеллектуального тру да, определяющего конкурентоспособность современной экономики.

Во-вторых, ответственность за состояние социальной сферы сбрасывается на субъекты федерации, что на фоне многократных различий в уровне среднедушевых бюджет ных доходов между регионами ведет к дезинтеграции страны. Возрастание разрыва в уровне жизни людей несовместимо с конституционным принципом недискримина ции граждан, в том числе в зависимости от места проживания.

В-третьих, реформа невыгодна экономически, так как влечет за собой увеличение бюджетных затрат на выплату компенсаций по льготам, которыми многие не пользуются. Вполне вероятно, что в этом заинтересованы определенные коммерческие структуры. В частности, приближенные к проводящим реформу чиновникам страховые компании, рассчитывающие на резкое увеличение пропускаемых через себя бюджетных ассигнований на обязательное медицинское страхование. Как и приватизация, которая планировалась по идеологическим мотивам, а стала средством наживы приближенных к власти лиц, монетизация льгот обогатит посредников, допущенных властью к распределению бюджетных средств.

«Монетизация льгот» — далеко не единственное нарушение социальных прав граждан, осуществленное властью без каких-либо объяснений. В частности, не было никаких объективных причин для лишения граждан права на бесплатное бессрочное использование земли и введения механизма принудительной приватизации городской земли в Земельном кодексе. И рекомендации науки, и мировой опыт свидетельствовали о нецелесообразности такого решения. Городскую землю следовало оставить в распоряжении муниципальных органов власти, введя механизм ее долгосрочной аренды для коммерческих организаций, а гражданам — сохранить права на бесплатное использование земли под жилыми домами и дачными участками. Но возобладал не здравый смысл, а личная заинтересованность проталкивавших Земельный кодекс чиновников, которые действовали в интересах финансовых спекулянтов, желающих поиграть на купле-продаже земельных участков, а также крупных землепользователей и коррумпированной части управляющих госимуществом, которые рассчитывали поживиться на приватизации земли.

Еще более наглядно коммерческая заинтересованность прослеживается в «реформе» естественных монополий, направленных на их фактическую приватизацию. Если раньше выдвигались требования обеспечить прозрачность естественных монополий, сегодня речь идет о келейной приватизации электроэнергетики, частей Газпрома, коммерциализации железных дорог в пользу лиц, управляющих сегодня естественными монополиями от имени государства. Эти приближенные к власти лица смогут изрядно преумножить свои состояния, а для всей страны это обернется существенным повышением тарифов работающих в частных интересах монополий.

Напрашивается вывод: главные мотивы, направляющие новый курс мало изменившейся партии власти по старой дороге ельцинских «реформ» — банальное стремление к наживе близких к ней коммерческих структур и бегство бюрократической верхушки от ответственности за выполнение государственных обязательств. Неудивительно, что последствия движения по этому курсу остаются теми же. С той лишь разницей, что Ельцин проводил политику разрушения, сопровождавшуюся резким ухудшением социально-экономи­ческих показателей, а Путин законодательно закрепил сложившиеся в результате ельцинских реформ социально-экономические отношения. В этом смысле он доказал свою эффективность в качестве преемника — власть олигархии не только сохранилась, но и укрепилась. Структура власти стала более прозрачной и понятной, приобретя классическую форму пирамиды, замкнутой на одном лице. Похожим образом скорректирована и проводимая властью политика — она стала более последовательной и системной.

Внешне результаты этой политики отличаются: при Ельцине — череда кризисов и чудовищный спад, при Путине — стабильные и сравнительно высокие темпы экономического роста. Но, во-первых, рост во многом инициирован и поддерживается благоприятной для российского экспорта конъюнктурой мировых сырьевых и энергетических рынков. Его результатами пользуется незначительная часть населения, в основном — высокодоходные группы. Во-вторых, это главным образом восстановительный рост выживших в ходе реформ производственных структур, и достигается он не благодаря, а скорее вопреки проводимой экономической политике. В-третьих, после административного подчинения органов государственной статистики Министерству экономического развития, достоверность официальных показателей экономического роста стала весьма сомнительной.

Российская экономика выживает как изуродованный многочисленным членовредительством и неспособный к самостоятельному существованию инвалид. Пока еще работают общие системы жизнеобеспечения и опирающиеся на мировой рынок сырьевые производства. Но о развитии говорить не приходится. За путинскую пятилетку не удалось преодолеть тенденций быстрой деградации научно-технического и интеллектуального потенциала, возникших вследствие политики шоковой терапии 90-х годов. В сущности, путинское правительство и не пыталось этого сделать. В результате Россия потеряла значительную часть потенциальных возможностей экономического роста, глав ным фактором которого сегодня является научно-технический прогресс.

Многие перспективные отрасли наукоемкого машиностроения, высокотехнологической промышленности и науки, имевшие конкурентные преимущества и высокий потенциал роста в масштабах мирового рынка прекратили свое существование. Необратимому разрушению подверглось инвестиционное машиностроение, приборостроение, фармацевтическая и биотехнологическая промышленность, многие другие отрасли, имеющие огромный потенциал роста на мировом рынке. За последние годы Россия утратила приоритет в Космосе, на грани необратимой остановки находится авиационная и электротехническая промышленность, в которых еще недавно у России были конкурентные преимущества на мировом рынке. Значительная часть российских ученых и высококвалифицированных специалистов переехали за рубеж, усиливая своими знаниями и опытом позиции иностранных конкурентов.

Российская экономика и общество продолжают стремительно деградировать, опускаясь все глубже на сырьевую периферию мирового рынка и теряя по мере разрушения научно-технического и производственного потенциала возможности будущего самостоятельного развития. Многочисленные предложения ученых и специалистов о переходе к активной политике развития, предусматривающей формирование механизмов инновационной экономики, были оставлены путинским правительством без внимания.

По сути проводимой политики путинские партия и правительство принципиально не отличаются от своих предшественников — гайдаровского «Выбора России», черномырдинского «Нашего дома» и даже от выбитого из парламента Союза правых сил, активисты которого по-прежнему участвуют в деятельности правительства и привязанной к нему фракции «Единой России» в Государственной Думе.

Главные признаки этой политики:

•  отказ от сколько-нибудь серьезной государственной поддержки развития экономики, защиты интересов отечественных товаропроизводителей и внутреннего рынка, стимулирования инновационной и инвестиционной активности;

•  привязка денежной системы к доллару и фактический отказ от государственной функции организации кредитования экономического роста;

•  вывоз значительной части национального дохода и утечка умов за рубеж;

•  систематические злоупотребление приближенных к власти монополистов своим доминирующим положением на рынке путем завышения цен и тарифов, что препятствует развитию механизмов конкуренции;

•  присвоение доходов от использования государственной собственности, в том числе на природные ресурсы, небольшой группой приближенных к власти лиц;

•  отказ от социальных гарантий и обязательств государства, чудовищная эксплуатация и недооценка труда наемных работников, обнищание большинства населения, демонтаж механизмов защиты прав и интересов граждан.

Эта политика проводится властвующей олигархией в интересах собственного обогащения и поддерживается коррумпированной частью бюрократии, паразитирующими на рентных доходах монополистами и экспортерами российского сырья, сросшейся с властью организованной преступностью. По существу, это типичная для многих периферийных слаборазвитых стран политика присвоения национального дохода ориентированной на самообогащение властвующей верхушкой. Интересы последней объективно противоречат интересам подавляющей части граждан и общенациональным целям развития страны, поэтому главной угрозой для такого рода паразитической власти является собственный народ, возможности волеизъявления которого блокируются, а сам он подвергается деморализации и геноциду.

Кто выживет?

Первые шаги партии власти после сокрушительной победы на парламентских и президентских выборах должны развеять последние надежды всех здравомыслящих граждан на нынешнюю власть. Отказавшись от выполнения своих социальных обязательств, она ясно дала понять: спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Наиболее объективным показателем деятельности власти является средняя продолжительность жизни населения, которая снизилась с 67 лет в 1998 году до 65 лет в 2002 году, будучи самой низкой в Европе.

Политика партии власти едва ли существенно изменится. Об этом свидетельствуют не только неизменность принятого еще Ельциным «курса реформ» и кадровый состав путинского кабинета министров, сформированного из малообразованных либеральных фундаменталистов и крупных бизнесменов, но и программные документы правительства на ближайшие годы.

Проект федерального бюджета на 2005 год, составленный в соответствии с президентским бюджетным посланием не оставляет никаких надежд на изменение социально-экономической политики по меньшей мере до конца будущего года. По-прежнему главным и, по сути, единственным приоритетом бюджетной политики государства остаются платежи по внешнему долгу, на которые приходится 17,4% расходов федерального бюджета. При этом, выплачивая столь крупные суммы иностранным и отечественным финансовым спекулянтам, путинские партия и правительство наотрез отказываются от выполнения подтвержденных Конституционным судом и установленных Законом обязательств по восстановлению дореформенных сбережений граждан.

Интересы людей для нынешней власти ничтожны по сравнению с интересами сросшихся с ней финансовых спекулянтов. В пользу последних правительственные финансисты искусственно раздувают государственный долг (по проекту федерального бюджета на 2005 год он составляет 995,5 млрд. рублей), сооружая финансовые пирамиды государственных обязательств и необоснованно повышая процентные платежи путем трансформации символиче ских нерыночных долговых обязательств в реальные рыночные. А ограбленным государством гражданам предлагаются вместо восстановления честным трудом заработанных дореформенных сбережений жалкие частичные компенсации по достижению предсмертного возраста. Отменяя под предлогом нехватки денег свои социальные обязательства, что равносильно банкротству, путинское правительство искусственно поддерживает профицит бюджета и формирует стабилизационный фонд, который на конец 2005 года правительство планирует довести до 680 млрд. рублей, чтобы финансовые спекулянты не беспокоились о платежеспособности российского государства.

Проект федерального бюджета на следующий год подтверждает отказ партии власти от выполнения своих обязательств перед обществом. Отменены федеральные нормативы бюджетного финансирования отраслей социальной сферы, а ответственность за ее состояние сброшена на органы власти субъектов федерации, большая часть которых не имеет необходимых для этого доходов. Таким образом, граждане, нуждающиеся в государственном медицинском обслуживании, обучении своих детей, благоустроенном жилье и социальной помощи, могут федеральную власть больше не беспокоить — она их проблемами заниматься не будет.

Тогда возникает вопрос: зачем гражданам нужна такая федеральная власть?

Почти во всех регионах баланс налогово-бюджетных отношений с федеральным центром является отрицательным. С отказом партии власти от общефедеральных социальных гарантий большинству регионов придется свернуть значительную часть социальных обязательств в отсут ствие источников их финансирования. Перед нуждающимися группами населения таких регионов встанет вопрос о самом смысле деятельности федеральной власти, которая приобретает все более паразитический облик. Во всяком случае, для нуждающейся в государственной поддержке части населения политика партии власти имеет явно негативные последствия. К этой категории населения относятся подавляющее большинство семей с двумя и более детьми, учащаяся молодежь, инвалиды, значительная часть ветеранов и пенсионеров, лишенных немалой доли заслуженных пособий и пенсионных выплат, а также работники бюджетной сферы и военнослужащие.

Еще меньше оснований поддерживать политику ны нешней власти имеют отечественные товаропроизводите ли. За исключением занятых в экспортно-ориентированных сырьевых отраслях, естественных монополиях и финансовых организациях, получающих часть рентных доходов в форме относительно высокой зарплаты, все остальные едва сводят концы с концами, прозябая в нищете и бесправии. Учитывая нынешнее положение большинства предприятий обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, строительства, сферы услуг, можно с уверенностью прогнозировать их ликвидацию в неравной борьбе с иностранными конкурентами. Правительство не планирует каких-либо мер по защите отечественных товаропроизводителей. Напротив, маниакальное стремление путинских экономических министров и консультантов поскорее отказаться от национального суверенитета в области торгово-экономической и финансовой политики не оставляет нашим товаропроизводителям никаких надежд на поддержку родного государства этой властью.

Для предприятий наукоемкого и инвестиционного машиностроения, легкой промышленности, сельского хозяйства и большинства других ориентированных на внутренний рынок производств проводимая путинским правительством политика наносит лишь ущерб, не предоставляя им необходимой защиты и обычных для иностранных конкурентов условий: доступа к кредитам, государственным гарантиям, механизмам стимулирования обновления производства и внедрения новой техники в силу отказа от соответствующих государственных функций. Чистый вклад проводимой экономической политики в рост производства — отрицательный: сокращение спроса вследствие профицита бюджета, сокращение инвестиций вследствие вывоза капитала и сооружения новых долговых пирамид, разрушение научно-технического потенциала и утечка умов вследствие свертывания бюджетных ассигнований на стимулирование НТП и инновационной активности.

За последние годы было упущено множество возможностей успешных прорывов российских товаропроизводителей на мировом рынке из-за невыполнения прави тельством своих функций развития экономики. В частности, из-за отсутствия механизма кредитования и страхования экспорта (в развитых странах он осуществляется государственными экспортно-импортными банками) российские предприятия электротехнической промышленности, гидротехнического и мелиоративного строительства, тяжелого машиностроения утратили перспективные ниши на ми ровом рынке, проиграв тендеры при очевидных конкурентных преимуществах в себестоимости продукции. Из-за блокирования введения механизма лизинга гражданской авиатехники упущены колоссальные возможности роста производства современных российских самолетов и вертолетов, оцениваемые в миллиарды долларов. Из-за отсутствия системы государственного стимулирования инновационной активности не реализованы тысячи перспективных научно-технических разработок, многие из которых успешно осваиваются иностранными конкурентами при помощи российских специалистов.

Отказавшись под давлением лоббистов американских интересов от собственной орбитальной станции, Россия утратила монополию на важный сегмент мирового космического рынка. Стремительно исчезают завоеванные ранее преимущества в сфере ракетостроения, атомной промышленности, лазерных и биотехнологий, в других перспек тивных направлениях с огромным и быстрорастущим рынком.

Лишаясь преимуществ в сфере высоких технологий, Россия лишается будущего — современный экономиче ский рост более чем на 90% обеспечивается научно-техническим прогрессом. Странно, что путинские партия и правительство этого не понимают, всерьез хвастаясь выходом России на первое место в мире по объемам экспортируемой нефти и закрывая глаза на утрату возможностей в сфере высоких технологий. А ведь цена единицы веса авиатехники более чем в 10 тысяч раз превосходит цену нефти и соответствующим образом различается вклад производ ства этих товаров в национальный доход и экономический рост .

Сползание России на сырьевую периферию мирового рынка и утрата конкурентных преимуществ в высокотехнологической сфере уничтожают также возможности реализации творческого потенциала сотен тысяч работающих сегодня ученых и специалистов.

Беспомощность, некомпетентность и корыстолюбие власти оборачиваются трагедией для нынешнего и будущих поколений талантливых российских граждан, которые оказываются лишними при сырьевой ориентации экономики. Ведь добыча и транспортировка сырьевых товаров не требует больших трудозатрат, так же как другие расширяю щиеся сегодня виды деятельности: торговля импортными товарами, юридические или финансовые услуги. Так что хорошие перспективы при продолжении нынешней политики власти будут иметь не более трети трудоспособных граждан.

На будущее следует заметить, что согласно социально-экономическим прогнозам, при продолжении проводимой социально-экономической политики лишь каждый третий рождающийся сегодня ребенок получит хорошее образование, интересную и высокооплачиваемую работу. Остальные обречены на жалкое существование и прозябание в трущобах, в которые быстро превращаются районы муниципальных многоэтажек российских городов.

Может быть, для минимизации «лишнего» населения нынешняя российская власть сокращает число больничных коек, попустительствует эпидемии СПИДа, свернула профилактику социально обусловленных болезней, резко увеличила легальную дозу наркотиков, разрешаемую иметь при себе гражданам.

Власть против общества

Для большинства населения последствия политики нынешней партии власти мало чем отличаются от ельцин ского геноцида. Преследуемые цели самообогащения властвующей олигархии и бюрократической верхушки объективно противоречат общенациональным интересам и интересам большинства населения. Власть не защищает должным образом ни прав, ни социальных гарантий граж дан.

Многим, конечно, удается не только «сводить концы с концами», но и вполне успешно вести свои дела, добиваясь высоких профессиональных результатов и благосостояния. Но достигается это не благодаря хорошим условиям, создаваемым государством, а через борьбу с порождаемыми нынешней властью трудностями и вопреки проводимой ею политике. По показателям коррупции, организованной преступности, количеству разоряющихся предприятий и убитых бизнесменов, стоимости жизни и уровня бедности Россия устойчиво занимает одно из первых мест в мире.

У подавляющего большинства граждан нет оснований поддерживать нынешнюю партию власти. Понимая это, последняя пошла на свертывание демократических институтов и установление неограниченной авторитарной власти, подчиняя президентской бюрократии не только правительство, но и парламент, судебную систему, СМИ Главными средствами установления авторитарного режима остаются коррупция и страх, которые тисками сжали все ветви власти. Чиновникам разрешают брать взятки в обмен на политическую верность и готовность обеспечить спускаемые сверху директивы по количеству голосов за кандида тов партии власти на президентских и парламентских выборах. Те, кто проявляют несанкционированную самостоятельность, подвергаются преследованиям спецслужб, против них фабрикуются уголовные дела или их безосновательно увольняют.

Многочисленные примеры снятия с должностей руководителей органов местного самоуправления, не обеспечивших в своих районах нужных результатов голосования за партию власти, доказывают серьезность ее намерений любой ценой удерживать господствующее положение. Преследование сотрудниками ФСБ представителей неугодных власти кандидатов в регионах становится типичной практикой политического процесса. А «дело Ходорковского» убедительно доказало бизнесменам, что любая политическая активность на федеральном уровне должна согласовываться с президентом.

Путем шантажа, бюрократического произвола и использования грязных политических технологий президентская администрация «зачищает» политическое пространство от нежелательных кандидатов, обеспечивая продвижение только лично преданных друзей на все сколько-нибудь значимые посты. Подтасовка итогов голосований, жесткая цензура в СМИ, бюрократический произвол в отношении конкурентов стали привычными орудиями партии власти. Как показали действия Минюста в отношении партии «Созидание» и общественной организации «За достойную жизнь», нелояльные власти общественные организации и политические партии просто закрываются или не регистрируются.

Грубый политический произвол на федеральном уровне дополняется применением различных методов подавления оппозиции на местах. Многие региональные «фюреры» действуют примитивно и жестко, чтобы не допустить нежелательных конкурентов к участию в выборах путем отказа в избирательном праве, шантажа и подкупа их соратников, привлекая для получения нужного политического результата правоохранительные органы, а подчас и организованную преступность.

Фактически Путин последовательно завершил начатое при Ельцине сооружение системы неограниченной власти «семьи», назвавшей себя олигархией, которая, согласно классическому определению Аристотеля означает власть богатых. Однако, в отличие от широкого распространения олигархической формы правления в древности, уже тогда неэффективной, ее современное воплощение в условиях научно-технической революции, экономики знаний и гуманизации человеческих отношений выглядит нелепым анахронизмом. Стремление небольшой группы людей к неограниченной власти ради наживы не только лишает остальных граждан реальных возможностей отстаивать свои интересы и полноценно реализовывать свой творческий потенциал, но и подавляет конкуренцию в бизнесе, блокируя тем самым фундаментальные механизмы развития современной рыночной экономики.

При этом сама государственная власть, подчиненная частным интересам правящей верхушки, в отсутствие механизмов демократического контроля быстро коррумпируется и деградирует до уровня бюрократических кормушек, назначаемых по принципу «личной преданности» власть предержащим лиц. Круговая порука коррумпированных чиновников лишает государственную власть смысла деятельности, противопоставляет ее общественным интересам и делает государство неэффективным и неспособным не только решать задачи социально-экономического развития страны, но и поддерживать элементарный правопорядок и базовые условия жизнеобеспечения общества.

С кем вы, патриоты России?

Очевидно, что политика партии власти является антисоциальной не вследствие каких-либо ошибок или недоразумений. Это последовательная системная политика, проводящаяся целенаправленно уже более десятилетия и имеющая фундаментальное идеологическое обоснование, навязчиво и небескорыстно пропагандируемое ультралиберальными проповедниками. Согласно последнему, каждый должен сам заботиться о собственном благе, и любая государственная поддержка рассматривается как «искажение рыночных сил», отклонение от оптимального распределения ресурсов, якобы автоматически совершаемого рынком. Она не будет изменена при нынешнем президенте, потому что он, судя по его делам и решениям, считает ее правильной и, вероятно, единственно возможной. Соответственно политические силы левой ориентации не могут иметь никаких общих позиций с нынешней властью, которая про водит целенаправленную политику демонтажа социальных гарантий, отказа от конституционного принципа социального государства и действует вопреки общественным интере сам.

Нет оснований для поддержки нынешней власти и политическими силами правой ориентации. Ее политика ведет к деградации человеческого потенциала и расколу общества на антагонистические классы, в конечном счете — к утрате национального суверенитета. Она противоречит не только принципу социальной справедливости, но и идеологии общенационального сотрудничества и парт нерства, сохранения традиционных культурных и морально-нравственных ценностей, которые должны отстаивать правые. Разумеется, речь идет о правых в классическом понимании этого термина, а не о Союзе правых сил и прочих космополитических организациях, ответственных за проводившуюся в последние 13 лет политику предательства национальных интересов и именующих себя «правыми» для обмана публики.

Нет смысла поддерживать партию власти профсоюзам, выражающим интересы наемных работников. Вся социально-экономическая политика партии власти направлена против их интересов, вследствие чего за один и тот же труд российские работники получают вчетверо меньшую зарплату, чем их коллеги в развитых странах. В России один из самых высоких уровней эксплуатации труда; принятие нового трудового законодательства лишило трудящихся реальных механизмов защиты своих интересов, отбросив Россию на уровень производственных отношений позапрошлого века.

За исключением связанных с нынешней властью монополистов, паразитирующих на присвоении природной или монопольной ренты, большая часть отечественных товаропроизводителей, в особенности связанных с наукоемкой промышленностью, также не имеют оснований поддерживать нынешнюю власть, предоставляющую льготы их иностранным конкурентам и отказывающуюся помогать в развитии отечественным предприятиям.

Ученым, творческой интеллигенции, работникам культуры, образования и здравоохранения нет резона поддерживать нынешнюю партию власти, разве что в порядке со участия в самоубийстве. Судя по бюджетной политике, эти сферы деятельности рассматриваются партией власти как ненужная обуза, отвлекающая ресурсы от целей обогаще ния властвующей олигархии, и финансируются по остаточному принципу. В ходе проведения антисоциальной реформы партия власти отменила законодательно уста новленные нормативы финансирования отраслей социальной сферы и сбросила с себя ответственность за ее состояние.

Таким образом, ни у левых, ни у правых, ни у профсоюзов, ни у товаропроизводителей, ни у творческой интеллигенции, ни у работников социальной сферы нет никаких оснований поддерживать нынешнюю власть, проводящую противоречащую их интересам политику. И, тем не менее, многие руководители оказывают партии власти политические услуги в обмен на «подачки с барского стола» или же из-за страха утратить свои кормушки.

Слабость оппозиции — это следствие своеобразной встроенности во власть многих ее лидеров, которые фактически предают интересы представляемых ими социальных групп за личный комфорт и материальное благополучие. Коррупция и шантаж, применяемые властью для нейтрализации оппозиции через управляемых и подставных лидеров, делают свое дело.

Чтобы добиться изменения проводимой в стране политики следует отстранить от государственного управления нынешнюю партию власти, отражающую интересы коррумпированной бюрократии и компрадорской олигархии, блокирующей все попытки развернуть политику государства в интересах развития страны. Сделать это можно, только объединив общество на основе общенациональных ценностей и интересов, а для этого надо избавиться от приспособленчества, коррупции и предательства в руководстве оппозиционных сил. В нынешних условиях их необходимо организовывать снизу — не по сценариям президентской администрации, а путем прямого представительства социальных групп в создаваемых на основе общественной самоорганизации политических структурах.

Конечно, становление политических сил, реально представляющих интересы общества, в условиях авторитарного режима власти — дело весьма непростое. Но без этого добиться приведения политики государства в соответствие с общенациональными интересами не удастся. Разве можно всерьез надеяться на то, что назначенные президентской администрацией политические клоуны, которых мы видим на телеэкранах, или выстраивающиеся в очереди в кремлевских коридорах кандидаты на руководство левым, правым, патриотическим и прочими направлениями политического представительства, смогут обрести самостоятельность и выражать чьи-либо интересы, кроме интересов кукловодов? Участие в демократических декорациях политического театра нынешней авторитарной власти равносильно соучастию в преступлении против общества на самых постыдных ролях.

В условиях подчинения президентской клике всех ветвей власти, включая парламент, для выражения общенациональных интересов в противовес политике самообогащения властвующей олигархии и бюрократической верхушки остается только прямое волеизъявление народа. Для этого группой общественно-политических организаций предложено проведение общенародного референдума в целях защиты социальных гарантий и конституционных принципов социального государства. Общественная организация «За достойную жизнь» инициировала обсуждение ключевых вопросов социально-экономической политики, предлагаемых к всенародному волеизъявлению.

Опубликовано на www . glazev . ru 17 ноября 2004

Плановый геноцид

Более пяти лет назад вышло второе издание моей книги «Геноцид», в которой обосновывалось обвинение действующего в те годы руководства страны в политике геноцида народа России. Была надежда, что со сменой власти в 2000 году тема изведения правительством собственного народа останется в прошлом. Поэтому я отказался от переиздания книги в третий раз. И, к сожалению, ошибся.

Геноцид народа России продолжается. От хаотичного ельцинского периода его отличает системный и плановый характер. Вопреки популистским декларациям власти, реально проводимая политика в здравоохранении, образовании, культуре, госрегулировании экономики противоречит интересам подавляющего большинства граждан России, ограничивает их возможности повышения благосостояния, ухудшает уровень и условия жизни, тем самым нарушая конституционное право на достойную жизнь.

Согласно конвенции ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него» геноцидом признается преступление, совершаемое «с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую». Под геноцидом совсем не обязательно подразумевается применение физического насилия и ведение войны. В качестве инструментов преступления конвенция выделяет «предумышленное создание для какой-либо группы людей таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее», а также «меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы».

Нет сомнений, что удержание оплаты труда гражданина России на уровне ниже прожиточного минимума в течение многих лет при наличии объективной возможности ее увеличения является, по сути, геноцидом против работников и членов их семей.

Нет сомнений, что отсутствие достаточных мер по обустройству беспризорных детей, по оказанию должной помощи сиротам, также как и детям из бедных семей при наличии возможности такую помощь предоставить есть проявление политики геноцида.

Нет сомнений, что не вызванное какими-либо объективными причинами ухудшение медицинской помощи старикам и инвалидам при наличии возможности такую помощь оказать является в отношении них геноцидом.

Как известно, нынешние руководители российского государства освободили федеральную власть от выполнения многих жизненно важных для миллионов людей социальных обязательств. Сегодня федеральное правительство фактически отказалось нести ответственность за народное образование, здравоохранение, культуру и жилищно-коммунальное хозяйство. Подавляющую часть расходов на эти цели финансируют субъекты федерации и органы местного самоуправления.

После проведения социальной реформы, завершившейся принятием печально известного закона № 122, федеральный центр сбросил на регионы заботу о ветеранах труда, выплату детских пособий и компенсаций жертвам политических репрессий. Эту ответственность регионы нести не должны и объективно не могут. За исключением Москвы и Тюменской области они не имеют источников дохода, необходимых для выполнения сброшенных на них обязательств даже на минимально приемлемом уровне.

Отказ федерального центра от выполнения социальных обязательств происходит на фоне резкого роста его доходов. С конца 1998 года финансовые ресурсы государства возросли в несколько раз. Казалось бы, появились объек тивные возможности стимулирования научно- техниче­ского прогресса, обустройства сотен тысяч детей- беспри­зорников , повышения до достойного уровня оплаты труда и даже восстановления дореформенных сбережений населения, что позволило бы преодолеть массовую бедность. Но не тут-то было.

Сверхприбыли от нефтегазового экспорта лишь частично были направлены на решение актуальных социально-экономических проблем. Большая их часть потрачена на досрочное погашение внешних долгов, накопление валютных резервов и создание стабилизационного фонда, приобретение дворцов, спонсирование зарубежных футбольных клубов и проведение других благотворительных акций в пользу западноевропейского и американского истеблишмента. Все это делается для демонстрации иностранным кредиторам платежеспособности российского государства ради престижа его руководителей и связанных с ними олигархов, хранящих за рубежом миллиарды долларов и опасающихся их конфискации.

Начиная с 2000 года за пределы страны по официальным и нелегальным каналам было перемещено свыше 300 млрд. долл.. Этих денег хватило бы на восстановление дореформенных сбережений и сохранение социальных гарантий российским гражданам, модернизацию жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения и образования, транспортной инфраструктуры, а также на стимулирование инновационной и инвестиционной активности, что позволило бы вывести экономику страны на путь быстрого роста. Однако для руководителей российского государства есть нечто поважнее благополучия миллионов собственных граждан.

Может быть, они жертвуют интересами российских вкладчиков, пытаясь избежать конфискации нелегально перемещенных за рубеж миллиардов долларов по обвинениям в коррупции в случае неспособности России выплачивать внешний долг? Предоставляя натовским государствам почти беспроцентные кредиты в сотни миллиардов долларов, выводимых государством из экономики, они надеются откупиться от Гаагского трибунала?

Нам не так важны мотивы абсурдных и вредных для страны решений, сколько их ужасающие последствия. Проводимую в стране политику можно считать продолжением геноцида большей части населения России, начавшегося при Ельцине. Разница лишь в том, что при Ельцине социальные гособязательства не выполнялись под предлогом отсутствия денег. Теперь же деньги на их выполнение у государства есть, но эти обязательства просто отменили, исходя из принятой властью идеологии самоустранения от ответственности.

Коррумпированность и неэффективность правоохранительных органов ведет к разгулу преступности, по числу жертв которой Россия занимает одно из первых мест в мире. Отсутствие действенной борьбы с фальсификацией товаров и фактическое игнорирование прав потребителей приводит к отравлениям, жертвами которых ежегодно становится до 50 тысяч человек. Нежелание государства обеспечивать периодическую бесплатную диспансеризацию и вакцинацию граждан влечет рост заболеваемости и преждевременную смертность сотен тысяч людей. Фактическая отмена социальных гарантий, отсутствие возможности трудиться и реализовывать свой творческий потенциал ведет к массовой деморализации населения, росту наркомании, алкоголизма и самоубийств, по показателям которых Россия лидирует в мире.

Недобросовестность и безответственность нынешнего российского государства выражается в сокращении численности населения России на полпроцента ежегодно. Продолжительность жизни в нашей стране на 12 лет меньше, чем в США, на 8 лет меньше, чем в Польше, на 5 лет меньше, чем в Китае. Ожидаемая продолжительность жизни гражданина России в 2004 году составила 65,5 года, в том числе у мужчин — 59,1 года, у женщин — 72,5 года. Естественная убыль населения — 5,5%.

На совести руководителей российского государства более 16 миллионов преждевременно умерших граждан, которых проводимая властью политика лишила необходимых средств к существованию. К этому количеству огромных потерь человеческого потенциала следует прибавить около 8 миллионов граждан, доведенных такой политикой до отчаяния и опустившихся на социальное дно. Также на совести руководителей судьба более 10 миллионов молодых семей, не решающихся завести ребенка из-за отсутствия нормальных жизненных условий, гарантий безопасности и возможности дать детям образование в будущем.

Но наиболее ярко признаки геноцида проявляются в государственной политике здравоохранения.

Реформирование здравоохранения проводится под громкие фразы о необходимости повышения качества медицинских услуг и их доступности. Однако для достижения провозглашенных целей власть не планирует увеличивать государственные ассигнования или отрабатывать реальные механизмы ответственности за оказание медицинских услуг должного качества.

Прежде всего, не решается ключевая проблема — финансирование отрасли. Для ее функционирования необходимо удвоение расходов, а для развития — их утроение. Вместо выделения необходимых средств из государственного бюджета в качестве ключевого принципа делается упор на коммерциализацию медицинских услуг. Однако это не только не решит задачу повышения доступности и качества медицинской помощи, но повлечет за собой дальнейшее ухудшение медицинского обслуживания для большинства российских семей.

Правительственный подход к реформированию здравоохранения исходит из неверного критерия эффективности отрасли, в качестве которого применяется минимизация государственных расходов на единицу оказываемых населению медицинских услуг. Это ведет к замене медицинской помощи больному формальной медицинской услугой, которая фиксируется на бумаге в показателях отчетности за потраченные медиками время и деньги. Место пациента занимает его статистический суррогат, а место врачебной практики — формальные процедуры финансово-статистической отчетности.

Для удобства страховых компаний и упрощения фи нансового планирования предлагается перейти от сметного принципа финансирования учреждений здравоохранения к нормативам выделяемых денег на одного больного в среднем. Как считают в Минздравсоцразвития, стандартизация медицинских технологий позволит конкретизировать гарантируемые объемы медицинской помощи и повысить ее качество. Реализация государственных гарантий будет проходить в рамках стандартов с утвержденным прейскурантом цен на медицинские услуги и лекарственные средства. Будет законодательно установлена система стандартизации медицинской помощи и осуществлен переход от содержания лечебно-профилактических учреждений на принципы финансирования медицинской помощи по стандарту ее оказания, вне зависимости от места ее предоставления.

Но здравоохранение — слишком сложная и многопрофильная отрасль, чтобы переводить работающие в ней организации на нормативно-подушевое финансирование. Это повлечет упрощение медицинских услуг и погубит специализированную высокотехнологическую медицину, в том числе и как науку. Отказ от сметного финансирования государственных медицинских учреждений дополняется изменением их организационно-правовой формы — переходом на самоокупаемость и фактическим отказом государства от функции собственника. По замыслу реформаторов, государство должно отказаться от управления ресурсами (основными фондами, технологиями, койко-местами и т.п.) и перейти исключительно к манипулированию расходами на основе формально устанавливаемых нормативов. В итоге реальная работа по повышению доступности качественной медицинской помощи подменяется доходящим до абсурда формально-бюрократическим нормированием всевозможных показателей.

Авторы реформы имеют примитивное представление о медицинской услуге. Они добиваются приобретения ею «свойств товара», который может быть оценен и произведен в соответствии с потребностью. Но последняя в такой модели рынка медицинских услуг имеет форму платежеспособного спроса, который сегодня ограничен крайне низкими доходами граждан и скудными государственными ассигнованиями. При таком подходе неизбежен дальнейший упадок системы здравоохранения, создававшейся исходя из общественных потребностей и имевшихся у государства возможностей обеспечить охрану здоровья граждан, а не из толщины их кошельков.

Куда правильнее планировать развитие инфраструктуры, кадрового потенциала и основных фондов здравоохранения на основе научных рекомендаций, используя для этого имеющиеся у государства возможности. А финансирование текущих расходов следует вести исходя из состояния здоровья населения. У реформаторов же противоположная логика, ее следствием становятся абсурдные предложения о сокращении накопленных в здравоохранении ресурсов на фоне их критической недостаточности. Они производят впечатление заскорузлых начетчиков, погубивших своим бюрократическим кретинизмом социалистическую систему. Правда, в советское время показатели численности врачей, количества койко-мест, необходимых приборов и лекарственных средств на душу населения планировались как постоянно растущие. Сегодня их предлагается зафиксировать на некотором «оптимальном» уровне, который определяют не медики-ученые, а бюрократы министерства. Декларируется необходимость сокращения стационарной и увеличения амбулаторно- поликлинической помощи. Главная причина этого сдвига — экономия денег, которых в больницах на лечение больных тратится гораздо больше, чем расходуется при посещении ими поликлиник. К примеру, число койко-дней на одну ты сячу человек в год уменьшается с 3380 койко-дней в 2000 году до 3200 койко-дней сегодня. А к 2008 году сокращение планируется довести до 2500 койко-дней. При этом в качестве целевого значения показателя установлено всего 2000 койко-дней. Также планируется сокращение объема оказания скорой медицинской помощи на одну тысячу человек с 350 вызовов сегодня до 318 в 2008 году при целевом показателе в 280 вызовов.

Едва ли сокращение объемов наиболее дорогой медицинской помощи будет компенсировано увеличением планируемых показателей объема помощи в дневных ста ционарах и амбулаторно-поликлинической помощи, которая становится все более формальной. Для удобства бюрократического планирования ее пытаются стандартизовать путем установления клинико-экономических протоколов на лечение каждой болезни. При этом нормативы расходов на одну человеко-болезнь придется дифференцировать по регионам в силу многократных различий их бюджетных возможностей. Иными словами, один человеко-грипп в Мо скве будет стоить в 4 раза больше, чем в соседней Ряза ни.

Вообще обоснованность целевых показателей здраво охранения для целей бюджетного планирования не выдерживает критики. Почему, например, целевой показатель охвата населения прививками против гриппа установлен на уровне 30 процентов, а удельный вес детей-инвалидов, получивших реабилитационные услуги — на уровне 65 процентов? Даже когда целевые показатели соответствуют общепринятым представлениям о доступности качественной медицинской помощи, не понятно, что мешает обеспечить достижение этих показателей уже в ближайшем году? В отношении наиболее современных и технологически сложных видов медицинской помощи планируемые показатели увеличения ее объемов находятся в явном противоречии с реальной практикой их финансирования. К примеру, декларируя повышение удовлетворения потребности населения в высокотехнологичных видах медицинской помощи с 20 процентов в этом году до 25 в будущем году и до целевого ориентира в 90 процентов в перспективе, реально на будущий год объем ассигнований на эти цели, в том числе на приобретение медикаментов и оборудования, уменьшается более чем на миллиард рублей.

Удивительно, что даже такие очевидные с точки зрения социально-экономической целесообразности направления развития здравоохранения, как вакцинация населения, оснащение медицинских учреждений современным оборудованием и даже сохранение имеющейся инфраструктуры, никак не отражены в целевых показателях развития отрасли. Это при том, что до 80 процентов медицинского оборудования сегодня физически изношено и морально устарело.

Утвержденные целевые программы в области здравоохранения недофинансируются на 25 — 70 процентов в целях экономии нескольких миллиардов рублей. Тогда как специалисты здравоохранения пытаются доказать бюрократам от финансов, что каждый рубль, выделяемый на совершенствование медицинской помощи, например, детям и роженицам, оборачивается для государства экономией в 10 рублей вследствие снижения расходов на содержание детей-инвалидов, которых становилось бы меньше. Но даже эта логика не срабатывает.

По прогнозу Минэкономразвития, планируемая правительством реструктуризация здравоохранения и преобразование учреждений в новые организационно-правовые формы (речь идет о наделении государственных медицинских организаций коммерческими функциями и предоставлении им хозяйственной самостоятельности путем преобразования в так называемые автономные учреждения) численность работников, занятых в здравоохранении в период 2005—2008 может сократиться на 800 тысяч чело век. Только в 2004 году из медицины ушли 2 тысячи врачей и 30 тысяч специалистов среднего медицинского персона ла.

Бюрократизация здравоохранения доходит до абсурда при планировании доступности лекарственных средств. Согласно докладу Минздравсоцразвития «О результатах и основных направлениях деятельности на 2006 год и на период до 2008 года» уровень удовлетворенности спроса на медикаменты отдельным категориям граждан, имеющим право на государственную помощь в виде набора социальных услуг, планируется в будущем году на уровне 86%; количество лиц, воспользовавшихся правом на обеспечение лекарственными средствами, — на уровне 40%; обеспеченность детей социальной реабилитацией в специализированных учреждениях для несовершеннолетних — на уровне 64,1%; удельный вес безнадзорных детей — на уровне 2,41%. При этом целевые значения этих показателей устанавливаются соответственно на уровне 98%, 80%, 75% и 0,8%. Иными словами, правительство считает оптимальным наличие в стране сотен тысяч беспризорников.

В чем же мотивы реформы? Суть политики власти заключается в сбрасывании с себя ответственности за охрану здоровья населения и перевод медицинской помощи на коммерческие начала. Для этого государственные медицинские учреждения наделяются коммерческими функциями и принуждаются к зарабатыванию денег путем про дажи на рынке своих услуг, причем, не обязательно меди цинских. Вместо бюджета основным источником государственного финансирования здравоохранения становится система обязательного медицинского страхования (ОМС), доля которого должна в будущем году повыситься до 50 процентов, а в перспективе — до 70. Предлагается отказаться от существующей сегодня двухканальной системы финансирования медицинских учреждений (из бюджетов и фондов ОМС), хотя это может повлечь существенное уменьшение средств, выделяемых государством на здравоохранение. Значительная часть расходов региональных бюджетов на содержание медицинских учреждений не может быть автоматически передана ОМС (коммунальные услуги, ремонт, приобретение оборудования). Более того, положенный в основу реформы подушевой принцип финансирования медицинских организаций на практике приведет к тому, что поликлиники потеряют возможности обновления основных фондов, а часть из них столкнется с необходимостью сокращения штатов.

Вместо того, чтобы обосновывать действительно оптимальные планы развития отрасли и соответствующие им показатели финансирования, Министерство здравоохранения и социального развития довольствуется мерами «по повышению качества управления бюджетными средствами». Предполагается, что вместо государства главным гарантом здравоохранения выступят частные страховые компании, которые, однако, не собираются брать на себя ответственность и риски охраны здоровья населения. Но на максимально выгодных условиях и без какой-либо ответственности за здоровье людей они пропустят через себя денежные потоки, выделяемые на здравоохранение. Ответственность подменяется отчетностью о выполнении формальных процедур.

Какие результаты можно ожидать? Анализ планов по реформированию здравоохранения показывает, что для большинства населения доступность и качество медицинской помощи будут снижаться. Чтобы бесплатно попасть к врачу-специалисту, пройти обследование, лечь в больницу или получить высокотехнологическую медицинскую помощь, больному при дется долго ждать своей очереди. Причем в системе бесплатного здравоохранения основная роль отводится врачам общей практики, оказывающим стандартные универсальные услуги по выписыванию рецептов и заполнению медкарт и документов.

Не решается проблема преодоления чудовищной дифференциации регионов по уровню бюджетного финансирования здравоохранения. Наоборот, реформаторы исходят из сохранения этой дифференциации, подгоняя под нее инструменты планирования расходов на здравоохранение, дифференцируя по регионам стандарты оказания медицинских услуг и нормативы их финансирования. Тем самым подразумевается, что в каждой области будет свой объем реально предоставляемых гарантированных государством бесплатных медицинских услуг. Учитывая, что бюджетная обеспеченность населения различается по регионам в среднем в 5-7 раз, а в некоторых — до 20 раз, не вызывает сомнений, что чудовищная дифференциация регионов по расходам на здравоохранение на душу населения сохранится.

В развитых странах здравоохранение становится локомотивом современного экономического роста. Научно-технический прогресс в этой отрасли набирает темп, медицинская наука выходит на первое место по объему финансирования. Ряд ее достижений, особенно, в сфере генетики и молекулярной биологии, революционизировал методы лечения многих болезней и позволил многократно повысить их эффективность. Именно на этом направлении следует добиваться кардинального повышения эффективности здравоохранения, а не пытаться стандартизировать все медицинские услуги в условиях революционного совершенствования технологий

Для повышения эффективности здравоохранения необходимо кардинальное усиление его профилактического направления. Едва ли эта задача может быть возложена на систему ОМС. Страховые компании не станут финансировать расходы своих клиентов на оплату услуг физкультурных и профилактических учреждений, развитие соответствующей инфраструктуры. Нельзя ставить в зависимость от них вакцинацию населения, контроль за состоянием и охрану здоровья детей. Эти задачи должно решать государство за счет средств федерального бюджета.

Во главу угла политики развития здравоохранения следует поставить задачу удвоения расходов на эти цели. На сегодняшний день все расходы государственного бюд жета на финансирование здравоохранения составляют около 2,5% ВВП. Тогда как по рекомендациям Всемирной организации здравоохранения они должны быть не менее 5%, а в передовых странах доходят до 8—10%. У нас же продолжа ет сокращаться доля расходов на здравоохранение по отношению к валовому внутреннему продукту с 2,9% в 2003 году до 2,8% в 2004 году и до 2,5% ВВП в будущем году. Если же исходить из объективных потребностей и необходимости сохранения имеющегося у нас потенциала здравоохранения, то расходы государства на финансирование здравоохранения должны быть увеличены хотя бы до 8% ВВП. Такие возможности сегодня у государства есть.

Опубликовано с сокращениями в «Парламентской газете» 7 сентября 2005 г.

Граждане России пусть едят бананы?

С 1 января 2005 года в России вступил в силу федеральный закон № 122-ФЗ от 22 августа, касающийся монетизации льгот. Практически, это пакет законов, вносящий изменения в 155 федеральных законов и отменяющий действие еще 41 закона. Он был принят Госдумой 5 августа 2004 года.

Уже через полгода этот закон назовут антинародным. С требованиями его отмены на улицы российских городов выйдут сотни тысяч пенсионеров, студентов, военнослужащих…

Все это прогнозировал Сергей Глазьев, лидер организации «За достойную жизнь!». Еще 30 июля 2004 года он организовал митинг у стен Красной площади, пытаясь привлечь внимание населения к обсуждению этого законопроекта. Видеосюжет о митинге в эфир центральных — пропрезидентских телеканалов, естественно, не попал. Предлагаем вниманию читателей стенограмму митинга.

Мы уже не раз слышали от представителей власти рассуждения о том, что гражданам России мешает жить их собственный менталитет. Этим господам следовало бы управлять какой-нибудь африканской страной, а не Россией. А что? Приходила держава на африканский континент, захватывала территорию, выкачивала все природные ресурсы, опустошала недра, а местных жителей делала рабами. Они ели одни бананы и едва сводили концы с концами. Вдобавок, первопроходцы-колонизаторы всучивали туземцам медные колокольчики и дамские зеркальца в обмен на слитки чистого золота. Те не знали истинную цену ни заморским безделушкам, ни своему богатству. И на обмен соглашались. Вот точно по такому принципу поступает сегодня с гражданами России собственное правительство: за пакет социальных гарантий, который считался истинным достижением правового государства, оно предлагает мизерные денежные компенсации.

Что ждет в этом случае россиян, объясняет с экономической точки зрения лидер общественной организации «За достойную жизнь» Сергей Глазьев. 30 июля он провел митинг у стен Красной площади. В это время по телевизору показывали актеров, загримированных под пенсионеров. Они «отказывались» от бесплатного проезда на автобусе и других «ненужных» льгот, ратовали за денежную компенсацию…

— То, что компенсации сильно занижены, убеждены сегодня многие эксперты и экономисты, — объяснял Сергей Глазьев. — Например, льготы героя Советского Союза стоят сегодня около 30 тысяч рублей в месяц (бесплатный проезд, тарифы на коммунальные услуги, установка телефона и многие другие блага). А правительство предлагает вместо них компенсацию в 3,5 тысячи рублей. Согласитесь, разница ощутимая. Также предлагается заменить льготы военных: 700 — 800 рублей вместо бесплатного проезда, льгот на путевки, установки телефона и многого другого. А также на право членов семей военнослужащих пользоваться ведомственными медицинскими учреждениями. Далее. Сегодня в Москве стоимость услуг, предоставляемых чернобыльцам, оценивается в 2630 рублей. Правительство же предлагает каждому из них не более 1700 рублей. И так по всем категориям льготников.

Но самое невероятное, правительство даже не определилось с источниками финансирования навязываемых де нежных выплат. То есть тридцать миллионов человек лишаются льгот без гарантий их компенсации. Счетная палата пыталась выяснить, сколько денег правительство планирует выделить на компенсацию отменяемых льгот. Но «в связи с неопределенностью размеров выплат оценить объем необходимых ресурсов федерального бюджета на эти цели не представляется возможным»…

Одно бесспорно: федеральная власть заставит губернаторов искать средства для компенсаций. И если Москва уже сегодня готова выделить компенсации для ветеранов труда в размере 1040 рублей в месяц, а труженикам тыла — 1141 рублей в месяц, то, к примеру, Тверская область — осилит всего по 250 рублей и 280 рублей соответственно. В других регионах суммы могут быть еще меньше. Их может хватить разве что на проездной билет. А вот за лекарства, услуги ЖКХ, и другое бывшие льготники станут платить сами. Но об этом сегодня умалчивается. А прежде граждане России вне зависимости от прописки были равны в своих правах на социальную поддержку.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что в нашей памяти еще свежи истории с «детскими деньгами», когда в регионах по ним годами копились колоссальные долги. После этого «детские» стали платить из федерального бюджета, и задолженности уменьшились. Скорее всего, у регионов снова не хватит денег. Вот только президент здесь будет совершенно ни при чем.

Подготовленные его правительством антиконституционные законы освобождают власть от ответственности за уровень жизни всего населения. В России сегодня 30 миллионов граждан, обладающих правами на те или иные формы государственной поддержки жизненно важных услуг. Это ветераны войны, труда, труженики тыла, инвалиды, пенсионеры, чернобыльцы, доноры, дети. В одночасье их лишают государственных гарантий со стороны федераль ной власти. Не потому что у государства нет источников финансирования этих социальных обязательств. Просто власть предержащие не хотят обременять себя их выполнением.

Мы снова призываем президента вернуть в доход государства сверхприбыль от эксплуатации природных ресурсов. В прошлом году Россия потеряла 25 миллиардов нефтедолларов, которые были без уплаты налогов оставлены за рубежом. И так происходит каждый год. Расчеты показывают, что принятие только одного «Закона о налогах на сверхприбыль у недропользователей», которого мы безуспешно добиваемся уже два года, может полностью обеспечить финансирование отменяемых социальных льгот и гарантий. Объем сверхприбылей от продаж российских энергоносителей, минерального сырья и металлов, составляет 40 рублей в день в расчете на одного человека. А это, между прочим, минимальная заработанная плата в нашей стране. Удвоение лишь приблизило бы ее к прожиточному минимуму. Но сверхприбыль от использования природных ресурсов олигархи продолжают оставлять за границей: покупают футбольные клубы, яхты, дворцы. И действующая власть этому потакает.

Более того, президент разрешил олигархам вывозить деньги из России в любых направлениях и в любых коли чествах. То есть узаконил вывоз капитала, ежегодный объем которого превышает 20 миллиардов долларов. И в это же время десятки миллионов граждан России едва сводят концы с концами и лишаются своих законных социальных прав.

И это только начало антисоциальных реформ, планируемых нынешней властью. Правительство собирается ввести налог на недвижимость, взимаемый с рыночной оценки квартиры и земли под жилыми домами. Недавно вступившим в силу Земельным кодексом отменено право граждан на бесплатное бессрочное землепользование. Государство вынуждает людей приватизировать земельные участки, которые затем будут обложены налогом на имущество по их рыночной стоимости. Это неизбежно повлечет за собой увеличение налогового бремени на население без роста его доходов. Людей вынудят отдавать эту землю, потому что у них не будет денег платить налоги на нее.

Как видим, с одной стороны, у населения отнимаются гарантии, а с другой стороны, поднимается бремя налогов. Хотя, согласно действующей конституции, власть не имеет права принимать решения, которые ухудшают условия жизни населения. Но пресловутый 122-й закон ухудшает жизнь десятков миллионов граждан. И это происходит в стране, вышедшей на второе место в мире по количеству миллиардеров, которые покупают дворцы и пароходы за счет сверхприбылей от эксплуатации национальных богатств страны.

У президента было два варианта решения проблемы финансирования социальных вопросов: заставить олигархов подчиниться Закону или отказаться от выполнения социальных обязательств перед населением. Как видим, власть пошла по второму пути.

У нас больше нет доверия к президенту и его партии власти. Его правительство отменяет последние социальные обязательства и гарантии государства, которые установлены законом. Мы призываем граждан самим защитить свое конституционное право на достойную жизнь.

Нам не на кого больше надеяться — ни президент, ни правительство, ни парламент не представляют интересы российского народа. Более того, они действуют вопреки им. В этой ситуации референдум — единственно возможный законный способ отстоять наше право на достойную жизнь. Если мы с вами добьемся его проведения, то сумеем отстоять наши конституционные права. Это единственный путь, который у нас остался. Путь очень сложный. Необходимо два миллиона подписей россиян, одобряющих проведение референдума, преодоление огромного количества бюрократических препон, которые власть создала для того, чтобы не дать людям свободно выражать свое мнение, свою позицию. Но если мы это сделаем, то создадим барьер ухудшению положения граждан страны, плацдарм, опираясь на который, восстановим право граждан России на достойную жизнь.

Опубликовано в общественно-политической газете «Южный Урал» 3 августа 2004 года

Монетизация льгот: «за» и «против»

23 февраля в Москве состоялось шествие, приуроченное ко Дню Защитника Отечества. Однако оно не получилось праздничным — граждане требовали вернуть льготы, а закон № 122 признать преступным. Всего же на улицы Москвы вышло около 25 тысяч человек. В толпе то тут, то там слышалась иностранная речь. Видимо, в этом году столичные гиды придумали новый экскурсионный маршрут. Они водят гостей Первопрестольной по митингам. Словом, весь мир следит за «монетизацией льгот» — российским экспериментом над своим народом.

Накануне Дня защитника Отечества корреспондент Ростовской областной общественно-политической газеты «Молот» встретился с депутатом Госдумы, лидером движения «За достойную жизнь!» Сергеем Глазьевым, чтобы узнать оценку социальной реформы с экономической точки зрения.

— Сергей Юрьевич, прежде всего, ответьте, почему вас не видно на телеэкранах?

Телевидение сегодня под цензурой. Если раньше сверху спускались списки людей, которых нельзя показывать, то сегодня появились еще и списки персон, которых нужно показывать обязательно. Что касается лично меня, то руководителям телепрограмм под страхом увольнения запрещено приглашать Глазьева на телеэфир. Не пускают на телевидение и в общефедеральные газеты не случайно. Информационная блокада является местью кремлевской администрации за мое участие в президентских выборах, за то, что я отказался играть в поддавки в путинском театре политических марионеток. Поэтому подлежу «зачистке» из политического и информационного пространства. Телевидение превратилось в политический театр: люди слышат с телеэкранов одно, в реальности же происходит другое

— В России наступила горячая пора: в городах один за другим проходят митинги как протеста, так и поддержки монетизации...

— Надо понимать, что затеянная реформа не сводится к монетизация льгот. Это, прежде всего, передача социальных обязательств государства с федерального уровня на региональный. Монетизация касается лишь незначительной части граждан, прежде всего ветеранов войны, заслуги которых настолько неоспоримы, что власть не решилась на них посягнуть, и частично инвалидов, на приобретение лекарств для которых выделяется 50 млрд. рублей.

Федеральная власть отказалась от ответственности за финансирование ЖКХ, средней школы, здравоохранения, за выплату детских пособий. Все сброшено на регионы, у которых на выполнение социальных обязательств денег нет. Исключением стали лишь Москва и Тюменская область. Различия в расходах бюджета на душу населения в Первопрестольной и на Северном Кавказе составляют больше 15 раз, и набор социальных гарантий для россиянина зависит от места его проживания.

— Вы как экономист можете спрогнозировать первые результаты социальной реформы?

— Прогноз печальный: пенсионеры впервые после 1998-го года не получат увеличения реальной пенсии . Если, конечно, под давлением масс не будет принято решение о соответствующей индексации пенсии. Это следствие снижения социального налога. Оно привело к тому, что пенсионный фонд имеет дефицит более чем 80 миллиардов рублей. Бюджет фонда медицинского страхования имеет дефицит более 100 млрд. рублей и бюджет фонда социального страхования имеет дефицит более 25 млрд. рублей.

Нашим гражданам уже предложено финансировать больничный лист не за счет фондов социального страхования, а за счет работодателя, который должен оплачивать первые два дня больничного. Человека ставят в конфликт с работодателем. Между тем понятно, что люди болеть меньше не станут. Переносить недуг они будут на рабочих местах. Что касается бесплатного и льготного лекарствен ного обеспечения, то попытка заменить их денежными выплатами — это нарушение права на жизнь. Это право не может быть оценено в 400 рублей на нос. Кому-то оно обойдется в 5 тысяч рублей, у другого — в 10 тысяч рублей, у третьего право на охрану здоровья вообще ничего не стоит, потому что он здоров, слава богу. Мы полгода объясняли власти, что нельзя такой закон принимать. Закон № 122 плох не потому, что его плохо исполняют, а потому, что он такой, какой есть и по-другому не может реализовываться.

— Тогда кому и зачем этот закон вообще был нужен?

— У проводимой политики есть серьезная идеологическая основа — доктрина рыночного фундаментализма. Она заключается в том, что рынок сам все расставит по местам. И государству нечего делать ни в экономике, ни в социальной сфере. Не надо волноваться об управлении имуществом, его следует лишь приватизировать. Не важно как — лишь бы раздать собственность в частные руки, желательно в свои. Не надо думать о гражданах. Они сами позаботятся о себе и только лучше будут работать, лишившись бесплатного здравоохранения и образования...

Следует отметить, что подобный подход уникален своей безответственностью. Ни в Европе, ни в США, ни в Японии никакого рыночного фундаментализма в социальной сфере нет и в помине. Блага и услуги социальная сфера предоставляет не ради текущей прибыли, а ради развития нации и благосостояния людей.

Во всем мире сегодня две трети инвестиций — это инвестиции в человека. Всеобщее доступное высшее образование, бесплатное здравоохранение, бесплатный доступ к информации — это то, без чего современная экономика не может работать. Без социальных гарантий и при том уровне зарплаты, который у нас есть, мы скатимся в дремучий XIX век.

На фоне отмены льгот, свертывания практически всяких форм государственной поддержки детей, включая отмену школьных завтраков, российское правительство платит миллиарды долларов по внешним долгам, списывает долги Сирии и Ираку, досрочно погашает долги иностранным кредиторам. Дополнительно к этому Россия ежегодно теряет десятки миллиардов долларов, невозвращенных от экспорта нефти и газа. В прошлом году страна потеряла таким образом около 30 миллиардов долларов.

А по уму нужно было вернуть природную ренту в доход бюджета, и за счет нее профинансировать все социальные обязательства, как это делается во всех уважающих себя нефтедобывающих странах. Там нефтяные компании, как инвесторы, получают норму прибыли 15-20 процентов, все, что сверх этого — природная рента, которая изымается государством как собственником недр. В России же более половины сверхприбыли, достигающей 170 процентов, остается в карманах у недропользователей! У нас сегодня богатства достаются не тем, кто хорошо работает, а тем, кто присваивает себе чужое.

— Вы называете США социальным государством. Однако социальные гарантии «золотого миллиарда» во многом держатся на эксплуатации стран «третьего мира». Не так ли?

— Благосостояние «золотого миллиарда» держится сегодня не столько на примитивной эксплуатации стран «третьего мира», сколько на научно-техническом и интеллектуальном превосходстве. Там понимают, что один доллар, вложенный в образование, через десять лет дает семь долларов прибыли. Прибыль эта поступает в казну государства в виде налогов с продукции, произведенной подготовленными и обученными специалистами. Кроме того, США присваивают колоссальный эмиссионный доход от использования другими странами доллара в качестве резервной валюты вместо золота. Развивая эти же конкурентные преимущества на основе наших научно-технических достижений и положительного пока еще торгового баланса, мы можем добиться не худших результатов.

— Сергей Юрьевич, мы упомянули США, давайте вспомним и СССР. В этом социальном государстве льготами пользовалась лишь небольшая часть населения. Однако недовольных не было.

— Если вспомним, что за проезд в метро м платили 5 копеек, за телефонные разговоры — 2 копейки, бесплатно получали образование и медицинское обслуживание, станет совершенно очевидно, что социальными льготами, если под ними понимать государственные субсидии, пользовалось все население. Советское государство было социальным, и оно на практике реализовывало принцип социальных гарантий для каждого человека. Сегодня реформаторы полагают, что социальные гарантии удастся компенсировать денежными выплатами. Это совершенно невозможно. Людей единовременно лишают субсидий по коммунальным услугам, транспорту и лекарствам, а в качестве компенсации дают некую денежную сумму, объем которой в 5 раз меньше того, что раньше обеспечивалось в натуральной форме в качестве социальных гарантий. Люди ощутили действие закона на себе и вышли на улицы.

— В истории есть примеры, когда политические силы на волне народного негодования проводили бунт, чтобы на место одного вождя посадить другого. Такие события могут произойти в России в ближайшие годы?

— Я считаю, что мы не должны провоцировать силовые конфликты между властью и обществом. Чтобы изменить государственную политику, мало вывести людей на улицы и организовать свержение этой власти. Мы видим, что ни в Грузии, ни на Украине, ни в других местах, где проводились такого рода акции, ощутимых долгосрочных положительных результатов не было. Смута порождает лишь еще большее ужесточение власти и не продвигает нас по пути осмысленной государственной политики.

Надо обучить наших граждан так защищать свои интересы, чтобы люди, стоящие у государственной власти, и не мыслили себе другой политики, кроме той, которая выражает национальные интересы. Добиться содержательных изменений можно не путем смуты и народного бунта, а путем организации народного волеизъявления в законных правовых формах.

Именно поэтому мы выдвигаем проведение общероссийского референдума «За достойную жизнь» в качестве главной формы организации протестного движения наших граждан за изменение социально-экономической политики государства. Для этого нам придется собирать не два миллиона подписей, потому что этого будет мало для оказания давления на нынешнюю власть, а 20 миллионов подписей. Голосование и сбор подписей будет иметь прямой политический результат с правовыми последствиями. Власть обязана будет эти решения воплотить в жизнь.

Нам нужен референдум в масштабах всей страны. Мы предлагаем восстановить социальные гарантии с сохранением права выбора получения их в деньгах или в натуральной форме. Восстановление дореформенных сбережений — еще один очень важный пункт. Также мы поднимем вопрос оплаты труда: минимальная оплата труда и базовая пенсия должны быть не ниже прожиточного минимума… Референдум мы готовим по всему комплексу социальных, экономических и политических вопросов.

Мы должны твердо знать, что за нами Россия, ее многонациональный народ, ее дети. Помимо угроз, исходящих извне, у нас есть еще один коварный враг — страх, неуверенность в собственных силах. Мы не должны бояться мифов, что уже ничего нельзя изменить. Мы должны быть твердо уверены, что жизнь и процветание нашего Отечества — в наших руках.

Опубликовано в Ростовской областной общественно-политической газете «Молот» 1 марта 2005

Цена некомпетентности.

Какие потери несет Россия и ее граждане из-за некомпетентности руководства страны?

За полгода после избрания Путина президентом России на второй срок мы стали свидетелями грубых ошибок российского руководства, стоивших стране серьезных человеческих, экономических, материальных и моральных потерь. Судя по реализуемым сегодня социальной и политической реформам, а также решениям в сферах внешней и внутренней политики, эти потери будут нарастать. Их причина — некомпетентность руководителей российского государства, принимающих решения не исходя из понимания закономерностей современного социально-экономи­ческо­го развития и знания российских возможностей в целях роста народного благосостояния, экономической мощи и авторитета России, а руководствуясь поверхностными представлениями, амбициями и корыстными интересами. Главный критерий кадровой политики президента — принцип личной преданности — ведет к недееспособности, безответственности и коррумпированности власти, которая сосредотачивается в руках некомпетентных людей, принимающих ошибочные и вредные для страны решения исходя из личной выгоды или ложных представлений.

Внутренние потери. Жертвы политики

Трагедия в Беслане и предшествующие ей взрывы самолетов стали очередным свидетельством неспособности федеральной власти обеспечить безопасность своих граждан, некомпетентности отвечающих за национальную безопасность чиновников. Совершение этих террористических актов сразу же после выборов президента Чечни доказывает иллюзорность достигнутого в ней урегулирования конфликтов и свидетельствует о неэффективности всей политики государства в этом регионе.

После четырех лет второй чеченской войны, унесшей тысячи жизней, в том числе ни в чем не повинных людей, как в Чечне, так и в Москве, мы имеем те же нерешенные проблемы. Массовый исход чеченской молодежи в организованные преступные группировки, действующие на территории всей страны, профессионализация террористической деятельности, в которую под руководством матерых бандитов вовлекаются оставшиеся без родителей дети и подростки, стали очевидным и, пожалуй, единственным реальным результатом этой войны. Ее главные вдохновители остаются недоступными для спецслужб, продолжая делать бизнес на крови, а ответственные за их нейтрализацию генералы и начальники лишь имитируют борьбу с терроризмом на кремлевском паркете. С самого начала урегулирование чеченского кризиса велось неадекватными средствами, порождавшими все новые жертвы и усугублявшими кризис. Развязанная как элемент президентской избирательной кампании вторая чеченская война стала перманентной, подтолкнув целое поколение чеченской молодежи к решению пополнить ряды боевиков и организованных преступных группировок. Под телевизионные фанфары победоносной войны кремлевским политтехнологам удалось убедить большинство запуганных взрывами в Москве избирателей, не задумываясь, отдать свои голоса ельцинскому преемнику, представшему в образе героя, спасающего нацию от чеченских бандитов . Оборотной стороной этой политтехнологии стали тысячи военнослужащих и мирных граждан, убитых и пострадавших в результате нового витка военных действий, а также десятки тысяч новых добровольцев в бандитские и преступные группировки, записавшихся на войну с Россией, чтобы отомстить за погибших родственников.

Для любого специалиста в области межэтнических отношений очевидна бесперспективность применения грубой силы в решении межнациональных конфликтов. Война, всегда сопровождающаяся большими жертвами среди мирного населения, многократно увеличивает количество вовлеченных в конфликт людей, облегчая сепаратистам вербовку новых боевиков из числа пострадавших. Нарастающее количество жертв порождает массовую мобилизацию охваченных чувством мести добровольцев, которые становятся на путь преступлений и уже едва ли смогут вернуться в состояние законопослушных граждан.

Вторая чеченская война закономерно стала перманентной, перейдя в террористические формы. Лагеря по подготовке террористов размещаются теперь не только в горах Чечни, но уже и в Ингушетии. Деятельность сотен преступных группировок с участием чеченских боевиков охватила все крупные российские города, налажена их координация и сбор налогов для финансирования террористической деятельности. Проутюжив чеченские дороги по второму разу, российская бронетехника выдавила чеченскую молодежь из сел в лагеря по подготовке террористов и в другие регионы страны на преступный промысел.

К результатам таких форм борьбы наши службы национальной безопасности оказались не готовы. Коррупция в правоохранительных органах подорвала их дееспособность. Как показали расследования последних террористических актов, их исполнители за небольшие взятки проникали в самолеты, проходили блокпосты и пункты дорожно-патрульной службы и даже использовали сотрудников милиции в качестве проводников и пособников. Бурный рост наркоторговли, проституции, игорного бизнеса и прочих злачных видов деятельности в крупных российских городах, облюбованных этническими преступными группировками, подрабатывающими также финансовыми аферами и торговлей, генерируют широкий поток доходов для подготовки новых боевиков и коррумпирования должностных лиц.

Общее количество жертв второй чеченской войны составило 4705 военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. А число жертв среди мирного населения, по некоторым данным, достигло 40 тысяч человек. В результате террористических актов погибло около 2 тысяч человек.

«А что следовало делать после взрывов домов в Москве?» — спросит сторонник Путина.

Во-первых, спросить по всей строгости с тех руково дителей, которые отвечают за нашу безопасность. Замечу, что никто из высших должностных лиц, отвечающих за безопасность страны, не понес никакой ответственности за явные провалы в деятельности спецслужб. Само совершение теракта — это уже провал, следствие отсутствия системы предупреждения преступлений против общества, включающей агентурную сеть, технологии сбора и анализа информации, элементарный контроль транспортных перевозок и т.п. Колоссальные жертвы, которыми сопровождались почти все последние теракты, не делают чести руководителям спецслужб, которые оказались неспособными к быстрому принятию правильных решений, боялись взять на себя ответственность. До тех пор пока за теракты у нас будут раздавать ордена и медали отвечающим за безопасность страны руководителям, вместо того, чтобы снимать их с должности, едва ли мы добьемся обеспечения безопасности граждан.

Во-вторых, прежде чем «мочить», следовало бы подумать, кто и в каких целях заинтересован в проведении тер­актов . Как учит история, любая война начинается с провокации, которую организовывают заинтересованные в ней силы. Очевидно, что сотни тысяч проживающих в Чечне граждан, пострадавших в ходе первой чеченской войны, не были заинтересованы в ее возобновлении. Да и сепаратисты, питавшие в то время иллюзии по поводу Хасавюртовских соглашений, едва ли хотели новой войны. Но для политтехнологов маленькая победоносная война — не более чем техническое средство «промывки мозгов» избирателей в целях мобилизации общественного мнения для победы своего кандидата на выборах. Тысячи человеческих жертв воспринимаются ими как неизбежные издержки политического процесса, а о долгосрочных последствиях они не думают.

В-третьих, ни в коем случае нельзя превращать борьбу с террористами в войну с населением. Это лишь легитимизирует террористов в глазах последнего и расширяет их социальную базу.

Подчинение системы безопасности страны политическим интересам властвующей верхушки дорого обошлось нашему народу. Десятки тысяч убитых и искалеченных жизней, увеличивающийся размах деятельности организованных преступных группировок, рекрутируемых из числа охваченной чувством ненависти и мести чеченской молодежи — слишком высокие издержки работы кремлевских политтехнологов.

Потери в экономике

Путин не попытался изменить структуру распределе ния национального дохода, так же как и определяющую ее экономическую политику государства. Курс ельцинского правительства на самоустранение государства от регулирования экономики, приватизацию государственного имущества, отказ от решения задач развития экономики был продолжен еще более последова тельным образом. При Путине были свернуты немногие ос тававшиеся механизмы стиму лирования научно-техни­ческо­го прогресса и развития научно-производственного потенциала, в том числе отменены многие целевые программы, фактически свернуты банки развития и ликвидирован бюджет развития. Вместо этого огромные средства заморожены в стабилизационном фонде, созданном для успокоения иностранных кредиторов, а олигархам разрешено не только присваивать, но и легально вывозить десятки миллиардов долларов сверхприбылей от эксплуатации принадлежащих госу дарству природных ресурсов. В руководстве страны укоренилась абсурдная мысль, что в экономике слишком много денег, которые следует стерилизовать, проще говоря, изымать из экономического оборота, перекачивая за рубеж.

На фоне острой нехватки кредитных ресурсов в производственной сфере, трехкратной ликвидации сбереже ний граждан и крайне низких доходов подавляющего большинства семей правительственные чиновники лопочут об избытке денег и изымают из экономики сотни миллиардов рублей, обрекая на гибель целые вполне конкурентоспособные и перспективные отрасли. Вследствие отказа путинского правительства от активного использования мер по стимулированию инвестиционной и инновацион ной активности, расширению кредитования производственной сферы, защите внутреннего рынка от недобросовестной конкуренции, уничтожены целые отрасли машиностроения, легкой, химической промышленности, агропромышленного и строительного комплексов. На грани выживания находятся авиационная и автомобильная промышленности, поставленные проводимой экономической политикой в худшие условия по сравнению с зарубежными конкурентами.

Недоступность кредитных ресурсов, систематические злоупотребления монополистов, завышающих цены на сырьевые товары и тарифы на транспортные и энергетические услуги, оторванность промышленности от научно-технических достижений, обусловленные проводимой путинским правительством и Центробанком политики, обрекают большую часть российского производственного потенциала на деградацию и уничтожение. Миллионы людей, занятые в машиностроении, агропромышленном комплексе, строительстве, легкой промышленности не имеют сегодня достойного заработка и надежных перспектив вследствие проводимой экономической политики.

Главные экономические решения Путина свелись к окончательному отказу от политики развития экономики, к либерализации вывоза капитала, легализации доходов со мнительного происхождения и правовому оформлению несправедливого распределения доходов с двукратно заниженной оплатой труда, многократным завышением цен монополистами и присвоением большей части природной ренты небольшой группой олигархов и опекающих их чиновников. Экономическая политика правительства последовательно ведется в интересах сформировав шейся в ельцинский период разграбления государственной собственности властвующей олигархической верхушки. В их интересах Путин разрешил вывоз капитала, приватизацию городских земель , резко снизил налоги на доходы, отказался от какой-либо ревизии итогов приватизации, урезал права трудовых коллективов и профсоюзов по защите интересов наемных работников, а также оставил сверхприбыли от эксплуатации государственных природных ресурсов приближенным и лояльным олигархам.

Экономическая политика правительства по-прежнему направляется интересами доминирующих в распределении доходов групп влияния и очень далека от оптимальной с точки зрения общенациональных интересов развития российской экономики. Напротив, по многим направлениям она им противоречит. В оправдание этой политики конструируются мифы, пропагандируемые некомпетентными и малообразованными путинскими назначенцами. Один из этих мифов об избытке денег в российской экономике нами уже обсуждался. По своему смыслу он аналогичен рекомендации лечить дистрофию путем голодания на том основании, что ослабевший организм утратил способность переваривать пищу. Цель этого мифа — оправдать легализацию вывоза капитала, которая за путинскую пятилетку составила более 300 млрд. долл. Это наиболее емкая оценка результата его экономической политики. Не приходится сомневаться, что если бы эти деньги оставались в стране, темпы экономического роста были бы существенно выше.

Любопытно заметить, что сегодня в состав главных экспортеров капитала наряду с олигархами вошло и госу дарство. Не только Центральный банк, но и правительство занялось наращиванием резервов, размещаемых за рубежом. Причем в основном — в быстро обесценивающихся вследствие девальвации доллара американских бумагах. Только на этом наше государство потеряло уже свыше 25 млрд. долл. К чему такое навязчивое стремление кредитовать США за счет российских налогоплательщиков — остается только гадать.

Чистый вклад путинского правительства в экономический рост составляет, по нашим оценкам, минус 6%, в прирост инвестиций — минус 8% в год. Только замораживание изымаемых через налоги средств в стабилизационном фонде обходится в 3% ВВП снижения конечного спроса. Нереализованные вследствие отсутствия должной кредитной и инвестиционной политики государства возможности организации производства и лизинга новых российских самолетов, сельскохозяйственной техники, жилищного строительства, освоения передовых технологий и наращивания выпуска наукоемкой продукции, обходятся потерей еще не менее 3-5% ВВП. Политика Центрального банка и правительства по сдерживанию денежного предложения, их неспособность организовать нормальную систему предоставления кредитов производственным предприятиям, предпринимаемые ими меры по стерилизации денежной массы и фактическому поощрению вывоза капитала сокращает более чем в два раза инвестиционные возможности российской экономики. Объем производственных инвестиций у нас вдвое ниже объема сбережений, львиная доля которых хранится в иностранной валюте и вымывается из России.

Сказанное выше не означает, что в экономике страны нет позитивных тенденций. Но, во-первых, они сильно преувеличены путем занижения инфляции и, тем самым, искусственного завышения темпов экономического роста. Во-вторых, они достигнуты не благодаря, а вопреки проводимой правительством политики, которая лишь тормозит экономический рост.

Совокупная плата за некомпетентность экономической политики путинского правительства и назначенного им руководства Центрального банка составляет более 5 трлн. рублей не произведенного за последние годы валового продукта.

Социальные потери

Последняя пятилетка ознаменовалась новым падением средней продолжительности жизни населения. Она снизилась более чем на 1,5 года. В целом, сокращение населения России с 2000 по 2004 г.г. составило 4,6 млн. человек.

Разумеется, сокращение численности населения нельзя целиком списывать на проводимую сегодня политику, демографический кризис продолжается уже более десятилетия. Но исследования доказали, что его главная причина — затяжной психологический стресс населения, вызванный утратой жизненных ориентиров, сломом традиционных нравственных ценностей, резким снижением доходов и утратой жизненных перспектив для большей части населения. В конечном счете, все эти причины порождены действиями власти в экономической, социальной, информационной и прочих сферах. Преодоление таких последствий некомпетентной государственной политики, как, например, чудовищного обнищания большей части населения, потребует немалого времени. Однако другие, например, пропаганда насилия и разврата на контролируемых государством телеканалах, могут быть исправлены быстро. Но дело в том, что правительство просто не пытается ликвидировать причины демографического кризиса. Напротив, по многим направлениям оно содействует его углублению.

Вместо реальной борьбы с наркотизацией населения, служащей главной причиной эпидемии СПИДа и повышенной смертности среди молодежи, правительство на порядок увеличивает разрешенную дозу наркотиков, которую граждане могут держать при себе. Этот подарок наркомафии сопровождается преследованием сотрудников правоохранительных органов, всерьез взявшихся за борьбу с наркоторговцами, бросив вызов коррумпированному начальству.

Вместо очищения электронных СМИ от льющегося на телезрителей потока насилия и разврата, правительство само финансирует изготовление такого рода продукции. Вместо реальных мер по оказанию помощи семьям с детьми, правительство снимает с себя обязательства по выплате детских пособий. Имея полтриллиона свободных денег в стабилизационном фонде, государство не находит возможным изыскать средства для обустройства сотен тысяч беспризорных детей.

Вместо сохранения наиболее эффективных в мире систем всеобщего народного образования и бесплатной медицинской помощи населению, правительство вообще отказывается от каких-либо обязательств в этих сферах, сбрасывая их финансирование на регионы, у подавляющего большинства которых нет для этого средств. В условиях, когда бюджетные доходы на душу населения различаются в субъектах федерации в 5-7 раз, происходит деградация системы образования и здравоохранения на большей территории страны.

Вместо обеспечения социальных гарантий в соответствии с конституционным определением российского государства как социального, федеральная власть от них отказалась, заменив права граждан на получение жизненно необходимых благ частичными денежными компенсациями. Проведенная федеральной властью социальная реформа поставила под угрозу жизнь миллионов инвалидов и ветеранов, имевших права на бесплатные лекарства. Для многих из них частичных денежных компенсаций явно не хватит на приобретение жизненно важных лекарств, но путинское правительство это не волнует.

Путин мог бы, пользуясь полученной властью, направить деятельность правительства на решение наиболее острых социальных проблем, благо денег у него сегодня достаточно. К примеру, сорока миллиардов рублей на обустройство беспризорных детей, выделяемых детским домам, церковным приютам, семьям с приемными детьми хватило бы на полное решение вопиющей проблемы детской безнадзорности. Это спасло бы миллионы детских жизней, но правительство предпочло загнать эти деньги на покупку американских ценных бумаг, в которых они быстро обесцениваются с девальвацией доллара.

По сути Путин распространил на социальную сферу реализованный правительством Ельцина в экономике принцип самоустранения государства от ответственности. Вопреки закономерностям современного экономического роста, основанного на научно-техническом прогрессе и человеческом потенциале, правительственная политика направлена на подрыв этих главных факторов развития. В то время как все развитые страны переходят к экономике знаний, основанной на всеобщем высшем образовании и предоставлении каждому человеку возможностей для реализации своего творческого потенциала, наше государство фактически лишает своих граждан прав на современное образование, охрану здоровья, на достойную оплату труда.

Свертывание социальных гарантий — это близорукая политика, которая ведет к деградации человеческого потенциала, качество которого составляет главный ресурс развития в экономике знаний XXI века. Отказ государства от политики стимулирования научно-технического прогресса и инновационной активности, финансирования науки и образования означает разрушение основных источников современного экономического роста. Платой за некомпетентность в этой области станут не только миллионы загубленных человеческих жизней, но и будущее всей страны, которая в отсутствие грамотного, духовно и физически здорового населения утратит возможности самостоятельного развития, опустившись на сырьевую периферию мирового рынка.

По данным социологических исследований, при сохранении нынешней социально-экономической политики лишь один из трех рождающихся сегодня детей получит хорошее образование, интересную и высокооплачиваемую работу. Две трети населения России обрекаются проводимой государством политикой на жалкую борьбу за выживание с беспросветной бедностью. Такова цена некомпетентности социальной политики Путина.

Внешние потери

Некомпетентность во внутренней политике дополняется некомпетентностью в политике внешней, что проявляется во всех существенных вопросах мировой политики, затрагивающих наши интересы. Цена такой некомпетентности бывает, порой, исключительно высока, а допускае мые ошибки — неисправимыми. Рассмотрим в качестве примера два ключевых внешнеполитических сюжета последнего времени — война в Ираке, борьба за власть на Украине.

С самого начала американской авантюры в Ираке российское руководство заняло противоречивую и непоследовательную позицию, вследствие чего не только не использовало очевидные возможности укрепления влияния России в мире, но и допустило серьезные потери. Выступив против планов американского вторжения в Ирак, российские руководители затем испугались испортить отношения с дядей Сэмом и остановились на полпути. Российское ру ководство так и не решилось объявить США агрессором, что создало бы правовую основу для принятия реальных мер по предотвращению противозаконной войны. Такие меры могли бы включать согласно международному праву замораживание американских активов, прекращение использования американской валюты, а также другие санкции, обычно применяемые в отношении агрессора на основании норм международного права. Нет сомнений, что к этой акции присоединилось бы значительное число государств, недовольных проводимой США политикой силы. Вашингтону пришлось бы выбирать между угрозой девальвации доллара и глубокого финансового кризиса, с одной стороны, и мирным решением иракского вопроса — с другой. Скорее всего, войны удалось бы в этом случае избе жать, и Россия вернула бы себе авторитет мировой державы.

К сожалению, у российского руководства не хватило ни понимания судьбоносности момента, ни политического мужества всерьез противостоять американской агрессии. Более того, спустя некоторое время под давлением «друга Буша» российский президент соглашается поучаствовать в финансировании американской авантюры, принимая решение о списании 80% иракского долга. Это означает, что Россия вносит в пользу поставленного американцами в оккупированном ими Багдаде марионеточного правительства 6 млрд. долл. В условиях, когда полностью зависимое от США правительство оккупированного ими Ирака будет принуждено к погашению американских военных расходов путем передачи американским компаниям нефтяных месторождений, прав на импорт и транспортировку нефти, строительных подрядов, финансируемых за иракский счет, списание иракского долга по своему смыслу означает соучастие России в погашении американских военных расходов.

Таким образом, заняв изначально внешне жесткую, но практически нерешительную позицию против американской оккупации Ирака, затем российское руководство своими действиями не только подтвердило легитимность агрессии США, признав поставленное американцами марионеточное правительство, но и стало их соучастником, выделив, в конечном счете на покрытие военных расходов и компенсацию сделанных американцами разрушений, 6 млрд. долл. Тем самым России нанесен, во-первых, нема лый материальный ущерб — Ирак, обладающий колоссальными запасами легко извлекаемой нефти, платежеспособная страна, прежнее руководство которой даже в условиях экономической блокады никогда не отказывалось от погашения долгов. Во-вторых, окончательно подорван международный престиж России, позицию которой американцы не только проигнорировали, но и заставили изменить на противоположную и даже заплатить штраф в размере 6 млрд. долл.. Путин, идя на поводу у «друга Буша», фактически позволил последнему высечь нашу страну на виду у всего мира.

Между тем, даже упустив момент для объявления американского вторжения в Ирак агрессией, Россия могла бы многого добиться в своих интересах, сохраняя собственную позицию неизменной. Требование США поучаствовать в финансировании агрессии против Ирака и его последующего восстановления, продавливаемое ими через Парижский клуб кредиторов, давало нам возможность исправить весьма дорогостоящую ошибку, допущенную Ельци ным с подачи Чубайса. Принятое без каких-либо обоснований и втайне от общественности решение о вступлении России в Парижский клуб кредиторов обошлось нашей стране в 60 млрд. долл., предоставленных в свое время СССР развивающимся странам в виде военной техники, оборудования и других товаров. Обязательства перед Россией на эту сумму были списаны без сколько-нибудь существенных выгод для нашей страны. В ответ на навязчивые предложения США Парижскому клубу кредиторов списать долги оккупи рованного Ирака, российский президент мог бы вынести соглашение о вступлении России в Парижский клуб на ратификацию в парламент, который бы ее провалил, сделав это соглашение недействительным. Нам удалось бы тем самым не только сохранить иракский долг в полном объеме, не мешая другим государствам участвовать в финанси ровании американской авантюры в Ираке, но и исправить последствия национальной измены, стоившей России 60 млрд. долл.

К сожалению, как говорят в народе, «кишка тонка». Рос сийский МИД так и не решился объявить США агрессором, Минфин с готовностью поддержал предложение США о списании иракского внешнего долга, и президент после очередной встречи с «другом Бушем» с легкостью изменил позицию на противоположную, согласившись списать с марионеточного иракского правительства в пользу США 6 млрд. долл. Хотя к тому времени, уже было доказано, что никакого оружия массового поражения, ради уничтожения которого американцы оккупировали Ирак, у него не было, и военная авантюра США окончательно утратила легитимность. Своим решением Путин фактически узаконил в мировом общественном мнении американскую агрессию, а Россия вновь потеряла лицо.

Еще большими конфузом и потерями обернулась другая крупная внешнеполитическая инициатива Кремля, ре шившего поучаствовать в выборах украинского президен та.

Придворные политтехнологи склонили Путина бросить весь авторитет и возможности России на поддержку украинского премьера В. Януковича. Политтехнологам, заработавшим немало миллионов долларов на обслуживании партии власти на думских и президентских выборах в России, захотелось поживиться и на Украине. Благо менять сценарий, методы и политтехнологии не требовалось. Привычный для кремлевских мастеров грязных избирательных технологий административный ресурс был у них в руках. По российскому образцу они надеялись «мочить» противника с позиции силы, запросив за свои услуги двойную цену — по политическому оформлению административного ресурса не только украинского правительства, но и российского президента. Втягивание последнего в украинскую избирательную кампанию стало для кремлевских политтехнологов настоящей золотой жилой.

Удивительно, как российский президент со всем своим дорогостоящим штатом советников, разведчиков, аналитиков, экономистов, культурологов и прочих «экспертов» стал жертвой интриги нескольких придворных политтехнологов, давно подвизающихся на ниве политических провокаций. Его просто использовали в чужой игре, разыгранной Кучмой в целях сохранения власти сложившейся вокруг него олигархической группы.

Еще весной, когда никакого участия России в украинской избирательной кампании не было и в помине, из Киева доносились слухи о планах Кучмы провести президентские выборы так, чтобы они не состоялись. В открытой печати и в кулуарах Верховной рады обсуждались различные сценарии: сорвать выборы через недостаточную явку, продлить полномочия Кучмы или вообще упразднить властные функции президента, сохранив власть правящей груп пы через парламентское большинство, подчинив ему правительство. Во исполнение этих планов начала разворачиваться конституционная реформа, главная цель которой — переход к парламентской республике — открыто и широко обсуждалась украинской общественностью.

Вскоре стало ясно, что сорвать президентские выборы через занижение явки едва ли удастся, конкуренты Кучмы набирали обороты, активизируя общественное мнение. По этим же причинам забуксовала конституционная реформа — разные группы в украинской политической элите решили всерьез побороться за власть. В этих условиях Кучма принимает единственно верное для себя решение — дать дорогу кандидатам, которые, породив неразрешимый конфликт, окажутся неприемлемыми для украинского общества в целом. Это решение было естественным в ситуации, когда лидеры избирательной гонки уже обозначились, вышли из-под контроля и продемонстрировали решимость идти до конца на взаимонеприемлемых расходящихся позициях.

Ющенко, давно считающийся вождем националистов и сторонником полной переориентации Украины на Запад вплоть до вхождения в Евросоюз и введения полноценной границы с Россией, был заведомо неприемлем для тесно связанных с Россией восточных и южных областей, население которых традиционно с подозрением относится к «западенцам», подчас называя их «бендеровцами». Януко вич, жестко связанный с донецкой экономической группой, вызывал страх у украинских деловых кругов, опасающихся установления монополии этой группы на власть, а также был неприемлем для киевского политбомонда своими гру быми манерами. Кучме для сохранения власти в своих руках не оставалось другого варианта, как дать обоим кандидатам максимально развернуться, мобилизовав своих противников на непримиримую борьбу. Российский президент здесь подвернулся весьма кстати.

Активное и даже навязчивое включение российского президента в украинскую избирательную кампанию на стороне неприемлемого для «западенцев», значительной части деловых и политических кругов Украины кандидата немедленно вызвало мобилизацию сторонников Ющенко. Они стали представлять Януковича как промосковского кандидата, который свернет остатки демократии и при поддержке Москвы установит диктатуру в частных интересах стоящей за ним экономической группы. На полную катушку были запущены слухи о криминальном прошлом Януковича и его склонности к произволу и рукоприкладст ву. Несмотря на попытки введения административного контроля над СМИ, в украинском общественном мнении силами симпатизирующих Ющенко киевских журналистов формировался ужасный образ будущей криминальной диктатуры.

Явное вмешательство российского руководства в украинскую избирательную кампанию стимулировало и легитимизировало поддержку Ющенко со стороны США и Евросоюза. Ющенко предстал в мировом общественном мнении как герой сопротивления имперским амбициям Москвы и защитник демократии. Тем самым с образа Ющенко были смыты позорные пятна национализма, с которым связано его политическое прошлое. На этом фоне Ющенко легко удалось расширить свою электоральную базу и объединить всех недовольных кучмовским руководством политиков. И настоящим подарком для него стало объявление российской прокуратурой в розыск небезызвестной Ю. Тимошенко — украинской политической элите словно дали понять, что в случае победы Януковича депутатов Верховной рады будут вызывать на Лубянку для объяснений в политлояльности.

Грубое давление российского руководства на украинское общественное мнение сыграло злую шутку с образом Януковича. Он потерял имидж самостоятельного политика и предстал в общественном мнении как странное сочетание административного произвола, олигархического бизнеса и московского ставленника. Это позволило сторонни кам Ющенко разыграть карту национального суверените та, приписав ему роль спасителя украинской «незалежности». За Ющенко стали высказываться те, кто никогда раньше его не воспринимал, рейтинг его начал быстро расти за счет раздувания мифа о национальной угрозе в случае победы Януковича. В сущности, голосование за Ющенко стало голосованием против Януковича. И, наоборот, под давлением российских СМИ Ющенко стал восприниматься как ставленник Запада и противник России, что позволило мобилизовать поддержку Януковича со стороны понимающих значение российско-украинских связей избирателей.

Кучма добился своего. Во многом руками российского президента он расколол украинское общество и тем самым избежал появления нового общеукраинского лидера. За Ющенко голосовали сторонники украинского суверенитета, за Януковича — сторонники воссоединения с Россией. Парадоксальным образом эти два кандидата стали олицетворением двойственной политики самого Кучмы, который одновременно заигрывал с Западом и дружил с Москвой, ухитряясь сочетать невозможное: находясь в отношениях свободной торговли с Россией, запрашивать Евросоюз о присоединении к нему Украины. Испуганный угрозой раскола государства, украинский парламент в спешном порядке завершил инициированную Кучмой политическую реформу, отобрав властные полномочия президента в пользу Верховной Рады.

Чего добилась Россия, сыграв в этом политическом спектакле чужую игру?

Во-первых, консолидации весьма разных и ранее склочничавших друг с другом политических организаций на антироссийской основе вокруг Ющенко. Именно вмешательство Путина превратило Ющенко из регионального националиста в политическую фигуру европейского масштаба, защитника демократии и суверенитета.

Во-вторых, резкого разворота Евросоюза к Украине, которой теперь, как ранее прибалтийским государствам, может быть предоставлена возможность вступления в ЕС по политическим мотивам.

В-третьих, резкого осложнения жизни всех открыто поддержавших Януковича руководителей, против которых националисты начали преследования сразу же после захвата власти. Давшие яркий всплеск пророссийские настроения и стремления миллионов жителей Украины жить в едином государстве с Россией могут быть растоптаны новой волной наносного украинского национализма.

Наконец, Россия попросту проиграла выборы и опозорилась причастностью к грязным избирательным технологиям и фальсификациям, признанным украинским Верховным судом. Ущерб от этого поражения огромный и долгосрочный. Напуганный российской навязчивостью украинский политический бомонд побежит, «задрав штаны», в Евросоюз. А последний, из целей противодействия России, задушит в евро-объятиях украинские деловые круги, резко расширив инвестиции в украинскую экономику из политических целей.

Конечно, далеко не все потеряно. И, хотя первый блин российского политического присутствия на Украине вы шел комом, многое можно исправить последовательной и системной работой в новых политических условиях. Россий ско-украинская интеграция объективна, и никаким современным бендеровцам не удастся перечеркнуть столетия совместной истории. Но российскому руководству следует отказаться от принципа «сила есть, ума не надо», так как из-за отсутствия ума легко можно потерять и силу. Это случи лось не только на Украине, но и в Абхазии, народ которой сам, без какого-либо давления извне принципиально проголосовал против навязываемого Кремлем кандидата, не побо явшись даже угроз экономической катастрофы. Еще больший кон фуз может произойти на Дальнем Востоке, где од носторонние территориальные уступки России воспринимаются соседя ми как слабость и провоцируют еще большие претензии.

Некомпетентность российского руководства слишком дорого обходится стране. Еще три года глупости и плутовства наша страна не выдержит. И уж точно не выдержит еще одного преемника у власти. Преемственность начавшейся при Ельцине политики разграбления страны властвующей элитой имеет объективный предел, за которым наступает необратимый процесс деградации экономики и распада общественного сознания, вымирание доведенного до отчаяния народа. За последнее десятилетие вследствие некомпетентности и коррумпированности власти мы уже понесли ущерб, сравнимый с потерями в результате гитлеровского нашествия.

Хватит, пора взяться за ум.

Опубликовано в «Литературной газете» 12 декабря 2004 г.

Президент предложил людям самим решать свои проблемы

Из этого следует, что какие-либо попытки восстановить социальные гарантии ни президент, ни правительство, ни думское большинство предпринимать не станут. В лучшем случае они продолжат разговоры о неудовлетворительном исполнении данного закона. Хотя он исполняется так, как только может исполняться. Другого результата быть не может, потому что у большинства регионов просто нет денег на финансирование соответствующих социальных обязательств. Президент, правительство и думское большинство начинают перекладывать ответственность за сбой реформы, породивший народные волнения, на губернаторов. Они, мол, виноваты в провале монетизации. Это — лукавство. Как и стремление искать подстрекателей среди политических партий и деятелей, пытаясь показать, что народные выступления возникают не спонтанно, а кем-то провоцируются.

На самом деле народ чувствует себя обманутым, возмущен циничностью властей. Мне много раз приходилось говорить, особенно во время президентских выборов, что Путин будет проводить именно такую «социальную реформу». Однако не все граждане эту информацию восприняли. Они справедливо ожидали, что президент, как гарант их прав, будет проводить социально ответственную политику для поддержания достойного уровня жизни. Путин же на встрече с федеральными министрами четко показал, что его линия направлена на коммерциализацию социальной сферы с применением принципов рыночного фундаментализма. Это ведет к тому, что государство отказывается от своих социальных обязательств, лишает граждан социальных гарантий, предлагая им самостоятельно решать свои проблемы.

В обоснование этой линии Путин привел несколько тезисов, каждый из которых является спорным.

Во-первых, он заявил, что в России слишком много льготников. Подобное мы слышали многократно от министра Кудрина, но слышать это от народом избранного президента еще не доводилось. С его точки зрения, в стране не должно быть так много льготников. В качестве примера он приводит Советский Союз, где льготами, по его словам, пользовалась лишь небольшая часть населения. Но если мы вспомним, что за проезд в общественном транспорте мы платили 3—5 копеек, телефонные разговоры и коммунальные услуги предоставлялись по символическим ценам, все получали бесплатное образование и медицинское обслуживание, бесплатное жилье, приобретали предметы первой необходимости по низким фиксированным ценам, то станет совершенно очевидно, что социальными льготами пользовалось все население.

При всех своих недостатках в послевоенный период советское государство было социальным, и оно на практике реализовывало принцип социальных гарантий для каждого человека.

Второй тезис президента заключается в том, что отмена социальных гарантий будет компенсирована денежными выплатами. Собственно в этом и заключается суть монетизации льгот. В обоснование этого тезиса президент ссылается на трехкратное увеличение расходов федерального бюджета на выполнение государственных обязательств по отменяемым социальным гарантиям. Но этот формальный подход не работает как только дело касается конкретного человека. У каждого свои индивидуальные потребности в лекарствах, транспортном обслуживании, телефонных разговорах… При всеобщей уравниловке страдают самые нуждающиеся, а те, кто раньше социальными льготами не пользовался направляют полученные от государства деньги на другие цели. В результате усиливается социальное неравенство и растет общественное недовольство — при уравнительном подходе даже трехкратное увеличение ассигнований вызывает возмущение нуждающихся граждан, которые теряют возможность получения жизненно важных услуг.

Общественное мнение воспринимает эту реформу как попытку государства откупиться от выполнения своих социальных обязательств жалкими денежными подачками. Последних не хватит на адекватную компенсацию всех отменяемых социальных гарантий. Их суммарная величина с учетом отмененных субсидий по коммунальным услугам, транспорту и лекарствам как минимум впятеро превосходит величину денежных выплат.

Конечно, далеко не все эти социальные обязательства государства финансировались, общий дефицит по ним со ставлял не менее полу - триллиона рублей и частично ложил ся на дополнительные издержки коммунальных и транспорт ных организаций. Но, во-первых, реально нуждающиеся граждане положенные им льготы «выбивали» из органов власти, что позволяло им сводить концы с концами. Во-вторых, прежде чем заменять социальные гарантии явно неадекватными денежными компенсациями следовало хотя бы попытаться увеличить доходы бюджета для покрытия дефицита по социальным расходам. Только за счет справедливого налогообложения природной ренты бюджет мог бы получить дополнительные средства, достаточные для полного финансирования социальных обязательств.

Но этого сделано не было. Поэтому разговоры о том, что отменяемые социальные гарантии будут компенсированы приобретением соответствующих услуг, вызывают недоумение. Эти рассуждения богатых характеризуются поговоркой «Сытый голодного не разумеет».

И, наконец, третий аргумент: ухудшение уровня жизни тридцати миллионов льготников в связи с социальной реформой можно компенсировать путем повышения пенсий. Здесь президент продемонстрировал непонимание ситуации. Впервые с 1998 года правительством и думским большинством в этом году было запланировано снижение реальной величины пенсий вследствие дефицита Пенсионного фонда в размере 83 миллиардов рублей. Это является прямым следствием снижения социального налога, в результате которого на фоне сверхприбылей от экспорта нефти и газа реальная пенсия россиян, вопреки закону, должны была уменьшиться в этом году. Мы говорили о том, что для сохранения нынешнего уровня покупательной способности пенсии индексация должна составить втрое больше, чем та, которая установлена сегодня бюджетом Пенсионного фонда. Очевидно, что обещанной надбавки в 240 рублей не хватит даже для того, чтобы компенсировать инфляционное обесценение пенсий.

Компенсация инфляционного обесценения пенсий и замена деньгами отмененных льгот — это разные веши. Президент же пытается убедить население, что эти 240 рублей как раз и есть компенсация потерянных льгот, хотя это лишь выполнение законом установленной обязанно сти государства своевременно индексировать уровень пенсий в соответствии с темпом их инфляционного обесценения.

…Выступление главы государства подтверждает, что никаких изменений в ходе скандально начавшейся социальной реформы не предвидится. Это означает, что наша инициатива по вынесению на Общероссийский референдум «За достойную жизнь!» вопросов о возвращении населению социальных гарантий является единственно возможным способом добиться изменения антинародных решений.

Опубликовано на сайте WWW . GLAZEV . RU 27 января 2005 г.

Такой бюджет государства для общества неприемлем

(из выступления С. Ю. Глазьева в Государственной Думе при рассмотрении проекта федерального бюджета на 2005 год)

На очередном заседании Госдумы перед вторым чтением бюджета мы рассмотрели законы о бюджетах трех социальных фондов: Пенсионного, Фондов обязательного медицинского страхования и социального страхования. Они сегодня отвечают за пенсии, здравоохранение, оплату больничных листов, путевок и так далее. На них лежит изрядная доля социальных обязательств государства перед гражданами.

Выяснилось, что правительство и думское большинство заложили в первом чтении в этих фондах совокупный дефицит более 200 миллиардов рублей.

Дефицит Пенсионного фонда составляет 83 миллиарда рублей.

Дефицит Фонда обязательного медицинского страхования — 103 миллиарда рублей.

Дефицит Фонда социального страхования — более 20 миллиардов рублей.

То есть в 2005 году государство недофинансирует пенсии, сферу здравоохранения по сравнению со своими социальными обязательствами более чем на 200 миллиардов рублей. И в том же федеральном бюджете, принятом в первом чтении, был заложен профицит в 270 миллиардов рублей. Получается, что в одной части бюджетной системы профицит (в законе о бюджете), а в другой части бюджетной системы — дефицит (в социальных обязательствах). Чтобы полностью закрыть социальные обязательства перед пенсионерами и другими категориями граждан, можно было бы перераспределить средства. Уверяю, деньги на выполнение социальных гарантий и обязательств у государства есть. И доказать это просто: нужно из профицита федерального бюджета вычесть сумму дефицитов трех социальных фондов. И тогда профицит составил бы примерно 65 миллиардов рублей.

Возникает вопрос: почему при столь низких зарплатах работников бюджетной сферы и многомиллиардных долгах по детским пособиям, катастрофическом состоянии жилищно-коммунального хозяйства и вымораживании зимой целых городов, государство замораживает 719 миллиардов рублей в стабилизационном фонде?

Министр финансов Алексей Кудрин уверял нас на заседании Госдумы, что это нужно для борьбы с инфляцией. Но позвольте, бороться с инфляцией — задача Центрального банка. Он ее решает путем регулирования объема денежной массы. Правительство же должно исполнять обязательства перед обществом, а не отказываться от них под предлогом борьбы с инфляцией. Если и начинает бороться с ней, то совершенно иными методами, за эффективное применение которых оно отвечает. Правительство обязано проводить активную антимонопольную политику, следить, чтобы монополисты не вздували цены, наживаясь за счет всего общества. Именно этот фактор генерирует сегодня инфляцию.

Центральный банк должен был бы избыточные деньги, каковыми они кажутся обленившемуся правительству, направить на развитие реального сектора экономики через кредитование коммерческих банков под обязательства эффективно работающих предприятий.

Парадокс: большинство населения не может свести концы с концами, у многих предприятий нет денег на финансирование научно-исследовательских работ и обновление новой техники, банковская система не кредитует инвестиции, а у правительства и Центрального банка — излишек денег. Стоит уточнить, что в нашей стране профицит бюджета возникает не из-за резкого повышения доходов государства и его умения хорошо хозяйствовать, а за счет отказа правительства исполнять несколько десятков федеральных законов по финансированию науки, образования, здравоохранения, культуры и социальных обязательств перед населением.

Не имея достаточных средств на выполнение соци альных обязательств государства, правительство отказыва ется от возврата в бюджет доходов от эксплуатации принадлежащих государству природных ресурсов, уже два года Госдума не рассматривает необходимые для этого внесенные нами законопроекты. Легализован вывоз капитала, выстав лена на распродажу большая часть оставшейся у государст ва собственности. Это означает, что нынешняя власть не хо чет грамотно управлять ни деньгами, ни госсобственностью.

Думское большинство это красноречиво продемонстрировало, проигнорировав наши предложения по ликвидации «дыр» в социальной сфере. Хотя оно признало, что голосует за «дырявую» социальную сферу, и что вследствие дефицита одного только пенсионного фонда в 83 миллиарда рублей впервые за последние годы на фоне сверхприбылей от экспорта нефти, газа реальная пенсия граждан России в будущем году уменьшится.

Нам заявляют, что пенсии, наоборот, планируется повысить на 200 рублей. Однако планируется и инфляция — в 10 процентов. Возьмите среднюю пенсию и посчитайте. Выяснится, что 200 рублей так называемой надбавки не хватит для того, чтобы компенсировать инфляционное обесценивание пенсии. То есть на фоне растущих экономических показателей, профицита бюджета и Стабилизационного фонда, в котором скоро окажется более 700 миллиардов рублей, государство идет на снижение жизненного уровня пенсионеров. Я считаю, что это совершенно несправедливо и экономически неправильно. Ведь у государства есть деньги для того, чтобы выполнить свои обязательства по пенсиям.

Еще более странная ситуация складывается по медицинским фондам. По обязательному медицинскому страхованию возникает дефицит в выполнении даже минимальной государственной программы гарантированной медицинской помощи более чем в 100 миллиардов рублей. Дефицит образуется в регионах, потому что там нет источников его покрытия. Я впервые вижу финансовый документ, в котором дефицит больше самого фонда: всего ассигнования из федерального фонда медицинского страхования в регионы — чуть больше 30 миллиардов рублей, дефицит — 103 миллиарда рублей. И такой документ с «дырой», втрое превышающей запланированные ассигнования, думское большинство приняло.

Наконец, по Фонду социального страхования, из которого гражданам оплачивают больничные листы. Он для того и создан, чтобы работодатели, выплачивая социальный налог, могли не волноваться, что разорятся в случае эпидемии гриппа, которая выведет из строя значительную часть работников. Этот фонд призван минимизировать риски предприятий, равномерно распределив расходы по оплате больничных листов. Государственная Дума приняла решение, что первые два дня больничного листа оплачивать станет непосредственно предприятие. То есть, фактически, человека толкают на конфликт с работодателем. Естественно, работодатель не будет рад претензиям заболевшего работника по оплате больничных листов.

К чему такой подлый ход? Люди просто не станут брать больничные листы. И тем самым фонд социального страхования будет платить меньше денег за счет экономии на здоровье людей.

Мы находимся в Государственной Думе в меньшинстве. Мы не можем навязать думскому большинству свое мнение, но мы в силах объяснить гражданам, что происходит в стране. У государства есть выбор. Правительство может взять на себя политическую ответственность и принять неправильное, вредное для народа решение. Но ему не удастся оправдаться, что предвидеть последствия собственных же решений было невозможно. Потому что мы предупреждали и предупреждаем: вследствие проводимой вами политики страна все дальше заходит в тупик. Она оказывается в зависимости от экспорта сырья при неспособности решать социальные и экономические задачи.

Люди, в конце концов, разберутся, кто есть кто в нашей политической системе, и чьи интересы представляет «Единая Россия», захватившая в Думе подавляющее большинство и вместе с правительством не желающая ни за что отвечать.

Безответственность и некомпетентность власти наглядно видны по социальной реформе, которая вступила в действие с 1 января 2005 года. Ее смысл в том, что федеральная власть в лице правительства и «Единой России» отказалась выполнять практически все социальные обязательства, за исключением выплат героям Советского Союза и России, а также некоторым категориям инвалидов. Все остальные обязательства сброшены на субъекты Федерации. Сегодня федеральная власть благодаря «Единой России» уже не отвечает ни за образование (оно целиком сброшено субъектам Федерации), ни за здравоохранение (3/4 расходов также отдано субъектам Федерации), ни за коммунальные услуги, бремя которых уже давно переложено на города, ни даже за детские пособия. Но у большинства регионов нет источников для оплаты свалившихся на них социальных обязательств государства. Следовательно, льготы большинству ветеранов будут просто отменены, а адекватной денежной компенсации не последует, потому что в регионах на нее просто не окажется денег.

Нынешняя власть так и не сумела освоить бюджетные инструменты поддержки экономического роста. В целом, бюджетная политика правительства сдерживает рост экономики вследствие искусственного снижения конечного спроса в объеме 1,5—3% ВВП и сокращения инвестиционных возможностей в объеме 210,9 миллиарда рублей, изымаемых без какой-либо нужды с финансового рынка в качестве государственных займов. До поры до времени эта негативная роль бюджетной политики скрывается за относительно хорошими макроэкономическими показателями. Но их видимое благополучие не отражает реального состояния российской экономики и основано на благоприятной ценовой конъюнктуре во внешнем мире и высоких темпах роста внутренних цен.

Последнее обстоятельство заслуживает особого внимания, так как от достоверности показателей инфляции зависит реалистичность показателей экономического роста. Официальные оценки инфляции вызывают у специалистов все больше сомнений. В отсутствие альтернативных правительству центров анализа динамики цен мы не можем целиком полагаться на данные Федеральной службы государственной статистики. Она напрямую подчинена Минэкономразвития, «отвечающему» за темпы роста ВВП. Общественное мнение оценивает инфляцию не в 10%, как правительство, а в 20%. Действительно, цены на металл вырастут в этом году в 1,5—2 раза. На 20—30% подорожают хлеб, молоко, сахар, бензин, жилищно-коммунальные услуги. Если показатели инфляции скорректировать в соответствии с общественным мнением, то темпы экономического роста снизятся до нуля.

Мы не можем брать на себя ответственность за утверждение представленного правительством проекта феде рального бюджета. Суть реализованной в нем политики — это отказ федеральной власти выполнять социальные обязательства перед обществом, а также отвечать за должное выполнение своих функций в области финансирования образования, науки, здравоохранения, культуры, модернизации экономики. Сбросив на регионы всю ответственность за выполнение социальных обязательств государст ва, федеральная власть в то же время лишила граждан права избирать губернаторов, установив полный политический контроль над региональными органами власти и освободив их таким образом от ответственности перед населением.

В интересах народа нашей страны мы должны добиться кардинального изменения социально-экономической политики государства, восстановить его социальные функции и гарантии гражданам. Мы не можем принять представленный правительством проект федерального бюджета и должны требовать его пересмотра и приведения в соответствие с социальными обязательствами государства.

Государственная Дума, 25 сентября 2004

Впоследствии удалось убедить президента покрыть дефицит Пенсионного фонда за счет средств Стабилизационного фонда. Но накануне принятия бюджета 2006 г. ситуация повторяется: правительство и «едросовское» думское большинство вновь планируют снижение реальной покупательной способности пенсий.

Вставка: Государственная Дума не поддержала предложение Глазьева голосовать против проекта бюджета 2005 в первом чтении

Результаты голосования за принятие бюджета 2005 г. в первом чтении:

— «за» — 339 чел. (75,3%);

— «против» — 96 чел. (21,3%);

— воздержалось — 4 чел. (0,9%).

Голосовало — 439 чел. (97,5%).

Не голосовало — 11 чел. 2,4%.

Альтернативный бюджет Народного правительства

В России создано Народное правительство. Инициировавшая его политическая коалиция «Патриоты России» готова доказать, что, кроме дискредитировавшего себя социально-экономического курса сегодняшней власти, есть другой путь развития страны. Следуя по нему, можно обеспечить благополучие и достойную жизнь всем гражданам России.

10 марта 2005 г. в Московском доме союзов состоялось представление Народного правительства общественности.

Пресса уже успела окрестить народное правительство «теневым». И наверняка постарается привести аналогии с некоторыми странами Запада, имеющими многолетнюю практику параллельного существования двух кабинетов министров (действующего и созданного оппозицией).

Октябрьский зал на 500 мест оказался тесноват, с трудом вмесив желающих увидеть своими глазами первый в России Народный кабинет министров и участвовать в этом мероприятии в качестве гостей. Зал заполнили деятели науки и культуры, представители общественных организаций и политических движений. Наблюдатели сразу отметили, что давно в одном месте и по одному и тому же поводу не собирались такие разные люди.

В Народном правительстве сформировано 22 министерства и 4 комитета. Среди народных министров — известные политики, специалисты высоко класса, знания и опыт которых будут полезны в деятельности оппозиционного кабинета министров.

Народное правительство будет работать в ежедневном режиме исключительно на общественных началах. Понятно, что это большая нагрузка на членов кабинета Народного правительства. Но как подтвердили некоторые народные министры, они согласны на это, так как осознают значимость дела, за которое взялись.

Опубликовано в «Родной газете», 10 марта 2005 года

Стенограмма выступления Сергея Глазьева НА ЗАСЕДанИИ народного правительства

— Создается впечатление, что главная цель, которую реализует сегодня федеральная власть — максимизация денег, вывозимых из страны. Если таковая цель действительно существует, то федеральную власть следует поздравить с успехом: за последние три года из России вывезено более 150 млрд. долларов. Это максимум за всю мировую историю вывоза капиталов. Следствием такой политики становится деградация общества, научно-производст­вен­ной инфраструктуры. С учетом не полной загруженности производственных мощностей предприятий мы работаем всего лишь на одну треть от потенциальных возможностей.

Реальный результат политики правительства может быть измерен величиной вывозимых ресурсов. Вследствие только бездумного выведения денег из оборота в Стабилизационный фонд потери составили в прошлом году минус 3,5% ВВП, минус 10% инвестиций. В сущности, невежество правительства можно сопоставить с размером стабилизационного фонда. Его политика соответствует доктрине XVIII века, известной как меркантилизм, которая была опровергнута еще Адамом Смитом и популярно разъяснена Александром Сергеевичем Пушкиным в «Евгении Онегине» о том,

Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

К сожалению, эти истины, известные всем школьникам, для нашей власти остаются тайной за семью печатями.

Мы должны понять, что государство — это не частная лавочка. Мы рассматриваем бюджет как важнейший инструмент решения социальных и экономических проблем государства. Главные из них — проблема вымирания народа и деградация человеческого потенциала, разрушение научно-производственного потенциала и фактический развал всей социальной и производственной базы страны. Мы говорим сегодня об удвоении объема инвестиций, удвоении доходов населения и повышении темпов экономического роста. Возможности для этого существуют. Важнейшая задача бюджетной политики государства заключается в том, чтобы эти возможности были реализованы. Главный принцип бюджетной политики народного правительства — безусловное и полное выполнение всех обязательств государства перед обществом.

Мы не делим наших граждан на федеральных и всех прочих. Все граждане страны равны независимо от того, живут ли они в Москве, на Северном Кавказе, в Сибири или на Дальнем Востоке. Всем нужно предоставить одинаковый пакет социальных гарантий. Этот принцип фактически подорван проводимой сегодня социальной реформой. Печально знаменитый закон № 122 о ликвидации льгот фактически разрушил единство социального пространства страны, введя, по сути, антиконституционный порядок дискриминации граждан в зависимости от места жительства и работы.

Вашему вниманию представлен альтернативный бюджет, который реализует все эти принципы: развития, выполнения социальных обязательств государства перед обществом, решения наиболее актуальных экономических вопросов.

По нашим оценкам, уже в текущем году возможно повышение доходной базы федерального бюджета более чем на 964 миллиарда рублей (более чем на 30%), в том числе увеличение налоговых доходов — на 723 млрд. рублей за счет увеличения доходной базы бюджета. Мы отвергаем такие направления, как повышение налогов на труд, на производство и инвестиции. Мы видим резервы повышения доходной базы бюджета за счет прекращения вывоза капитала из страны и за счет экономического роста. Благодаря этим двум направлениям возможно увеличение доходов бюджета более чем на 200 млрд. рублей. Еще 338 млрд. рублей может дать возврат сверхприбылей от эксплуатации природных ресурсов в доход страны.

Можно было бы говорить о более высоких темпах повышения доходов бюджета. Если мы говорим о природной ренте, то на сегодняшний день, в совокупности имея более 50 млрд. долларов ежегодно сверхприбылей от эксплуатации природных ресурсов, государство изымает в бюджет немногим более 20 млрд. долл. В то время как и в Европе, и в Америке, и в Арабских странах давно уже государством изымается более 85%, а во многих странах более 90% сверхприбылей от эксплуатации нефтегазовых месторождений. Если к этому добавить сверхприбыли от эксплуатации гидроэнергетических и других природных ресурсов страны, то сумма дополнительных доходов бюджета может быть удвоена, и можно говорить о повышении доходов бюджета за счет природной ренты не менее чем на 600 млрд. рублей в текущих целях.

Пора прекратить бесхозное использование наиболее ценных доходных источников государства. Это государственная собственность не только на недра, но и на основные фонды. Отдельно я бы выделил такой источник, как прибыль Центрального банка России, деятельность которого покрыта мраком секретности. Никто не может точно сказать, какова реальная прибыль Центробанка с учетом огромного количества резервов, которые он создает без каких-либо обоснований. Мы имеем возможность увеличения доходов федерального бюджета за счет этого источника на 241 млрд. рублей.

Мы считаем, что бюджет должен быть сбалансированным: доходы и расходы должны быть равны и должны сводиться без дефицита или профицита.

Необходимость формирования федеральным правительством гигантского стабилизационного фонда не выдерживает критики. Нам пытаются объяснить, что деньги копятся на черный день. Вдруг цены на нефть упадут, как потом покрывать расходы? — наивно вопрошают правительственные экономисты.

На самом деле для десятков миллионов граждан черный день уже наступил. Он давно наступил для миллионов детей, оставшихся без попечения родителей и брошенных на произвол судьбы государственной властью. В прошлом году этот день наступил для 30 миллионов человек, которые лишились социальных гарантий без какого-либо объяснения. Он наступил для многих российских семей, которые не могут свести концы с концами; для 15 процентов трудоспособных граждан, которые фактически лишены права на труд. Поэтому сегодня нет никаких оснований накапливать деньги.

Более того, если мы посмотрим, в каких же целях правительство накапливает стабилизационный фонд, то обнаружим, что единственная цель — это погашение внешних долгов. С большим трудом удалось заставить федеральное правительство покрыть дефицит Пенсионного фонда из этого источника. Однако до сих пор не покрыты дефициты Фонда социального страхования, и гражданам предлагается самим договариваться с работодателями по оплате больничных. Не закрыт дефицит в бюджете Фонда медицинского страхования, в котором не хватает 83 миллиарда рублей для финансирования официально установленных обязательств государства по оказанию медицинской помощи населению.

В этой ситуации досрочно погашать долги и накапливать огромные деньги только для того, чтобы иностранные кредиторы успокоились, нам кажется аморальным и не эффективным.

Мы предлагаем все средства стабилизационного фонда направить на решение действительно критически важных проблем. Это позволит нам вместе с принципом сбалансированности бюджета поднять расходы федерального бюджета более чем в полтора раза, доведя их до суммы более 1 триллиона 600 миллиардов рублей.

В альтернативной концепции бюджета мы предлагаем направить на нужды социальной политики, в частности, на поддержку образования и культуры сверх того, что запланировано федеральным бюджетом 563 миллиарда рублей. При этом целевым образом выделить необходимые суммы для обустройства беспризорных детей, на увеличение фонда компенсаций для обеспечения социальных гарантий в регионах, для повышения заработ а нной платы работникам бюджетных отраслей.

На развитие национальной экономики, на восстановление бюджета развития направить 430 миллиардов рублей, в том числе 117 миллиардов рублей — на поддержку агропромышленного комплекса.

На поддержку отечественной науки и осуществление фундаментальных научных исследований необходимо выделить 90 миллиардов рублей сверх того, что запланировало федеральное правительство только для сохранения российских научных школ, только для того, чтобы наш научный потенциал прекратил деградировать, а молодые специалисты могли трудоустроиться в России и не искать заработки за границей.

Модернизация жилищно-коммунального хозяйства — еще один важнейший приоритет. Предлагается направить на эти цели и развитие ипотеки 85 миллиардов рублей.

Национальная безопасность и военная реформа требуют также увеличения ассигнований из федерального бюджета. Мы предлагаем направить на эти цели 237 миллиардов рублей сверх предусмотренных бюджетом страны на 2005 год.

Наконец, финансовая помощь бюджетам других уровней (это средства, выделяемые на выравнивание бюджетной обеспеченности жителей страны) должна быть увеличена на 150 миллиардов рублей.

Последняя задача, которая требует отдельного разго вора и которая должна быть решена, — восстановление дореформенных сбережений граждан. Это является нашей обязанностью, мы не должны дискриминировать наших граждан ради иностранных кредиторов. Мне представляется совершенно неприемлемой политика правительства по досрочному погашению внешних долгов при полном игнорировании своих обязательств перед собственными гражданами.

Приоритетное направление распределения дополнительных доходов бюджета — это восстановление дореформенных сбережений граждан. Это важно не только для восстановления справедливости и законности, но и для экономического роста.

Хочу объяснить, как мы получили цифры расходной части бюджета. Это прямой расчет тех минимальных потребностей, которые необходимы для сохранения сети бюджетных организаций. Правительство предлагает отказаться вообще от содержания этой сети, введя так называемый проектно-целевой принцип финансирования бюджетной сферы. По сути, это означает коммерциализацию социальной сферы и отказ от ответственности за содержание школ, больниц, научных организаций. Мы, напротив, считаем необходимым и должны гарантировать сохранение сети бюджетных учреждений, сохранив им сметное финансирование.

Вторая предпосылка расчета бюджетных расходов — повышение заработной платы работникам бюджетных отраслей.

Третья предпосылка — прямой счет расходов на решение наиболее актуальных социально-экономических проблем в зависимости от того, сколько людей нуждаются в поддержке.

И, наконец, нормативы, которые отработаны в мировой практике. Это, прежде всего выделение соответствующего объема средств в пропорции к валовому внутреннему продукту на цели здравоохранения, образования и науки. В соответствии с мировой практикой, мы считаем, что на образование должно выделяться около 10% от национального дохода, на здравоохранение от 6 до 8% от валового продукта, на науку — не мене 3%. Это нормативы развитых стран. Нам следует к ним стремиться.

В отличие от правительства, которое не знает, куда направить деньги, мы хорошо себе это представляем. Мы видим реальные возможности удвоить темпы экономического роста, объем инвестиций и темпы роста доходов граждан, опираясь на перспективные направления развития нашей экономики.

18 апреля 2005 г., Москва

Чем отличается московский учитель от тульского?

Зарплатой, во всяком случае

В нашей редакции побывал депутат Государственной Думы РФ, лидер движения «За достойную жизнь!» Сергей Глазьев. В широких массах он известен как экономист, которому известны пути повышения благосостояния народа, в частности бюджетников. Поэтому мы и накинулись на Сергея Юрьевича с множеством вопросов, а он, что характерно, постарался ответить на них откровенно и полно.

— Сергей Юрьевич, что у вас, экономистов, делается, почему не можете прийти к консенсусу относительно экономического развития страны? Почему инфляция растет быстро, доходы бюджета — медленно, а зарплата вовсе застыла у последней черты? В том смысле, что за ней — нищета, ибо черта та до прожиточного минимума недотягивает.

— А как можно договариваться в условиях диктата одной партии, одной фракции, когда проект бюджета принимается практически без обсуждения? Когда впервые за все годы бюджетного процесса, думское большинство не учло ни одной поправки, которая была инициирована не с их стороны? Так что дискуссии у нас не получается.

— Согласитесь, что эта ситуация больше политическая, чем экономическая. С какой политикой мы тут имеем дело?

— С политикой рыночного фундаментализма, суть которой — отказ государства от ответственности за уровень жизни населения, состояние производственного и научного потенциала и социально-экономическое развитие страны. Эта политика последовательно реализуется в России уже 13 лет и сопровождается снижением участия государства в финансировании социальных расходов. Федеральная власть фактически отказалась от ответственности за народное образование, сбросив бремя финансирования школ в регионы и муниципалитеты. Эта же участь постигла и среднее профессиональное образование — единоросовское думское большинство таким образом закончило наш десятилетний спор с Минфином и, вопреки здравому смыслу, бремя содержания учреждений среднего профессионального образования передано в регионы. Возможно, следующим шагом невежественной власти будет сбрасывание на региональный уровень уже высшего образования.

— Почему Минфин этого так упорно добивается?

— Потому что не понимает простой вещи: вся экономика, весь экономический рост базируется на научно-техническом прогрессе, а тот — на подготовке высокопрофессиональных кадров. Еще с 60-х годов прошлого столетия наука, образование, техника, новое знание стали двигателем экономического прорыва всех развитых стран, на долю которого тогда приходилось примерно две трети прироста национального дохода. А сейчас если брать США, Европу и Японию, то вклад технического прогресса в прирост национального дохода составляет более 90 процентов. Это привело к тому, что вложения в человеческий капитал с 60-х годов в этих странах стали превосходить вложения в машины и оборудование. Поэтому там растет вклад государства в развитие социальной сферы. Переложить эти расходы государству не на кого: для любой частной компании вложения в науку и образование — это всегда вопрос приватизации результатов ее инвестиций. Никто не хочет вкладывать деньги во что-либо, если нет гарантий прибыли. В общем, перевести систему образования на финансирование частных бизнесменов в мире не пытается никто, кроме России. Политика нашего правительства не соответствует общемировым тенденциям, тенденциям современного экономического роста, тянет страну в XIX век. Получение образования, а следовательно и подготовка высококвалифицированных кадров для экономики оказывается личным делом каждого гражданина , а вовсе не государства. Наше государство вообще перестает быть социальным.

— Но ведь нам говорят, и это кажется логичным, что отныне регионы сами будут самостоятельными в выборе приоритетов и целей, в финансировании того, что посчитают нужным. Это плохо?

— Большинство из них просто не в состоянии это делать, не имея необходимых источников финансирования. Дифференциация регионов по уровню бюджетных доходов на душу населения в среднем составляет 5 — 7 раз. К примеру, в Москве бюджетные возможности в расчете на одного жителя в 30 раз больше, чем на Северном Кавказе. Даже в 100 километрах от столицы возможности финансирования бюджетной сферы снижаются многократно. Так зарплата учителя в Туле или в Рязани в 4-5 раз меньше, чем в Москве. В результате сбрасывания ответственности за финансирование образования с центра в регионы для подавляющего числа граждан обязательства государства по образованию будут выполнены не полностью или вовсе не выполнены . Что же тут хорошего? Ведь развивать образование, когда зарплата учителя ниже прожиточного минимума, практически невозможно.

— Министр финансов Алексей Кудрин говорит, что педагогам нельзя увеличивать зарплату, потому что в результате этого сразу сильно вырастет инфляция. Он прав?

— Отнюдь. То, что говорит Кудрин, — образец экономического невежества. Он ссылается на примитивное монетаристское тождество, которое дается в учебнике для первокурсников. Это тождество, согласно которому коли чество обращающихся на рынке товаров товаров, умно женное на цены, должно равняться количеству денег в экономике, умноженных на скорость их обращения. В этом тож дестве четыре переменных. Кудрин берет две из них, фиксирует объем товарной массы и скорость обращения денег. Исходя из оставшихся двух переменных, он получает другое тождество — цены пропорциональны денежной массе. Чем больше денежная масса, тем выше цены, и наобо рот.

За такого рода упрощения реальности нельзя поставить даже тройку. В правильно организованной денежно-кредитной системе прирост денежного предложения направляется в расширение производства товаров. Благодаря действующему в экономике механизму конкуренции на рост денежного предложения предприятия реагируют расширением производства товаров, а не повышением цен, которое снизит их конкурентоспособность. Расширение денежного предложения увеличивает для предприятий возможность брать кредиты и производить больше товаров. Таким образом прирост денег должен связываться приростом товаров. При этом с ростом доходов населения возрастает и склонность людей к сбережениям, что приводит к замедлению обращения денег. То есть при условии, что прирост денежной массы связывается приростом производства товаров, повышение зарплаты будет сопровождаться не повышением, а снижением цен вследствие снижения скорости обращения денег. Такая ситуация наблю дается сейчас, например, в Китае, где на фоне сверхбыстрого роста денежной массы наблюдается снижение цен потому, что объем роста производства товаров превышает рост доходов населения, направляемый на потребление. В результате грамотной макроэкономической политики у них есть деньги, чтобы развивать и экономику, и социальную сферу. У нас вследствие невежества правительственных экономистов денег нет, в том числе на образование.

— Нет денег — да здравствует коммерциализации?

— К сожалению, на большее у правительственных чиновников ума не хватает. Мы знаем, что в Москве берут деньги при зачислении детей в школы и детские сады. Денег у образовательных учреждений не хватает, поэтому часть издержек на их содержание перекладывается на плечи родителей. Коммерциализация бюджетной сферы при низкой зарплате граждан сделает для многих из них услуги в образовании, медицине, культуре недоступными. Расслоение общества будет усугубляться.

Такая политика государства неизбежно приведет к деградации человеческого капитала, интеллектуальных и трудовых ресурсов России. Это означает, что страна теряет будущее, ибо какая политика, такое и образование, какое образование, такая и экономика, такое и развитие.

— Иногда возникает впечатление, что команда Путина его же и подставляет. Он логично излагает что-то, а потом все изворачивают так, что узнать невозможно.

— Да уж примеры тому есть. Стоило Владимиру Владимировичу посетовать, что многие из выпускников вузов не идут работать по специальности, как вместо того чтобы спрогнозировать выпуск нужных специалистов на десятилетие вперед, модернизировать систему образования в этом направлении, сделать так, чтобы выпускники шли туда, где нужны, решили сократить вузы и расходы бюджета на финансирование высшей школы.

Но, следует отдать должное — Путин не скрывал планов коммерциализация социальной сферы перед президентскими выборами. Его убедительная победа на выборах придала ему уверенность в проведении социальной и административной реформы, жесткой бюджетной политики, легализации вывоза капитала за рубеж и в последовательном продолжении политики рыночного фундаментализма, противоречащей интересам подавляющего большинства проголосовавших за него граждан. Все, что он делает сегодня, было заявлено еще до выборов. Так что, поддержав Путина, граждане проголосовали против своих собственных интересов. А президент последовательно реализует прежнюю ельцинско-гайдаровскую политику и правительство лишь исполняет то, что он наметил.

— Мы уже достигли критической точки в экономическом развитии?

— Уже не вернуть позиции в станкостроении, в сель скохозяйственном машиностроении, в машиностроении для легкой промышленности. Эти отрасли, как и многие другие, производившие средства производства, необратимо разрушены, и придется их создавать заново, если у нас будут средства для этого. Но есть и направления, где мы по- прежнему на передовом научно-техническом уровне и этот потенциал можно легко активизировать и расширить объемы производства — это авиационная, ракетно-космическая, атомная промышленность, где мы занимаем лидирующие позиции в мире. Это лазерные технологии, микробиология.

— У нас есть Министерство экономического развития во главе с Германом Грефом, неужели ему нельзя напрямую задать вопрос, который бы поколебал его позиции?

— Это бесполезно. У него нет экономического образования, поэтому, как мне кажется, он не понимает, что делает. Нет, по-видимому, и совести, не говоря уже о любви к России и ответственности перед ее гражданами. А это не лечится. Один штрих: мы говорим, что нет денег на образование, зарплата учителя недостойна того вклада, который образование дает обществу. Но Грефу кажется, что у нас в стране избыток денег и поэтому нужна политика выжимания денег из страны, стимулирования вывоза капитала. Отсюда — идея стабилизационного фонда: поскольку денег слишком много, нужно их заморозить в этом фонде. Правительство сегодня аккумулирует в нем более 500 миллиардов рублей (это намного больше, чем весь бюджет образования), их вкладывают в американские ценные бумаги, которые обесцениваются, и мы просто эти деньги теряем.

Такая абсурдная логика объясняется невежеством, сдобренным теорией рыночного фундаментализма: рынок все сам должен отрегулировать, а если растут цены, значит, денег слишком много. На самом деле цены растут потому, что правительство не ведет антимонопольную политику и не борется с криминализацией рынка, а монополисты произвольным образом взвинчивают цены. Мы переплачиваем в 2—5 раз по сравнению с реальной себестоимостью за бензин, хлеб, молоко, тепло и электроэнергию, мясные продукты. Но для Грефа это слишком сложно и хлопотно.

Абсурд: люди не могут свести концы с концами из-за заниженной оплаты труда, а правительство считает, что денег слишком много. Промышленность задыхается от отсутствия кредитов, ей не хватает денег на расширение производства, а правительство изымает деньги из экономики, Центральный банк их стерилизует, что ведет к завышению процентных ставок и препятствует притоку денег в производственную сферу, провоцируя инфляцию.

— А как быть с нехваткой кадров?

— Нехватка кадров становится серьезным ограничением для развития экономики. Уже сегодня это узкое место на многих выживших и конкурентоспособных предприятиях, которые со своей продукцией выходят на мировые рынки. Трудно найти слесаря, способного работать качественно на новой технике, делать технически сложные вещи даже за 700—800 долларов в месяц. Сбрасывание обязательств по финансированию учреждения среднего профессионального образования в регионы приведет к тому, что многие из них просто прекратят свое существование. Старение квалифицированных кадров не компенсируется притоком молодых специалистов. Вот тут мы и почувствуем, как трудно пойдет развитие страны и ее экономики.

— Справедливо ли то, что нефтяные магнаты получают сверхприбыль?

Безусловно, нет. Нельзя и дальше терпеть того, что богатеет не тот, кто работает, а тот, кто волей случая был допущен к нефтегазовому источнику, к эксплуатации недр. Это наше общее богатство и сверхприбыли от эксплуатации принадлежащих государству природных ресурсов должны направляться на нужды всего общества.

— На съезде «Единой России» звучала жесткая критика в адрес правительства. В декабре его отправят в отставку или сменят часть министров?

— Думаю, ни то ни другое не произойдет. Владимир Путин будет менять правительство тогда, когда определится с тем, как он будет удерживать власть в 2008 году. Раскрученный и опробованный на нем самом вариант с преемником, возможно, приведет к смене правительства, преемник может стать премьером, Стабилизационный фонд даст деньги и позволит решить некоторые социальные проблемы. Народ у нас обладает, к сожалению, короткой памятью, прибавка к пенсии или зарплате в несколько сотен рублей подтолкнет его к голосованию в пользу того, кто будет назван преемником.

— Вы рисуете довольно мрачные картины. Скажите, неужели в правительстве нет ни одного порядочного человека, который бы ратовал за образование, за улучшение положения интеллигенции, был в конце концов просто патриотом?

— Чтобы Правительство было честным и не коррумпированным, оно должно, как и любая ветвь власти, находиться под надзором общества. Такого контроля у нас пока нет. Руководящие кадры сегодня назначаются по принципу личной преданности, а истина рождается в споре разных взглядов и позиций. Когда назначения идут не по принципу профессионализма, рождается круговая порука и коррупция, при которой возможности должности «выжимаются» с максимальной силой. Правительство теряет дееспособность, коррумпируется и мешает развитию страны.

— Сегодня нет крупной политической партии, которая бы не имела своей программы развития образования. Возможна ли консолидация политических сил на базе тех пунктов программ, которые у всех вызывают безусловное согласие?

Уверен, что да. И готов сделать все от меня зависящее, чтобы такая консолидация состоялась. Общей основой для объединения всех конструктивных сил могла бы стать программа социальной справедливости и экономического роста, ключевые положения которой совпадают с программными требованиями народно-патриотического союза «Родина», многими положениями программы КПРФ, политических организаций социалистической и демократической ориентации.

— Что будете делать, на что надеетесь?— На всенародный референдум по ключевым вопросам — это сегодня единственная легитимная форма влия ния народа на власть. Мы подготовили несколько вопросов о восстановлении социальных гарантий на федеральном уровне, о привязке минимальной зарплаты к прожиточному минимуму, о восстановлении права граждан на бесплатное пользование землей, о введении природной ренты, о восстановлении политических прав на выбор своих представителей во власть — губернаторов и депутатов — одномандатников.

Опубликовано в «Учительской газете» 14 декабря 2004 года

Парад суверенитетов начался с назначения губернаторов

Наиболее одиозные лидеры регионов пришли к власти благодаря прямой поддержке Кремля

Придуманная Кремлем политическая реформа проводится якобы для укрепления государства и национальной безопасности. При этом идет масштабная агитация в пользу ее скорейшего принятия. Также в дело идут и провокации — противников реформы называют врагами государства и пособниками террористов. Непревзойденный знаток черного пиара, а по совместительству замруководителя администрации президента Владислав Сурков, объявил о наличии в стране «пятой колонны» врагов Отечества, в состав которой, очевидно, будут заноситься все неугодные его шефу политические и общественные деятели с целью их последующей зачистки.

Туркменбаши на российский лад

Не так давно в вагонах московского метро появились смонтированные наклейки-листовки клеветнического содержания со сфабрикованными чернушниками фотографиями. На них изображены оставшиеся самостоятельными лидеры оппозиции вместе с наиболее одиозным чеченским террористом и олигархом. Мол, вот они — враги народа. Я считаю, что это выходка может оказаться прелюдией к репрессиям против неугодных власти политикам. Как свидетельствует журналистское расследование «МК», расклеила листовки организация «Идущие вместе», клонированная Кремлем для грязных провокаций.

Судя по этим приемам, руководимый Сурковым президентский агитпром перенимает опыт главного фашистского политтехнолога Геббельса. Как известно, ему принадлежит фраза: «Чем грандиознее ложь, тем больше она похожа на правду».

Этот и подобные ему принципы, все шире практикуемые администрацией президента, приближают ее к хорошо известным моделям политического террора 30-х годов с разоблачением и последующим уничтожением «врагов народа». Возможно, в современных условиях он будет не столь масштабным, каким был в СССР и Германии. Число жертв не выйдет за пределы пиночетовской диктатуры, в стране появится нечто вроде российского Туркменбаши. В любом случае, этот рецидив политтехнологии прошлого века губителен для страны.

Как горбачевская антиалкогольная кампания была доведена ретивыми исполнителями до вырубки виноградников, путинская политическая реформа может быть реали зована какими-нибудь «Идущими вместе с вождем» по образцам гитлеровских штурмовиков или китайских хунвейбинов.

Проводимые властью реформы обозначили пока лишь общий вектор изменения социально-политической структуры общества. Но их осуществление задает тенденцию, которая может привести к формированию криминально-олигархической диктатуры. А может и заглохнуть — в зависимости от силы общественного сопротивления. Поэтому столь важно сейчас, пока авторитарно-репрессивный режим власти окончательно не сформировался, ясно осознать его угрозу.

В политику — по пропуску

Как известно, суть политической реформы сводится к ликвидации права граждан прямого избрания глав субъектов федерации и своих представителей в Государственную Думу. Кандидатуру в губернаторы будет предлагать президент, а депутаты Государственной Думы станут избираться по партийным спискам.

Сегодня доступ к СМИ жестко регулируется президентской администрацией. Не трудно догадаться, что все партии, претендующие на доступ к избирателям и прохождение в Думу, должны будут договариваться с президентом, доказывать ему свою лояльность, чтобы получить разрешение на выход в телеэфир. А законодательные собрания в регионах едва ли решатся отклонить предлагаемую президентом кандидатуру в губернаторы. В случае несогласия с ним, их просто распустят. По сути, нам навязывают режим личной диктатуры одного человека, который будет произвольно назначать всех облеченных сколько-нибудь существенной властью руководителей. Противоречит это действующей Конституции или нет, разберется Конституционный суд. Для нас важен смысл навязываемых стране изменений. Реставрация методов прямого административ ного принуждения граждан и силового подавления их воли приведет к окончательной деградации общества, ликвидации главных источников современного экономического роста.

Власть для...

Укрепление вертикали власти — не более чем красивая фраза, имеющая совершенно разный смысл в разных по литических ситуациях. Главные вопросы: каким образом эта вертикаль выстраивается и для каких целей власть « верти­кально укрепляется»?

В нашей новой истории уже был период, когда руководители регионов назначались президентом. Это был период распада СССР и всей социалистической системы управления огромной страной. Захватившим власть революционерам срочно нужны были лояльные руководители в областях. Прикрываясь теми же лозунгами, что и сего дняшние политреформаторы, они сместили большую часть действующих глав регионов, назначенных еще КПСС, и поставили на их место спешно подобранных руководителей. Многие из них не имели ни опыта управления, ни необходимой для этого квалификации. Впрочем, от них многого и не требовалось: не допустить реставрации советско-партийной системы, строго выполнять указания Ельцина, обеспечивать «правильный» ход народного голосования на выборах в федеральные органы власти.Предоставленные самим себе, многие новоявленные главы регионов быстро проворовались , забыв об ответственности перед обществом. Чтобы не потерять кресло, они периодически заваливали президентскую администрацию подарками, задабривали федеральных чиновников взятками. Только после перехода к всенародным губернаторским выборам, населению удалось избавиться от наиболее одиозных фигур — коррумпированных, глупых и наглых.

Сегодня нам предлагают вернуться к этой системе, являющейся явным анахронизмом в условиях XXI века. Неужели в Кремле полагают, что они могут лучше оценить эффективность работы глав регионов, чем население? Как президент будет оценивать работу губернаторов? Пока нам известен только один критерий, по которому с лидеров регионов спрашивают по всей строгости. Это результат выборов Президента и депутатов Государственной Думы. Если он соответствуют спускаемым из Кремля показателям, то все остальное может сойти с рук. Если нет — следует ждать неприятностей от правоохранительных органов.

Кадровики решают все

Власть сильна своей связью с народом. Чем больше она выражает национальные интересы, тем прочнее ее позиции. Чем больше она открыта для него, тем больше к ней доверия. Чем больше она подотчетна народу, тем эффективнее ее политика. Такой власти нечего опасаться народного волеизъявления. И наоборот, коррумпированная, некомпетентная и противостоящая интересам страны власть боится выборов, гласности, любых форм народного контроля. Она предпочитает опираться на силу и подавляет оппозицию. Очевидно, что замена прямых выборов губернаторов утверждением представляемых президентом кандидатур отдаляет власть от народа. Контроль избирателями заменяется на бюрократический контроль президентской администрацией. У губернаторов исчезает ответственность перед гражданами. А ответственность перед Президентом сводится к безусловной политической лояльности. Это делает губернаторов заложниками кремлевских интриг. Ведь у президента не 89 голов, чтобы с утра до ночи думать о каждом субъекте федерации. За него это будут делать кремлевские кадровики, подбирая и оценивая людей по собственному усмотрению.

Сегодня вдруг заговорили, что прямые выборы губернаторов не обходятся без грязных технологий и подтасовок результатов. Это действительно так, особенно, в отношении президентских выборов, что накладывает серьезный негативный отпечаток на результаты всенародного волеизъявления.

И, тем не менее, население — более объективный судья работы губернатора, чем оторванные от реальной жизни кремлевские царедворцы. Последних больше волнует вопрос, какие бизнес-структуры могут поделиться заработком в том или ином регионе, а не то, как там живут простые граждане. Поэтому при всех недостатках избирательных технологий, население эффективнее контролирует работу губернаторов.

Кстати, заметим, что наиболее одиозные лидеры регионов, на которых в качестве негативного примера ссылаются сегодня сторонники политической реформы, пришли к власти благодаря прямой поддержке Кремля.

Наш собственный, да и мировой политический опыт свидетельствует, что выборы губернаторов населением эффективнее административных назначений сверху, так как лучше страхуют государственную власть от коррупционеров и некомпетентных руководителей. Проводимая Кремлем кадровая политика наглядно показывает не всегда удачный выбор президента. Неужели кто-либо из наших граждан думает, что назначенный Путиным Греф, не имеющий даже экономического образования, — лучший из возможных министров экономики? Или Кудрин, который свел бюджетную политику к обслуживанию внешнего долга, — лучший финансист? Или Зурабов, коммерциализировавший государственное финансирование здравоохранения — высококлассный специалист в этой области? А если мы еще вспомним тех, кого Путин назначил ответственными за состояние национальной безопасности? Сегодня граждане не знают, вернутся ли живыми домой. А в правительстве — ни одной отставки.

Назначенцы от сепаратизма не спасут

В качестве важнейшего аргумента в пользу политической реформы говорится о якобы свойственном избираемым губернаторам сепаратизме — стремлении отделиться. В пример приводятся отмененные недавно договоры федерального центра и субъектов федерации о разграничении полномочий, а также тысячи существовавших ранее расхождений между федеральным и региональным законодательствами.

Действительно, сепаратистские тенденции имели место, и их подавление — несомненная заслуга нынешней власти. Однако это доказывает обратное: как только федеральная власть стала всерьез бороться с региональным сепаратизмом, он развеялся, как утренний туман. Порожден же он был самой федеральной властью, панически боявшейся региональных баронов на заре формирования новой российской государственности. Ельцину, исполнившему роль главного разрушителя СССР, мерещилось повторение этого кошмара уже против самого себя.

Целостность и национальная безопасность страны удерживается не административным произволом, а единством правового, экономического и, самое главное — человеческого пространства. Никакими назначениями начальников «сверху» эти скрепы не заменить. Напомню, что парад суверенитетов развернули именно назначенные в свое время губернаторы. И сделали они это по прямому указанию Ельцина, который прямо сказал — берите суверенитета столько, сколько сможете переварить.

Национальная безопасность — это обязанность федеральной власти, которая ни в коей мере не должна зависеть от способа формирования органов власти субъектов федерации. Если выбранный народом губернатор нарушает закон или совершает действия, подрывающие безопасность страны, федеральная власть имеет достаточно рычагов, чтобы отстранить его от занимаемой должности. В то же время, избранный руководитель, находящийся под контролем населения, всегда более осторожен в своих действиях, чем лично преданный ставленник с неограниченными полномочиями. Вспомним, кто поставил Дудаева руководить Чечней, и кто дал ему оружие. Очевидно, что именно федеральная власть породила своей кадровой политикой наиболее опасные формы сепаратизма. Некомпетентность и слабость федеральных структур власти, отвечающих за национальную безопасность, привели к невиданному ранее разгулу бандитизма и терроризма. Именно федеральная власть организовала криминальную приватизацию, легализовала вывоз капитала и фактически отменила валютный контроль, разрешив преступникам прятать деньги за границей и спонсировать террористов через зарубежные банки.

Смею предположить, что авторы политической реформы надеются сбросить ответственность с федеральных органов власти на назначаемых ими региональных руководителей. И не только в сфере социальной политики, но и в области национальной безопасности. То есть за подавление терроризма будут отвечать не вооруженные и обученные федеральные спецслужбы, а совершенно неподготовленные к этой работе региональные руководители, дело которых — не борьба с бандитизмом, а хозяйственные и социальные вопросы. Это как раз и приведет к дальнейшему снижению эффективности системы национальной безопасности.

И последний, самый важный вопрос: зачем Путин заменяет остатки народного контроля режимом неограниченной личной власти? Против кого эта власть будет направлена? Каких целей она добивается? Ответ на этот вопрос дает проводимая в стране социальная реформа...

Можно ли власть, которая уходит от ответственности за уровень жизни и развитие страны, и в то же время пытается все взять под контроль, подавляя любую оппозиционную деятельность, считать патриотичной и эффективной? Можно ли патриотической и эффективной считать власть, которая попустительствует коррупции и вывозу капитала, отгораживаясь от населения административной машиной и лишая граждан права иметь своих персональных представителей во власти?

Если кто-то придерживается такой точки зрения, то он должен нам доказать, что самым патриотичным и эффективным образцами государственного устройства являются диктаторские режимы банановых республик, а образцом для нас в таком случае должен стать Туркменбаши, создавший наиболее завершенную и совершенную модель государственного устройства на обширном постсоветском пространстве.

Опубликовано в «Новой газете» №92 16 декабря 2004 года

Часть II

Что нам ждать от нынешней власти?

В настоящем разделе на основе анализа проекта среднесрочной программы социально-экономического развития страны и других проектировок правительства дается оценка планов нынешней власти и прогнозируются последствия их реализации.

Слепой ведет глухого

Именно такое впечатление складывается после про чтения проекта социально-экономического развития Рос сийской Федерации на среднесрочную перспективу (2005 —2008 годы) и плана действия Правительства Российской Федерации по ее реализации в 2005 году, представленной министром экономического развития и внешней торговли Грефом на утверждение в Правительство России 15 февраля этого года (далее по тексту этой статьи — Программа).

Анализ проблем и постановка задач

Как известно, правильная диагностика проблем и постановка задач составляют необходимое условие форми рования эффективной политики социально-экономическо­го развития и «половину дела» по ее реализации. В соответствии с рекомендациями учебного курса по системному анализу авторы Программы начинают ее изложение с формулировок цели и задач. В качестве «стратегических целей развития страны» выдвигается повышение благосостояние населения и уменьшение бедности на основе динамичного и устойчивого экономического роста. «Ключевым условием» их достижения объявляется обеспечение неуклонного роста конкурентоспособности России.

Авторы программы не утруждают себя раскрытием понятия конкурентоспособности, ограничиваясь пустой фразой о том, что «в современном мире от конкуренции нельзя защититься — в ней можно только победить или проиграть».

Напрасно читатель будет ломать голову над вопросом: конкурентоспособности в каких областях хотят достичь авторы программы? На 229 станицах текста нет упоминания ни об одной конкретной технологии или приоритетном направлении экономического развития, не говоря уже о механизмах их осуществления. В соответствии с примитивной доктриной рыночного фундаментализма авторы программы повторяют, словно по шпаргалке, азы популярных учебников по макроэкономике для первокурсников — оказывается «создание равных условий конкуренции для всех предприятий при ясных и прозрачных правилах игры и есть главная задача Правительства в сфере экономики». По мнению авторов, «вмешательство же государства искажает конкуренцию и отдаляет от главной задачи — построения эффективной экономики».

Остается только догадываться, как при таком подходе правительством должна быть решена увязанная по целям и срокам задача резкого повышения конкурентоспособности трех составляющих:

— человека,

— государственных институтов,

— бизнеса.

Ведь если под конкурентоспособностью человека понимать его образовательно-квалификационный уровень, то без крупномасштабных государственных инвестиций в образование ее не повысить.

Если под конкурентоспособностью бизнеса понимать научно-технический уровень производственного потен циала и его экономическую эффективность, то без многократного повышения инвестиционной и инновационной активности ее не обеспечить. А это предполагает многократное увеличение ассигнований на научно-исследова­тель­ские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), развертывание механизмов кредитования производственных предприятий, модернизацию инфраструктур, что также требует кардинального повышения и роли государства, и государственных инвестиций на эти цели. Стимулирование научно-технического прогресса (НТП) является важнейшей функцией современного государства, так же как организация механизмов воспроизводства человеческого капитала и долгосрочного кредитования экономического роста.

Авторы Программы, по-видимому, не читали ни книг, ни специальных исследований о роли государства в обеспечении социально-экономического развития. Не знакомы они и с закономерностями современного экономического роста. Поэтому и задачи, которые они ставят, не имеют никакого отношения к ключевым проблемам социально-экономического развития страны.

Напрасно читатель будет искать ответы на вопросы о путях преодоления нарастающих тенденций деградации производственного и человеческого потенциала страны, отставания российской экономики по техническому уровню, вывоза капитала и утечки умов за рубеж, утраты главного источника развития — способности страны к генерированию и применению новых знаний и технологий.

Вместо серьезного анализа проблем социально- эконо­мического развития страны в Программе под рубрикой «Важнейшие вызовы современного этапа экономического роста в России» декларируются общие фразы либо двусмысленного содержания, либо вообще лишенные конкретного смысла. Такие вызовы, как «низкая эффективность государственного управления» или «отсутствие условий и стимулов для развития человеческого капитала», так же как низкий уровень конкуренции — это прямые следствия проводимой государством политики, а рассматриваемая программа лишь является ее продолжением. Другие декларируемые вызовы — «высокая доля нерыночного сектора», «неравномерное осуществление реформ на субфедеральном уровне», »низкий уровень интеграции россий ской экономики в международные экономические отношения» — вообще вызовами не являются. Даже школьнику понятно, что проблема заключается не в уровне интеграции страны в мирохозяйственные связи, а в характере ее специализации. По показателям внешнеэкономической открытости и зависимости российская экономика более интегрирована в мировую, чем, например, американская. Но США специализируются на экспорте наукоемких това ров и технологий и на импорте умов. Россия, наоборот, экспортирует умы, сырье и капитал, импортируя готовую продукцию. Оказавшись на сырьевой периферии мирового рынка, Россия несет огромные потери от неэквивалентного внешнеэкономического обмена, который с момента распада СССР сводится с балансом в минус 500 млрд. долл. по движению капитала, и еще с большим ущербом от утечки умов.

Авторы программы признают в качестве «вызова» слабую диверсификацию, создающую высокую зависимость от мировой конъюнктуры цен на основные экспортные товары. Но зависимость от мировой конъюнктуры цен — это лишь одно из следствий более глубокой проблемы — деградации научно-производственного и интеллектуального потенциала страны, вызванного неверной политикой са моустранения государства от решения задач стимулирования инновационной и инвестиционной активности и защиты национальных интересов во внешнеэкономической сфере.

Отказавшись от поддержки отечественных товаро производителей, государство тем самым поставило их в неравные конкурентные условия по отношению к ино странным корпорациям, пользующимся доступом к дешевым кредитам, государственным субсидиям на НИОКР, имеющим разветвленную глобальную сеть сбыта своих товаров.

Если бы Правительство России честно выполняло главный постулат Программы о «создании равных условий конкуренции для всех предприятий», то оно многократно бы увеличило расходы на стимулирование НТП, совместно с Центробанком создало бы механизмы долгосрочного кредитования производственных предприятий и рефинансирования банковских кредитов под развитие производства, организовало бы предоставление гарантий под экспортные кредиты, ввело бы компенсационные пошлины и другие защитные меры против недобросовестной торговой практики со стороны импортеров. В общем, действовало бы подобно другим развитым государствам, всемерно защищая интересы своих товаропроизводителей и помогая им в освоении новых технологий в целях продвижения своей продукции в острой конкурентной борьбе на мировых рынках.

Вместо этого Правительство пассивно констатирует деградацию российской экономики и декларирует принцип равной удаленности и уравнительный подход ко всем субъектам хозяйственной деятельности, не принимая в расчет колоссальные преимущества транснациональных корпораций и содействуя таким образом захвату ими российского рынка. По-видимому, небескорыстно, ведь одним из таких преимуществ иностранных компаний является коррумпированность российских чиновников, которым открываются зарубежные счета для перечисления комиссионных за бездействие в защите интересов российских товаропроизводителей.

В результате формального равенства возникает колос сальное фактическое неравенство в условиях конкуренции — российские предприятия платят за кредит впятеро дороже иностранных конкурентов, получают в тысячи раз меньше государственных субсидий и других форм поддержки, работают на изношенном оборудовании и несут повышенные производственные издержки. При этом чиновники, призванные защищать национальные интересы России, работе с отечественными предприятиями предпочитают встречи с представителями крупнейших ТНК и разглагольствования на международных конференциях о либерализации российского рынка.

Как, к примеру, можно объяснить противоправное давление г-на Грефа на главного санитарного врача России с требованием снять ограничения на импорт недоброкачественной американской курятины? Не известно, сколько заплатили за это лоббирование американские фирмы, но российские птицефабрики точно понесли от такой странной и противоестественной активности российского министра многомиллионные убытки, а российские граждане потребили немалое количество вредных для здоровья гормональных препаратов, содержащихся в американских продуктах, не рекомендуемых к потреблению в самих США.

Глубокое непонимание сути проблем авторы Программы демонстрируют и в региональной политике. Вме сто того чтобы констатировать разрушительные тенденции нарастания дифференциации регионов по уровню социально-экономического развития, они рассуждают о нерав номерном осуществлении реформ и о бесполезности, даже нежелательности финансового выравнивания развития регионов. Хорошо бы им пожить хотя бы пару месяцев за 100 километров от Москвы в роли учителя средней школы или квалифицированного рабочего. Возможно, тогда бы они почувствовали на себе многократные различия в уровне жизни между регионами. Когда среднестатистические различия между регионами по доходам и бюджетным расходам на душу населения достигают 5 — 8 раз, впору говорить о разрушении единого социально-экономического пространства страны, чреватого серьезными угрозами национальной безопасности.

Авторы программы из-за недостаточной образованности и непонимания предмета просто не видят ни глав ных проблем социально-экономического развития страны, ни возможностей их решения. Повышение конкурентоспо собности государства они понимают как дальнейший демонтаж его функций. Перефразируя из вестные слова ста линской эпохи «нет человека — нет проблем», можно сказать, что незамысловатая логика авторов Программы сводится к принципу «нет государства — нет задач».

Действительно, нельзя же всерьез считать, что главной задачей правительства является создание равных условий конкуренции. Ведь они в принципе не могут быть равными для среднего производственного предприятия и гигантской монополии, для разоренного машиностроительного завода и доминирующей в мире транснациональной корпорации, для забытого государством леспромхоза и наукоемких производств комплексной переработки леса, размещенных для переработки российского леса по ту сторону границы...

Но авторы программы за деревьями не видят леса — они не понимают ни реальных проблем, ни возможностей развития российской экономики, они не знают ни ее болезней, ни методов их лечения. Вопрос заключается лишь в том, будет ли правительство России реализовывать эту Программу, оставшись глухим к рекомендациям ученых и специалистов, или возьмет на вооружение современные знания отечественной и мировой науки?

Как будет показано ниже, третьего не дано — подго товленную Грефом Программу невозможно исправить в силу ее полной несостоятельности. То, что в ней правильно — банально и носит декларативный характер, а то, что предлагается конкретно — неправильно и вредно. Эту программу следует опубликовать как образец невежества и профнепригодности ее авторов. Или же попробовать реализовать с колоссальным ущербом для страны в назидание потомкам, в очередной раз удивив весь мир.

Рассмотрим предлагаемые в Программе «Основные приоритеты социально-экономического развития Российской Федерации в среднесрочной перспективе и методы их реализации».

Прорыв в Средневековье

Именно так можно охарактеризовать избранные в программе способы реализации первого из заявленных приоритетного направления социально-экономической политики — реформы образования. Хотя эта реформа преподносится как модернизация образования, на самом деле речь идет о банальной коммерциализации этой отрасли со снижением государственных обязательств. Цель этой реформы ставится более чем скромная — «сохранить более высокий уровень российского образования по сравнению с тем, который характерен для стран сопоставимого уровня социально-экономического развития». Для справки заметим, что к числу таких стран, с которыми мы соседствуем в рейтингах уровня социально-экономического развития, относятся Алжир, Панама, Венесуэла...

При всех декларативных заявлениях г-на Грефа о необходимости перехода к экономике знаний, судя по его Программе, речь идет об экономии на знаниях. Единственно конкретный тезис в разделе «модернизация образования» подразумевает именно это: «для удовлетворения индивидуальных потребностей детей в течение всего периода обучения в общеобразовательной школе им будут предоставляться услуги дополнительного образования. При этом расширение возможностей выбора учащимися школ индивидуальных образовательных траекторий, будет способствовать снижению недельной нагрузки учебного плана".

В переводе на общедоступную терминологию речь идет о введении частичной платности среднего образования. Планируется сократить объем бесплатно предоставляемой обязательной образовательной программы, освободив время для факультативных добровольных уроков, которые будут вестись за отдельную плату. Таким образом, около четверти услуг средней школы будет предоставляться на коммерческой основе. С учетом крайне низких доходов большинства российских семей «модернизация» образования будет означать сокращение часов обучения и получаемых знаний.

Следствием этой реформы станет разрушение единого образовательного пространства страны. Одновременно с введением частичной платности среднего образования меняется статус средней школы, которая получает юридическую самостоятельность и принуждается государством к самостоятельному зарабатыванию денег. Не трудно спрогнозировать, что школы разделятся на элитные, где будут обучаться дети богатых родителей, и квалифицированные учителя смогут получать хорошую зарплату, и все остальные, в которых не будет хватать педагогических кадров и возможностей качественного обучения. В целях решения проблем собственного выживания учебные заведения подталкиваются к оказанию коммерческих услуг, наиболее безобидными из которых станет сдача в аренду учебных помещений и торговля «сникерсами» в школьных коридорах.

Таким образом, в XXI веке, который обоснованно характеризуется как век перехода к экономике знаний, нам навязывается снижение образовательного уровня подрастающего поколения. В то время как европейские и другие развитые страны переходят к системе общедоступного бесплатного высшего образования, и нормой становится всеобщее 14-летнее образование, российское правительство тянет нас назад, в позапрошлый век, когда за образование приходилось платить, и оно оставалось привилегией богатых.

Именно к этому сведутся реальные последствия предложенной в Программе реформы образования. Остальные ее положения, со многими из которых можно было бы согласиться, имеют гораздо меньшее значение и носят формальный характер. В случае реализации этой программы мы рискуем к середине XXI века оказаться с полуграмотным населением и бесповоротно утратить способность к генерированию и применению новых знаний, что составляет главный источник современного экономического роста.

Наша образовательная система, конечно же, нуждается в модернизации, понимаемой в соответствии с общепринятым значением этого термина. В словаре русского языка С. И. Ожегова «модернизировать» — значит, вводить усовершенствования, сделать отвечающим современным требованиям.

Необходима информатизация образовательного процесса, оборудование школ современной техникой, кардинальное повышение квалификации преподавателей, которые должны учить детей не только «сумме знаний», но, прежде всего, способности творчески мыслить. Для этого необходимо соответствующее увеличение финансирования образования. В условиях, когда 80% семей с двумя и более детьми имеют среднедушевые доходы ниже прожиточного минимума, сделать это может только государство.

Авторы программы старательно обходят вопрос государственного финансирования образования. Между тем он является ключевым — для сохранения и реализации модернизации образовательного потенциала страны необходимо, как минимум, двукратное увеличение государственных ассигнований на эти цели. Возможности для этого у государства есть. Но оно предпочитает вывозить миллиарды долларов за рубеж, оставляя учителей с нищенской зарплатой, а школы — без денег. Вместо того, чтобы обеспечить нормальное финансирование образования, Правительство решает проблему недостатка средств на содержание школ путем сокращения их количества и самого образования в целом.

Коммерциализация образования в принципе не может обеспечить нормальный уровень его финансирования. Наивные рассуждения авторов программы по повышению инвестиционной привлекательности системы образования не учитывают одной существенной человеческой особенности. Человек, даже сведенный к хомо экономикус — это не продукт фабричного производства, а свободный индивид. Он сам себе выбирает место работы вне зависимости от того, кто финансировал его образование. Из этого следует, что инвестор, вкладывающий средства в образование, не может рассчитывать на приватизацию результата своих инвестиций. Именно поэтому образование во всех странах со сложившейся рыночной экономикой развивается как общественное благо и финансируется в решающей степени государством. Попытка сбросить эту функцию на мифических «инвесторов» приведет лишь к соответствующему снижению инвестиций в развитие образования.

Любящий рассуждать про экономику знаний г-н Греф, видимо, не понимает, что расходы на образование и науку — это ключевые составляющие инвестиций в создание и применение знаний. Экономика знаний требует перехода к всеобщему высшему образованию, которое должно быть доступно каждому человеку. Так же как индустриализация предполагает всеобщее среднее образование, переход к постиндустриальной экономике знаний требует всеобщее высшее образование. Расходы на образование становятся ключевой составляющей инвестиций в развитие, вместе с расходами на здравоохранение, науку и культуру их доля в совокупных инвестициях развитых стран составляет более половины и намного превышает инвестиции в материально-техническую составляющую производственного потенциала.

Аналогичные недоразумения возникают и при рассмотрении второго приоритета программы, который формулируется как «повышение эффективности функционирования системы здравоохранения». И в этой сфере повышение эффективности понимается как сокращение государственных обязательств, экономия на здоровье граждан камуфлируется как «внедрение оптимальных финансовых механизмов обеспечения здравоохранения».

Планируемая в программе конкретизация государственных гарантий в области здравоохранения понимается как приведение оказываемых бесплатно медицинских услуг в соответствие с объемом средств, выделяемых на их финансирование через систему обязательного медицинского страхования. К этому сводится смысл предлагаемой в программе реформы здравоохранения, которая заключается во введении жестких бюрократических процедур по контролю за расходами на оказание медицинской помощи населению. Врачи будут отвечать за расходование средств, а не за лечение больных. Место лечения человека займет проведение формальных бюрократических процедур диагностики его болезней и выписки установленных лекарств в пределах утвержденных нормативов.

Планируемая в Программе коммерциализация здравоохранения приведет к стагнации финансирования этой отрасли на сложившемся уровне. Это повлечет за собой сокращение медицинских услуг, объем которых будет приведен в соответствие со средствами, выделяемыми государством на эти цели за вычетом стоимости услуг страховых компаний. Об этом свидетельствуют и целевые показатели реализации программы, предусматривающие сокращение количества вызовов скорой помощи и «излишних мощностей больниц».

По-видимому, авторы Программы давно не посещали больницы и не вызывали городскую службу скорой помощи. Иначе бы они и не посмели говорить об «излишних мощностях больниц», в которых пациенты лежат в коридорах из-за недостатка мест, и о сокращении вызовов скорой помощи, которую часто приходится ждать несколько часов. Греф и его соавторы, наверное, лечатся за рубежом и пользуются услугами недоступных для населения элитных клиник. Поэтому они не понимают, что в рамках выделяемых сегодня на здравоохранение средств повысить качество и доступность медицинской помощи невозможно физически.

Международные сопоставления свидетельствуют о том, что количество госпитализаций в стране не является чрезмерным. Данные по количеству госпитализаций в разных странах в расчете на 100 человек населения показывают, что Россия лишь незначительно превышает уровень большинства европейских стран. Этот показатель в конце 90-х годов в РФ был всего на 10% выше, чем в среднем по странам Европы и на 10 — 20% ниже, чем в Австрии, Венгрии, Литве, Финляндии. Показатель средней занятости больничной койки (более трехсот дней в году) превышает соответствующий показатель для большинства других стран.

Заметим также, что Россия отстает от развитых стран по показателю численности больничного персонала в расчете на одну больничную койку. То же самое относится и к общей численности занятых в здравоохранении. Численность занятых в лечебно-профилактических учреждениях России составляла в 2000 году 5,5% от общей численности населения, занятого в экономике, в то время как уже в начале 90-х годов численность занятых в здравоохранении в процентах от общей численности занятого населения составляла в Австралии — 6,9, Нидерландах — 6,6, Норвегии — 9,1, Франции — 6,8, Финляндии — 8,3, Швеции — 10,0, Швейцарии — 9,9. В США этот показатель составлял в 1990 году 6,6, в 2000 г. — 7,4%. Численность занятых в здравоохранении развитых стран имеет устойчивую тенденцию роста, при этом рост занятости в этой сфере опережает рост общей занятости населения. Такая тенденция объясняется, в частности, постоянным освоением новых медицинских техно логий, которые не являются трудосберегающими и требуют увеличения численности как медицинского, так и немедицинского персонала лечебно-профилактических учреждений.

Таким образом, рассуждения авторов Программы об избыточности коечного фонда в больницах или врачей есть не более чем невежество лиц, которым президент поручил заниматься здравоохранением на горе всем гражданам России. Платой за эту некомпетентность становится резкое, на пять лет, сокращение средней продолжительности жизни населения. В России она на 12—15 лет меньше, чем в развитых странах. По этому показателю, интегрально отражающему уровень жизни населения, Россия опустилась за годы «реформ» с 35-го на 120-е место в мире.

Реформирование здравоохранения должно предусматривать не менее чем двукратное повышение финансирования этой отрасли, доведение доли расходов на здравоохранение до 6% ВВП, характерных для постсоциалистических стран Центральной Европы и соответствующего рекомендациям авторитетных международных организаций в этой области. Это будет означать лишь частичное восстановление прежнего уровня расходов на здравоохранение, который сократился по сравнению с 1991 годом втрое. Сделать это путем коммерциализации здравоохранения невозможно по тем же причинам, рассмотренным выше в отношении образования — у большинства граждан нет денег, необходимых для полной оплаты нужных им медицинских услуг. Государству совместно с медицинскими страховыми компаниями необходимо решать эту задачу не за счет граждан, а мобилизуя дополнительные источники финансирования.

Здравоохранение требует реформирования, но не путем урезания бесплатной медицинской помощи под планируемое правительством снижение социального налога. Если исходить из Программной декларации о том, что «целью реформы здравоохранения является повышение доступности и качества медицинской помощи для широких слоев населения», то политика государства в этой области должна строиться определенным образом.

Во-первых, гарантируемые государством объемы бесплатной медицинской помощи должны устанавливаться не путем «стандартизации медицинских технологий», как записано в Программе, а на основе оценки потребности населения в охране здоровья и последовательного увеличения ассигнований на эти цели. Стандартизация медицинских технологий — это технический вопрос, облегчающий оценку расходов, но не их требуемый объем.

Во-вторых, должны быть четко разделены обязательства по финансированию расходов на здравоохранение между федеральным бюджетом, бюджетами субъектов федерации и системой обязательного медицинского страхования. Последняя должна гарантировать страхование рисков заболевания граждан по всем случаям, угрожающим их жизни и здоровью. Очевидной основой планирования расходов в этой системе должен быть не объем средств, собираемый на эти цели по социальному налогу, а фактический объем текущей медицинской помощи, оказываемой населению государственными учреждениями здравоохранения за определенный базовый период. Страховые компании нужны не для того, чтобы пропускать государственные средства для государственных же медицинских учреждений, а для того чтобы страховать риски, связанные со здоровьем клиентов. Из этого следует, что государственные фонды обязательного медицинского страхования должны напрямую финансировать государственные медицинские учреждения исходя из установленных нормативов их содержания. А страховые компании — непосредственно финансировать лечение больных, включая расходы на лекар ства, обследования и медицинские услуги, предоставляемые организациями здравоохранения по выбору застрахованного лица. Непосредственно из бюджета должны выделяться средства на развитие здравоохранения, включая финан сирование медицинских исследований, инвестиции в модер низацию государственных учреждений здравоохранения, а также на выравнивание уровня расходов на душу населения в различных регионах страны.

В-третьих, должны быть четко установлены и профинансированы за счет федерального бюджета приоритетные направления профилактики социально обусловленных болезней, включая СПИД, туберкулез, алкоголизм и наркоманию. Особое значение имеет всеобщая вакцинация населения, расходы на которую также должны финансироваться за счет федерального бюджета.

В-четвертых, федеральный бюджет должен взять на себя расходы по диспансеризации всех детей и подростков, а также по содержанию родильных домов и женских консультаций. Особое значение имеет работа по обустройству и лечению беспризорных детей, которая также должна финансироваться федеральным бюджетом как общенациональная проблема.

В-пятых, должны быть многократно увеличены государственные расходы на медицинскую науку, информатизацию и модернизацию медицинских учреждений. В развитых странах здравоохранение стало одним из ведущих локомотивов экономического роста — применение современных медицинских технологий позволяет существенно улучшить здоровье и продлить жизнь, кардинально повышая ее качество. Биотехнологии в медицине, фармацевтика, профилактика болезней и физкультура становятся ведущими отраслями экономики XXI века.

К сожалению, авторы Программы не хотят понять, что расходы на здравоохранение, образование, науку и культуру являются инвестициями в воспроизводство человеческого капитала, ставшего главным фактором современного экономического роста. Расходы на эти цели правительством воспринимаются не как инвестиции, а как подлежащие минимизации затраты. Парадоксальным образом одновременно с ростом ВВП и доходов бюджета правительство сокращает долю государственных расходов на здравоохранение, которые за время после катастрофического 1998 года снизились с 3,4% до 2,5% ВВП. То есть по мере роста финансовых возможностей государства финансирование здравоохранения ухудшается. В Программе планируется дальнейшая коммерциализация социальной сферы, что в нынешних российских условиях повлечет не только снижение уровня жизни миллионов граждан, но и подорвет воспроизводство человеческого капитала.

Специальные исследования показывают, что среди причин резкого сокращения продолжительности жизни российского населения снижение уровня и качества медицинских услуг занимает одно из первых мест. Восстановление в 2001-2006 годах дореформенного уровня финансирования здравоохранения позволило бы сохранить жизнь 1,3 миллионам человек трудоспособного возраста. Это вполне возможно при нынешних доходах государственного бюджета и экономически эффективно — на каждый дополнительный рубль расходов на здравоохранение экономия инвестиций составляла бы 0,12 — 0,27 рублей.

Таким образом, вопреки и мировым тенденциям, и интересам страны, планируемое правительством реформирование социальной сферы ведет не к ее модернизации, а к деградации в ущерб здоровью граждан, откату к механизмам воспроизводства человеческого капитала позапрошлого века. Реализация этих планов будет иметь катастрофические последствия не только для миллионов семей, лишаемых социальных гарантий на современное образование и охрану здоровья, но и для народа России в целом, так как закрепит тенденцию социального расслоения, ухудшения здоровья и деградации большинства населения.

Впрочем, авторов программы благополучие русского народа не волнует. Его вымирание они предлагают компенсировать путем «легализации положения нелегальных мигрантов». Программа констатирует, что «сложившиеся демографические тенденции делают экономически целесообразным стимулирование замещающей миграции, то есть миграции, компенсирующей сокращение численности всего или отдельных групп населения».

Иными словами, авторы Программы относятся к народу России, как к человеческому сырью, недостаток которого можно восполнить более дешевым и неприхотливым импортируемым «человеческим материалом». Судя по содержанию предлагаемых в Программе мер по анти-социальной реформе, под повышением конкурентоспособности человека они понимают широкое применение рабского труда бесправных иммигрантов из Азии, которые должны вытеснить «неконкурентоспособных» русских, требующих социальных гарантий, уважения своих прав и настаивающих на справедливой оплате своего труда.

Таким образом, на словах признавая, что «главное конкурентное преимущество современной высокоразвитой страны связано с человеческой личностью и теми факторами, которые непосредственно связаны с жизнедеятельностью человека», на практике программа предусматривает не развитие этих факторов (образование, здравоохранение, жилье), а их деградацию, демонтаж механизмов ответственности государства за их состояние и развитие.

Сытый голодного не разумеет

В перечне приоритетов авторы Программы не могли, разумеется, обойти вопрос борьбы с бедностью. Для этого предлагается пересмотреть существующие механизмы социальной помощи и создать условия для вовлечения бедных трудоспособных, но не работающих граждан в экономическую деятельность. Повышение зарплаты и обеспечение социальных гарантий не упоминаются в числе приоритетных направлений борьбы с бедностью. Бедня кам, ставшим таковыми вследствие государственной политики распределения национальных богатств, проводимой в пользу власть имущих, авторы Программы предлагают самим решать свои проблемы.

Это неудивительно, учитывая, что авторы Программы не знают проблемы, которую собираются решать. Они наивно полагают, что причиной недостаточной успешности бедных граждан на рынке труда является то, что они значительно уступают небедным гражданам по уровню образования. На самом деле особенностью большинства русских бедняков является их вполне высокая квалификация и практический опыт, которых в любой другой стране было бы достаточно для получения хорошо оплачиваемой работы. Вина наших инженеров, ученых, учителей, врачей, молодых специалистов заключается в том, что вследствие порочной политики государства были разорены тысячи потенциально конкурентоспособных предприятий, а богатейшее в мире государство вдруг стало настолько бедным, что не может дать достойную оплату труду учителя, ученого, врача.

В отличие от бедности в других странах, где она действительно охватывает главным образом неквалифицированную и малообразованную часть населения, в России бедными стали высококвалифицированные и вполне конкурентоспособные кадры. Эмигрируя, они быстро находят хорошо оплачиваемую работу за рубежом. Ущерб, который несет Россия от утечки умов, оценивается экспертами ООН в сотни миллиардов долларов. И Греф вместе с другими малообразованными авторами Программы, которых едва ли взял бы кто на работу, кроме Путина, не понимают, что именно их безграмотной политике обязаны своей бедностью миллионы высококвалифицированных специалистов.

Главной причиной чудовищной бедности большинст ва населения России является разрушение научно- произ­вод­ст­венного потенциала и недостойно низкая оплата труда. И то, и другое является следствием проводившейся до сих пор социально-экономической политики. Без ее изменения преодолеть массовую бедность и вырождение населения России невозможно. В частности, необходимо перейти к последовательной политике стимулирования НТП, инновационной и инвестиционной активности, организовать кредитование производственной сферы, развернуть меры по защите внутреннего рынка и повышению конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей...

Ничего подобного в Программе не предусматривается. Не предусматриваются также и меры по повышению оплаты труда. Авторы программы даже не осознают, что сохра нение минимальной зарплаты на уровне ниже прожиточного минимума позорно для России. Они рассуждают о либерализации рынка труда, чтобы усилить конкуренцию среди рабочей силы, но ни слова не говорят о повышении оплаты труда, которая в России вчетверо ниже в расчете на единицу производимой продукции, чем в развитых странах. Доля оплаты труда в использовании ВВП в России в полтора раза ниже вклада труда в создание ВВП.

Эксплуатация труда в России самая высокая в мире, что является вторым по важности источником сверхприбыли российских олигархов. Первым же источником сверхприбыли остается природная рента, половина которой присваивается в частных интересах и уходит из страны, вместо того чтобы использоваться в интересах народа России, который является собственником природных ресурсов. В последнем случае доходы работников бюджетной сферы можно было бы удвоить в течение двух лет за счет соответствующего повышения доходов бюджета, а не повысить на 40% к 2008 году, как это предлагается в Программе за счет ликвидации «неэффективных» рабочих мест. Остается только догадываться, сколько рабочих мест в образовании, науке, здравоохранении, культуре и армии собираются сократить авторы Программы ... А сокращаемым работникам, отдавшим годы жизни служению государству, — надеяться на чудо, обещанное авторами Программы самотрудоустройство за счет «синхронизации процессов высвобождения работников бюджетной сферы и поддержки развития в регионах малого предпринимательства».

Обедневшие по вине государства граждане не дождутся от правительства не только повышения реальной оплаты труда и пенсий, но и элементарной помощи. Как пишут авторы, «учитывая низкую эффективность подавляющего большинства действующих социальных программ с точки зрения сокращения бедности, на первом этапе (2005 — 2006 годы) представляется нецелесообразным увеличение в реальном выражении расходов на их финансирование». Вместо этого предлагается реорганизация механизмов социальной защиты.

Под реорганизацией, как не трудно догадаться, понимается замена большинства социальных гарантий и обяза тельств государства денежными компенсациями. Только вот миллионы российских граждан, об улучшении матери ального положения которых трогательно заботится г-н Греф, не понимают своего счастья и протестуют против замены социальных гарантий унизительными подачками «на бутылку и закуску».

Четвертый приоритет Программы, в отличие от первых трех, правительство сможет выполнить. Речь идет о том, что не следует подрывать достигнутый уровень макроэкономической стабильности. Не приходится сомневаться, что продолжение проводимой правительством политики стерилизации не только денежной массы, но и основных источников экономического роста, обеспечит нашей стране окончательную и необратимую деградацию человеческого и производственного капитала. Может быть, в этом и состоит цель политики правительства?

Ответ на этот вопрос дает анализ пятого приоритета — «совершенствования институциональной системы».

Понемногу обо всем ...

«Созданию институтов, способствующих повышению темпов экономического развития» посвящено 128 страниц текста программы — более половины ее объема. Поскольку в этом разделе Программы нет последовательной логики, и ее содержание представляет собой причудливый калейдоскоп более или менее банальных — верных и неверных — мыслей, придется анализировать их по мере появления по тексту. Содержание раздела «О развитии человеческого капитала и повышении качества жизни» нами уже было рассмотрено выше. К сожалению, в нем не оказалось советов ни по развитию, ни по повышению качества жизни. В этом его сходство с двумя другими разделами этой же части Программы, описывающих «Повышение эффективности государственного управления и регулирования», «Создание и развитие рыночных институтов, обеспечивающих конкурентоспособность экономики».

Предлагаемая в Программе реформа государственного управления приятно впечатляет убежденностью авторов в возможности преодоления бюрократического склероза, коррупции и некомпетентности, поразивших все органы государственной власти, посредством ее дальнейшей фор мализации и бюрократизации. При этом в 14 направлени ях оптимизации, реформирования, повышения эффективности, стандартизации, регламентации и прочей рационализации системы госуправления нет ни слова о механизмах ответственности власти перед обществом. Не говорится ни о политической ответственности правительства за уровень жизни и экономическое развитие страны, ни об уголовной ответственности коррупционеров, ни об административной ответственности за ошибочные и вредные решения.

Очевидно, что в отсутствие ответственности власти за результаты своей работы любые попытки рационализации и оптимизации последней ничего, кроме новых бюрократических извращений, не дадут. Но правительство с увлечением имитирует лечение бюрократических патологий бюрократическими же методами, упорно игнорируя все предложения по введению правовых механизмов реальной ответственности власти за выполнение своих обязательств перед обществом. В частности, более трех лет правительством отвергается законопроект «О социальной ответствен ности….», а также поправки в Уголовный Кодекс, конкретизирующие ответственность чиновников за невыполнение своих функциональных обязанностей, предложения по введению элементарных механизмов контроля над деятельностью правительства со стороны парламента и обще ства.

О халатном отношении к решению задач повышения эффективности госуправления как нельзя лучше свидетельствует отношение авторов Программы к госсобственности, которая в худших чубайсовских традициях рассматривается как обуза для государства и нажива для приватизаторов, а не как важнейший инструмент решения задач развития страны и выполнения государственных функций. Вопреки общемировой тенденции расширения многообразия форм собственности, в которых участвует государство как выразитель общественных интересов, программа определяет «направления изменения госсектора в сторону значительного сокращения многообразия задач, возлагаемых на предприятия государственного и муниципального сектора, снижения их доли в общем объеме промышленного и сельскохозяйственного производства».

Авторы программы, по-видимому, совершенно не знакомы с характерными для развитых стран тенденциями эволюции государственных функций в соответствии с потребностями развития современной экономики и общества. Превращение НТП в главный фактор экономического роста вызвало небывалое усложнение роли государства в обеспечении развития общества, заставив его в целях обеспечения конкурентоспособности национальных экономик расширять свое присутствие и свою собственность в науке и образовании, в здравоохранении и инфраструктуре, в наукоемких отраслях промышленности и сферы услуг. Наверное, авторы Программы имеют весьма смутное представление о современной экономике, рассматривая ее как большой базар средневекового образца, на котором государственным чиновникам ничего, кроме сбора налогов и улаживания конфликтов, делать не надо.

Такой примитивный подход характерен и для планов по налоговой реформе. Авторы Программы пишут о совершенствовании фискальных технологий, не задумываясь над экономическим смыслом применяемых налоговых инструментов. Сохраняется основной недостаток нынешней налоговой системы — ее несправедливый и аморальный характер, порождающий чудовищные извращения в мотивах экономической деятельности. Она дестимулирует честный труд и поощряет присвоение чужого.

В основе действующей налоговой системы лежит налогообложение труда, к которому сводятся все налоги на доходы и добавленную стоимость. При этом бремя налогообложения доходов одинаково для богатых и бедных, хотя источники дохода у них разные. У бедных, живущих, как правило, на зарплату, источником дохода является труд, который недооценивается в среднем вдвое по отношению к своему результату. У богатых источником дохода является либо собственность, либо присвоение части чужого труда путем занижения зарплаты и завышения цен, либо природная рента, образующаяся от эксплуатации принадлежащих всему обществу природных ресурсов. Получается, что самый недооцененный и угнетенный фактор производства — труд — несет главное налоговое бремя. А доходы, полученные за счет присвоения чужого, будь то природная рента, неоплаченный труд или завышение цен, легализуются уплатой незначительных налогов. В результате работать становится невыгодно, и творческая энергия людей направляется на присвоение чужого как самый короткий путь к обогащению.

Действующая в России налоговая система не только несправедлива, но и неэффективна. Она дестимулирует труд и поощряет вывоз капитала, стимулирует монополизацию и подрывает конкуренцию, порождает коррупцию и угнетает предпринимательскую инициативу. Экономическая наука и общемировая практика доказывают необходимость кардинального изменения налоговой системы в следующих направлениях:

— изъятие природной ренты в доход государственного бюджета путем введения прогрессивного налога на сверхприбыль у недропользователей, платы за использование гидроэнергетических ресурсов;

— снижение налогов на труд, включая социальный налог и налог на добавленную собственность;

— восстановление прогрессивной шкалы подоходного налога с увеличением необлагаемого дохода до двукратной величины прожиточного минимума;

— включение всех расходов на НИОКР в себестоимость продукции и исключение из налогооблагаемой базы части прибыли, направляемой на модернизацию производства, освоение новой техники, обучение кадров;

— введение экологических налогов — платежей за загрязнение окружающей среды.

Правительство упорно игнорирует эти предложения, хотя их реализация позволила бы увеличить доходы государственного бюджета в полтора раза и вдвое поднять темпы прироста ВВП. Но интересы олигархов и монополистов для нынешней власти важнее...

Об этом же свидетельствует и содержащееся в разделе о природопользовании положение о внедрении гражданско-правовых начал в отношения между государством и пользователями природных ресурсов. Его реализация в нынешних условиях коррумпированности власти приведет к закреплению фактически сложившегося порядка квазибесплатной эксплуатации природных ресурсов и частного присвоения природной ренты .

Этот раздел следовало бы дополнить мерами по усилению ответственности недропользователей за состояние эксплуатируемых ими природных ресурсов. В частности, ввести санкции за их недобросовестную эксплуатацию, а также разработать механизм страхования ответственности недропользователей за выполнение своих обязательств. Необходимо разделить функции контроля над состоянием и эксплуатации природных ресурсов, закрепив первые за соответствующими государственными учреждениями. Это касается не только эксплуатации недр, но и лесов, гидроэнергетических и земельных ресурсов.

Правительству следовало бы признать ошибочность решения о ликвидации экологического фонда и платежей за загрязнение окружающей среды, собираемых в этот фонд и направляемых на финансирование экологических мероприятий. Это решение в свое время пролоббировал министр финансов Кудрин в интересах металлургических корпораций, которые, экономя на очистке вредных выбросов, получили возможность извлекать миллиардные сверхприбыли за счет ухудшения среды обитания и здоровья населения. Кудрин нагло обманул Госдуму, не выполнив своего публичного обещания о незамедлительном введении экологических налогов — то ли заказчики не позволили, то ли г-н Кудрин находит в загрязнении окружающей среды какое-то удовольствие, полезное не только для его кошелька, но и для здоровья.

Впрочем, ликвидация платежей за загрязнение окружающей среды может объясняться и невежеством г-на Кудрина, который просто не знаком с мировым опытом и научными рекомендациями ни по этому вопросу, ни по другим аспектам налогово-бюджетной политики. Невежды любят простые примитивные решения, освоив небольшое количество незамысловатых догм. Об этом, в частности, можно судить по следующей сентенции, свидетельствующей о полном непонимании авторами Программы специфики выполнения множества государственных функций. Мотивируя планы по сокращению расходов на содержание государственных учреждений, они пишут: «содержание бюджетных учреждений по факту их существования на основе сметы, а не результатам деятельности, стимулирует иждивенчество за счет государства, ставит негосударственные организации, занимающихся аналогичной деятельностью, в заведомо худшие условия».

Интересно, как авторы Программы мыслят себе конкуренцию государственных и частных организаций в сфере безопасности и правопорядка, санэпидемнадзора или библиотечного дела? Они ведут себя как последователи Остапа Бендера, мечтающие приватизировать участки таможенной границы.

Но, пожалуй, самые вопиющие образцы глупости содержатся в разделе о денежно-кредитной политике. Ее стержнем остается политика стерилизации денежного предложения, следствием которой в полном соответствии со значением этого медицинского термина становится прекращение способности организма к воспроизводству.

По своей сути денежная эмиссия есть кредитование экономического роста. Не случайно промышленная рево люция, ознаменовавшая переход человечества от Средневековья к современному экономическому росту, произошла одновременно с созданием национальных денежных систем, основанных на монополии государства на эмиссию денег. Организуя предоставление кредита, государство направляет и подталкивает экономический рост, предоставляя предприятиям финансовые возможности для рас ширения производства. Создав механизмы рефинансирования бан ковской системы под обязательства предприятий, евро пейские, а затем и другие страны освоили технологии безграничного экономического роста. Эти технологии великолепно проявили себя в период послевоенного восстановления европейских стран — рефинансирование коммерческих банков под переучет векселей промышленных компаний центральными банками европейских государств стал главным механизмом финансирования экономического роста в Западной Европе.

Другим примером продуктивного применения инструментов денежно-кредитной политики в целях кредитования экономического роста является послевоенное вос становление Японии, а также современный подъем китайской, индийской, бразильской экономик. Во всех этих случаях финансовой основой роста производственных инвестиций стали банки развития. В Японии в качестве источника накоплений они используют сбережения граждан, в других государствах — рефинансируются непосредственно центробанками.

Еще одним способом продуктивного использования государственной монополии на эмиссию денег является многократно заклейменное МВФ и его российскими эпигонами кредитование бюджетного дефицита. Спору нет, погрязшим в коррупции чиновникам этот инструмент доверять нельзя. Тем не менее, заметим, что в США, Японии и во многих других уважающих себя государствах этого не боятся и направляют почти всю денежную эмиссию на кредитование государственного бюджета через рефинансирование коммерческих банков под залог государственных обязательств.

Но то, что в развитых странах является нормальной практикой, недоучкам из российского правительства кажется запредельно сложным и опасным. Они просто предпочитают ничего не делать. Спору нет, рефинансирование коммерческих банков под залог векселей производственных предприятий — дело хлопотное, требующее мониторинга платежеспособности последних, прогнозирования спроса на деньги и определенной ответственности денежных властей. Кредитование бюджетного дефицита потребует неприятных объяснений с МВФ и действительно, при неверной бюджетной политике, может генерировать инфляцию. Поэтому правительственные чиновники предпочитают просто … ничего не делать. Они объявили, что денег в стране избыток и вместо выполнения своих прямых обязанностей по должному выполнению государственных функций организации кредита и денежного обращения от них отказались.

Вместо организации кредита в целях обеспечения экономического роста Центральный банк и правительство заняты решением прямо противоположной задачи по изъятию денег из обращения, сокращению денежного предложения и, следовательно, ухудшению условий кредитования предприятий.

При этом большинство производственных предприятий отсекается от доступа к кредитам, и равновесие спроса и предложения денег достигается на уровне, недоступном для производственной сферы. Правительственных чиновников и авторов программы это не волнует, они видят денежную политику исключительно сквозь призму интересов финансовых спекулянтов, наживающихся на дефиците денег и завышении процентных ставок. Об этом же свидетельствует абсурдность их убежденности в избытке денег на фоне острой нехватки оборотных средств и отсутствия источников долгосрочного кредитования роста производства в реальном секторе экономики.

Еще более абсурдной и просто аморальной является политика Прави тельства по замораживанию сотен милли ардов рублей бюджетных доходов в Стабилизационном фонде на фоне нищенской зарплаты работников бюджетной сферы, катастрофического для будущего страны недофинансирования расходов на образование, науку и здраво охранение, раз ложения пораженной коррупцией правоохранительной системы и других язв бедного и беспомощного государства.

Авторам программы нет дела ни до социальных проблем, ни до развития экономики, ни до граждан страны, у которых государство отобрало дореформенные сбережения и не собирается их возвращать, направляя десятки миллиардов долларов зарубежным кредиторам. Они озабочены расширением рынка финансовых спекуляций, планируя строительство новых финансовых пирамид в надежде на получение легких сверхприбылей за счет присвоения денежной эмиссии и наращивания государствен ного долга. Именно для этого предлагается «достижение полной стерилизации рублевых инвестиций на валютном рынке за счет развития системы прямых и косвенных инструментов денежно-кредитной политики. К числу первых, помимо активно применяемого привлечения средств бан ков на депозиты в банке России, следует отнести расширение операций на открытом рынке ценных бумаг : продажа государственных ценных бумаг, из портфеля Банка России, операции модифицированного РЕПО (включая удлинение их временной структуры), выпуск собственных облигаций Банка России».

За этим птичьим языком скрывается простая идея — эмиссия денег, проводимая Центральным банком под прирост валютных резервов, должна направляться финансовым спекулянтам, в интересах которых Центробанк строит финансовую пирамиду своих облигаций. Иными словами, валютная выручка, поступающая в страну от экспорта российского сырья, будет использоваться не для расширения финансовых возможностей роста производства, а для сооружения новых финансовых пирамид в интересах финансовых спекулянтов. Что ж, некоторые из нынешних руководителей правительства и Центробанка изрядно погрели руки на финансовых пирамидах ГКО, завершившихся в 1998 году чудовищным крахом, и им очень хочется восстановить механизм извлечения сверхприбылей на приватизации денежной эмиссии и разорении казны. Заметим, что заканчивается такая денежная политика приватизации эмиссионного дохода государства всегда одинаково — банкротством последнего.

На этом можно было бы закончить обзор Программы, которая лишает государство возможности выполнения своих функций по обеспечению социально-экономического развития страны. После стерилизации основных источников расширенного воспроизводства все остальные рассуждения авторов программы об экономического росте, НТП, конкурентоспособности экономики лишены смысла. Это все равно, что лечить дорогостоящими лекарствами импотенцию, предварительно проведя кастрацию. И все же необходимо остановиться еще на нескольких положениях Программы, имеющих самостоятельное значение для экономического роста и уровня жизни населения.

Одно из наиболее спорных положений Программы — переход от раздельного налогообложения земли и иных объектов недвижимости к налогообложению единого объекта недвижимости, используя при этом оценку рыночной стоимости объектов недвижимости. На практике это будет означать существенное увеличение поборов с населения, проживающего в центральных районах крупных городов с высокой стоимостью земли. Теоретически это положение несостоятельно, так как земля и стоящие на ней сооружения — это разные объекты, которые могут иметь разных собственников и иметь разный состав прав собственности. К примеру, с точки зрения интересов граждан и оптимизации развития городов целесообразно сохранение права бесплатного использования земли под многоквартирными домами, храмами, образовательными и медицинскими организациями. Предлагаемое в Программе введение в гражданское законодательство понятия «единого имущественного комплекса объектов недвижимости» имеет смысл в ограниченном числе случаев и не должно навязываться в качестве универсальной правовой формы. Многое из того, что кажется естественным земельным спекулянтам, в интересах которых правительство стараниями г-на Грефа пробивало весьма несовершенный, противоречивый и во многих своих положениях просто вредный для развития городов Земельный кодекс, в действительности противоречит интересам общества.

Другое ошибочное положение Программы — навязчивая идея ее авторов о сокращении нерыночного сектора. По их определению, «основные признаки принадлежности к нерыночному сектору — наличие регулируемых цен, до таций и субсидий». Судя по тексту, авторы Программы вообще не понимают предмета, о котором рассуждают. К примеру, они пишут, что РАО ЕЭС субсидирует население за счет промышленных потребителей. Может, они не знают, что г-н Христенко в период исполнения обязанностей премьера позволил РАО ЕЭС не только произвольно повышать тариф для населения, но и включать в его калькуляцию оплату безнадежных долгов промышленных потребителей. Но уж наверняка авторам программы должно быть известно, что в интересах крупных промышленных энергопотребителей, щедро оплачивающих услуги коррумпированных бюрократов, правительство давно приняло решение об установлении для них льготных тарифов, многократно заниженных по сравнению с тарифами для населения. Фактически население сегодня субсидирует производителей алюминия и других энергоемких товаров.

Нерыночный сектор потому и называется нерыночным, что в нем объективно отсутствуют механизмы свободной рыночной конкуренции. Он включает в себя естественные монополии, которые в отсутствие эффективного государственного регулирования просто обворовывают потребителей, завышая цены на свои услуги, а также отрасли социальной сферы, работающие в интересах общего блага, коммерциализация которых повлечет снижение как уровня жизни, так и общественной эффективности этих видов деятельности.

Совершенно пустым по содержанию является раздел «Реформирование науки и стимулирование инноваций», который должен быть ключевым, если бы правительство всерьез планировало переход на инновационный путь развития к экономике знаний. В этом разделе нет даже намека на создание механизмов стимулирования инновационной активности, условий для творческой самореализации молодых специалистов, остановки утечки умов, модернизации промышленности на основе новейших технологий или о сохранении научных школ, многие из которых находятся на грани уничтожения.

Вместо этого в разделе содержится такая мысль: «необходимо создать единую систему изготовления, оформления и контроля заграничных документов нового поколения с использованием биометрических параметров». Чувствуется зловещее дыхание сторонников полицейского государства... А верующие видят в этом сатанинское стремление лишить человека свободы выбора, предсказанное в Апокалипсисе.

Ничего полезного в Программе не найдут для себя и индивидуальные предприниматели. В ней нет конкретики о формировании институтов кредитования малого бизнеса, государственных гарантиях и развитии соответствующей инфраструктуры. Одни общие фразы, под аккомпанемент которых малый бизнес с трудом выживает в последнее десятилетие.

Также бессодержателен раздел о стратегии внешнеэкономической интеграции России. То, что правильно — банально, а что конкретно — сомнительно. Нет ответов на главные вопросы, волнующие участников внешнеэкономической деятельности:

— будет ли российское правительство, подобно развитым государствам, организовывать предоставление экспортных кредитов и гарантий для поддержки отечественных товаропроизводителей?

— как будет проводиться политика защиты внутреннего рынка от недобросовестной конкуренции со стороны импортеров?

— станет ли, наконец, правительство ограждать внутренний рынок от импорта некачественных и опасных для потребителей товаров?

Ничего не сказано о возможных решениях проблемы вывоза капитала и утечки умов, наносящих стране ежегодный ущерб в десятки миллиардов долларов. Правительство не думает о необходимости придания рублю статуса международной валюты и перехода к его полной конвертируемости, что расширило бы финансовый потенциал российской экономики и возможности кредитования экономического роста, во многом сняло бы проблему вывоза капитала. Вместо этого они продолжают сквозь пальцы смотреть на долларизацию российской экономики, существенно снижающую ее конкурентоспособность и увеличивающую издержки торговли.

Вместо формирования механизмов поддержки экспорта высокотехнологической продукции авторы Программы доверяют решение этой стратегически важной задачи иностранцам, полагая, что правильнее — стимулировать создание в России производств с иностранным участием в высокотехнологических отраслях. Складывает ся впечатление, что они не знают о жесткости конкуренции в этой сфере, не читали о таких приемах устранения конкурентов, как недружественное поглощение или злонамеренное банкротство. Хотя многие российские предприятия наукоемкой промышленности уже стали жертвами такой недобросовестной конкуренции — установление контроля за потенциальным конкурентом для его даль нейшего устранения стало излюбленным приемом транснациональных корпораций на постсоветском пространстве.

Для авторов Программы основной целью политики в области внешнеэкономических отношений должно являться «создание условий для включения российских предприятий в международные производственные процессы на основе использования возможностей глобального рынка товаров, услуг и факторов производства пу тем снятия барьеров для развития внешнеэкономических связей российских предприятий»... Не важно, в каком качестве — сырьевого придатка или самостоятельных локомотивов роста. При таком пассивном подходе для большинства российских предприятий наиболее вероят ным вариантом включения в глобальный рынок является поглощение транснациональными корпорациями. За примерами далеко ходить не надо, достаточно взглянуть на восточноевропейские страны, которые не только лишились национального суверенитета в экономической политике, но и утратили контроль над собственными предприятиями и национальным богатством. Может, это и есть желаемая цель для авторов Программы?

Столь же пустым по содержанию является раздел о ре гиональных аспектах политики социально- экономического развития. Трудно определить, чего здесь больше — глупости или цинизма, когда авторы Программы рассуждают, к примеру, о наличии нескольких уровней власти и управления, ответственных перед собственными избирателями за проводимую политику. Как будто они не знают о том, что выборы губернаторов избирателями отменены и реальной ответственности перед ними ни один уровень власти, за исключением местного самоуправления, не несет...

Напрасно читатель Программы будет искать в ней способы решения ключевой проблемы региональной политики — быстро нарастающей дифференциации между регионами страны по уровню жизни и экономического развития, разрывающей единое социальное и экономическое пространство России. Несмотря на то, что различия по объемам производства и доходам граждан на душу населения между субъектами федерации достигают десятикратной величины, авторы Программы стараются не замечать этого: «политикой федеральных властей в среднесрочной перспективе будет не столько выравнивание социально-экономического развития и благосостояния регионов, сколько обеспечение единства экономического пространства и создание условий для добросовестной конкуренции между регионами и муниципальными образованиями за привлечение ресурсов». На практике это означает, что богатые будут становиться богаче, а бедные — беднее, дифференциация регионов страны по уровню жизни и экономического развития усилится. Учитывая, что по-настоящему богатыми с точки зрения собственных возможностей могут считаться только Москва и Тюменская область, такая политика будет вести к типично колониальной структуре размещения производительных сил. Богатая столица, посредничающая между страной и внешним миром в поставках сырья за рубеж и получении из-за рубежа кредитов и инвестиций для эксплуатации нищающей периферии — типичная картина в слаборазвитых колониально зависимых странах Африки и Латинской Америки.

К сожалению, вместо серьезного анализа проблем территориального развития, формирования реалистичных программ оживления депрессивных регионов, наращивания конкурентных преимуществ разнообразных регионов при соблюдении единых для всех граждан страны социальных гарантий, этот раздел программы состоит из пустых фраз, прикрытых наукообразной терминологией.

В общем, предложенная Грефом Программа от силы тянет на средненькую курсовую студенческую работу. Од нако она не может быть даже предметом серьезного научного обсуждения. Лишенная позитивного практического смысла, она едва ли заслуживает продолжения анализа в части долгосрочного прогноза роста российской экономики. Хотя бы потому, что при такой среднесрочной программе долгосрочный прогноз не имеет смысла. Он носит сугубо умозрительный характер, не опираясь ни на инвентаризацию конкурентных преимуществ российской эко номики, ни на понимание перспектив развития глобальной экономики. Это тем более прискорбно при том, что российская экономическая школа сильна исследованиями долгосрочных тенденций социально-экономического развития и изобилует весьма интересными и практичными рекомендациями по формированию долгосрочной страте гии экономического роста на современной научно-технологической основе. Но Грефа, к сожалению, этому не учили...

Опубликовано в «Российском экономическом журнале», № 2, 2005 г.

Топтание на месте

Воздействие бюджетной политики правительства на экономический рост

Прогноз и проект бюджета страны на 2006 год свидетельствуют о продолжении пассивной государственной политики упускаемых возможностей.

Можно, конечно, радоваться, что в отличие от ельцинской эпохи обвального падения производства и разграбления национальных богатств, в стране сейчас наблюдается устойчивый экономический рост, повышение доходов населения, подъем инвестиционной активности. Но этот рост, начавшийся после трехкратной девальвации рубля во второй половине 1998 года, опирается на внешние факторы, главным из которых является исключительно высокий уровень цен на нефть, газ и энергоемкие сырьевые товары, экспортируемые из России. Внутренних механизмов экономического роста, опирающихся на расширенное воспроизводство основного капитала на постоянно обновляющейся научно-технологической основе, до сих пор не сложилось. Объемы инвестиций в развитие производства и инновационной активности по-прежнему втрое меньше необходимого для этого уровня. Продолжается утечка умов и разрушение научно-производственного потенциала страны, ежегодный вывоз капитала по легальным и нелегальным каналам превысил 60 млрд. долларов. Как свидетельствует правительство, чистое кредитование Россией остального мира составит в текущем году 12,9% ВВП .

Иными словами, экономика страны продолжает работать на износ. Истощаются запасы разведанных еще в советское время месторождений полезных ископаемых, выжимаются прибыли из стремительно стареющих основных фондов, введенных в эксплуатацию 20-50 лет назад. Квалифицированные кадры пенсионного и предпенсионного возраста пока еще обслуживают их, но меньшее по численности и худшее по образованности новое поколение едва ли сможет это делать. Деградирует социальная инфраструктура и научно-образовательный потенциал, ухудшаются условия воспроизводства человеческого и интеллектуального капитала. Россия стремительно опускается на сырьевую периферию мирового рынка, утрачивая возможность самостоятельного развития на современной технологической основе.

Нельзя сказать, что руководство страны этого не понимает. В представленном Правительством Прогнозе социально-экономического развития Российской федерации на 2006 год (далее — Прогноз) оно признается, что «период, когда была возможность наращивать добычу и экспорт нефти, подкрепленные благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой, пройден» .

Поставленная несколько лет назад задача удвоения ВВП к 2010 году отражает минимально необходимые темпы экономического роста для вывода страны на траекторию устойчивого развития. Для сохранения и полноценного использования имеющегося научно-производственного и интеллектуального потенциала необходимо ежегодное увеличение инвестиций на 20%, удвоение расходов на образование и здравоохранение, утроение объемов НИОКР, что требует прироста ВВП не менее чем на 10% в год. Объективные возможности для этого есть: объем сбережений, формирующийся в российской экономике, позволяет удвоить инвестиции в развитие производства; имеющийся научно-производственный потенциал работает на половину своей мощности; не задействовано более трети квалификационного потенциала трудовых ресурсов.

Однако правительство России, по-видимому, не в состоянии их использовать. Прогноз и проект бюджета страны на будущий год свидетельствуют о продолжении пассивной политики упускаемых возможностей. Хотя правительство представляет выбор экономической политики как «вариант развития, направленный на усиление инновационной компоненты экономического роста, обеспечивающий компенсацию ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры за счет активизации внутренних (прежде всего инновационной и инвестиционной) компонент» , в действительности, итоговый результат влияния предлагаемой бюджетной политики на экономический рост по-прежнему будет отрицательным. Связано это с выводом из экономики более 776 млрд. долл. в форме профицита федерального бюджета, «замораживаемых» в стабилизационном фонде. Это означает соответствующее уменьшение конечного спроса и, следовательно, прироста ВВП.

Создание инвестиционного фонда в размере 69,7 млрд. руб., даже с учетом ассигнований на финансирование целевых и инвестиционной программ общим объемом в 476,2 млрд. руб., лишь отчасти компенсируют депрессивное влияние огромного профицита бюджета. Последнее усиливается странной политикой правительства по наращиванию внутреннего государственного долга — без какой-либо нужды правительство планирует размещение на рынке под немалый процент дополнительных финансовых обязательств на сумму 172 млрд. руб. Тем самым оно на эту же сумму (или на 4%) уменьшает инвестиционный потенциал частного сектора.

В Прогнозе правильно констатируется, что «в условиях ослабления влияния нефтяной ценовой политики на рост макроэкономических показателей основным двигателем экономического роста становится активизация внутренних факторов роста, прежде всего инновационно-инвестицион­ной составляющей. Основная роль при этом возлагается на государство» . Но авторы Прогноза почему-то не понимают, что обосновываемая ими бюджетная политика государства, предусматривающая «замораживание» в стабилизационном фонде 2242 млрд. руб. означает принудительное снижение экономической активности на 9,2% ВВП. В том числе — снижение прироста ВВП в текущем году на 6% ВВП, а в будущем — на 3%. На этом фоне вклад увеличения государственных расходов инвестиционного ха рактера в прирост ВВП, оцениваемый правительством в 0,3 процентного пункта в 2006 году, выглядит ничтожно малым. Да и в целом, разница между инерционным вариантом и вариантом развития, предлагаемым правительством, выглядит несущественной — 1,8% ВВП, то есть не выходит за пределы статистической ошибки при оценке ВВП.

Иными словами, чистый вклад политики правительства в экономический рост страны составляет в текущем году минус 6%. В будущем составит минус 3%. Если бы вместо правительства социально-экономическим развитием страны управлял компьютер, автоматически выполняющий все бюджетные обязательства государства и поддерживающий баланс доходов и расходов бюджета, то мы бы вышли на желаемые темпы ежегодного прироста ВВП в 10%.

Содержательный смысл

бюджетной политики государства

Правительство пытается обосновать проводимую политику торможения экономического роста утверждениями о необходимости стерилизации избыточной, на его взгляд, денежной массы. И видит основные задачи бюджетной политики в поддержании «соответствия темпов роста непроцентных расходов темпам роста экономики, снижении инфляции, формировании параметров стабилизационного фонда в целях погашения внешнего долга». Тем самым правительство без каких-либо оснований фиксирует долю непроцентных расходов федерального бюджета на сложившемся уровне около 16%, а консолидированного бюджета — около 30% ВВП.

Заметим, что развитые страны поддерживают уровень расходов бюджетной системы государства в пределах 40— 50% ВВП. Более чем трехкратное увеличение уровня государственных расходов в течение последнего столетия (с 10% ВВП в конце XIX века до 40-50% (в среднем по ОЭСР) ВВП в конце XX века и в настоящее время) объясняется резко возросшей ролью НТП в генерировании экономического роста. Вклад новых знаний в прирост ВВП развитых стран оценивается в 80—90%. Этот вклад формируется достижениями науки, внедрением новых технологий, интеллектуально-образовательным потенциалом трудовых ресурсов. Все эти составляющие определяются государственной научно-технической, экономической и социальной политикой. В силу специфической открытости науки и образования для общего пользования и невозможности приватизации знаний государство вынуждено финансировать около половины совокупных расходов на НИОКР и подавляющую часть расходов на образование. Именно за счет этих составляющих (социальных трансфертов — см. табл. 2) произошло многократное увеличение расходов государства , которое в условиях современного НТП вынуждено стать государством развития, приняв на себя обязательства по финансированию расходов на воспроизводство интеллектуально-человеческого потенциала и генерирование новых знаний.

Таблица 2. Социальные трансферты

через государственный бюджет

1880

1910

1960

1990

Австралия

0,0

1,1

7,4

15,4

Бельгия

0,2

0,4

13,1

29,7

Франция

0,5

0,8

13,4

27,8

Германия

0,5

n/a

18,1

21,2

Италия

0,0

0,0

13,1

24,5

Япония

0,1

0,2

4,0

16,1

Голландия

0,3

0,4

11,7

31,7

Норвегия

1,1

1,2

7,9

23,0

Швеция

0,7

1,0

10,8

21,3

Великобритания

0,9

1,4

10,2

16,8

США

0,3

0,6

7,3

16,3

 

Источники: Рогов С. М Научный доклад «Функции современного государства: вызовы для России» Институт США и Канады РАН, М., 2005.

Сопоставление динамики структуры государственных расходов развитых стран, приведенные директором Института США и Канады РАН С. М. Роговым, убедительно до казало, что увеличение государственных расходов на цели социально-экономического развития является необходимой составляющей современного экономического роста, основан­ного на НТП. Согласно введенного им разделения функ ций государства на традиционные (оборона и правопорядок) и современные (развитие интеллектуально-чело­ве­ческого потенциала), можно видеть, что сегодня в мире через государственные бюджеты тратится, в среднем, на со временные функции 17,8% ВВП, а на традиционные — толь ко 5,3% (табл. 3, 4). Соотношение между этими статьями расходов — 3,4:1. В развитых странах эти показатели составляют 25,0% и 3,9% (соотношение — 6,4:1), в странах с пере ходной экономикой — 22,1 % и 3,8% (соотношение — 5,8:1).

Таблица 3

Таблица 4

Как поясняет автор, «современные государственные функции связаны с трансфертами в натуральной форме, прежде всего в виде услуг в области образования и здравоохранения, а также с трансфертами в денежной форме и субсидиями. Таким образом, современные расходы ориентированы на индивидуальные домашние хозяйства и производственные предприятия: они образуют основу современного социального государства».

В противовес мировой закономерности увеличения государственных расходов на выполнение современных функций государства, в России государство большую часть расходов тратит на выполнение традиционных функций. В текущем году на эти цели из федерального бюджета будет потрачено 7,5% ВВП, что почти на 25% превышает среднемировой показатель. При этом в три раза меньше (3,5% ВВП) тратит на социальные функции. То есть у нас соотношение расходов на традиционные и современные функции составляет 2:1. Как констатирует С. М. Рогов, такая структура бюджета была характерна для государства XVIII — XIX веков.

В соответствии с данной программой правительство внесло в Госдуму проект Лесного и Водного кодексов, а также новую редакцию закона о недрах, которые предусматривают фактическую приватизацию и свободную куплю-продажу прав эксплуатации лесов, замкнутых водоемов и месторождений природных ресурсов. «Едросовское» думское большинство послушно принимает эти законы, отменяющие механизмы государственного управления природными ресурсами и открывающие путь к их варварскому расхищению, к присвоению общенародных богатств олигархами.

В консолидированном бюджете доля современных функций вырастает до 33% бюджета, достигая уровня традиционных функций (табл. 5) и составляя 9,3% ВВП.

Как видим, структура расходов российского бюджета разительно отличается от развитых стран. Она больше соответствует средневековой концепции полицейского государства, чем современной теории государства развития. Эта структура сформировалась в постсоветский период под влиянием псевдонаучной доктрины рыночного фундаментализма, отрицающей очевидную закономерность возрастающего значения роли государства в обеспечении социально-экономического развития в условиях современного НТП. Данная доктрина, разработанная международными финансовыми организациями для коррумпированных режимов слаборазвитых стран третьего мира, оказалась весьма удобной для властвующей в России оли гархии, разбогатевшей на присвоении общенациональных богатств и не желающей брать на себя ответственность за состояние экономики и социальной сферы. Ее осуществление обернулось для России разрушением научно-произ­водственного потенциала, деградацией социальной инфраструктуры, глубоким падением уровня жизни насе ления и утратой многих возможностей успешного развития.

Таблица 5. Показатели консолидированного бюджета Российской Федерации на 2006 год, млн. руб.

Федеральный бюджет

Бюджеты территорий

Консолидированный бюджет (%)

Всего расходов

3749574,1

3102658,0

6852232,1

Профицит бюджетных ресурсов

776022,8

69534,8

845557,6

Традиционные функции

1855648,3

413979,9

2269619,2 (33%)

В том числе

общегосударств. вопросы

647274,1

271002,8

918,267,9 (13%)

Национальная безопасность и правоохранительная деятельность

540053,1

142302,2

682355,3 (10%)

Национальная оборона

668321,1

674,9

668996,0 (10%)

Современные функции

612007,7

1641704,9

2253712,6 (33%)

В том числе

здравоохран.

и спорт

145645,3

461583,3

607228,6 (9%)

Образование

206017,5

678568,3

884585,8 (13%)

Культура, кино, СМИ

50448,1

103924,6

154372,7 (2%)

Социальная политика

209896,8

397628,7

607525,5 (9%)

Межбюджетные трансферты

906606,8

906606,8 (13%)

Судя по Прогнозу и проекту бюджета страны на 2006 год, доктрина рыночного фундаментализма продолжает лежать в основе экономической политики правительства. Об этом свидетельствуют упомянутые выше основные задачи бюджетной политики, заявленные правительством. Все они носят сугубо формальный характер и не обосновываются никакими содержательными соображениями. Структура расходной части бюджета уже многие годы формируется под влиянием доминирующего значения обслуживания внешнего долга, остающегося единственным ярко выраженным приоритетом бюджетной политики правительст ва. Даже сейчас, после погашения половины внешнего долга и существенного снижения бремени расходов на его обслуживание, в целях успокоения иностранных кредиторов создан колоссальный стабилизационный фонд (средства которого разрешается тратить только на погашение внешнего долга), отвлекающий из экономики до 10% ВВП. Его величина, планируемая на конец будущего года в 2242 млрд. руб. почти равна верхнему пределу государственного внешнего долга, устанавливаемого на уровне 79,2 млрд. долл. Стопроцентного резервирования внешних обяза тельств государства не знает ни одна страна — это делает бессмысленным какие-либо внешние заимствования. Российское правительство возвело интересы иностранных кредиторов до уровня главной цели бюджетной политики, оплачивая их спокойствие половиной федерального бюджета.

Таким образом, две из четырех заявленных правительством задач бюджетной политики — «соответствие темпов роста непроцентных расходов темпам роста экономики и сохранение основных принципов формирования стабилизационного фонда Российской Федерации с возможностью использования средств, накопленных сверх установленного минимума только на замещение источников погашения внешнего долга» , — не выдерживают критики.

Единственно очевидная задача — «выполнение федеральных расходных обязательств» определяется структурой непроцентных расходов бюджета и их соответствием как законодательно установленным обязательствам госу дарства, так и целям социально-экономического развития страны.

Анализ показывает, что структура непроцентных расходов бюджета определяется главным образом эффективностью лоббирования ведомственных интересов, среди которых превалируют интересы силовых структур. На их содержание вместе с государственной бюрократией тратится львиная доля (42%) непроцентных расходов бюджета. Собственно на развитие (поддержку экономического роста, образование и научные исследования) в будущем году планируется потратить 16% непроцентных расходов бюджета. Треть федерального бюджета будет направлена «на латание дыр» в бюджетах субъектов федерации через межбюджетные трансферты.

Об архаичности российской бюджетной политики наглядно свидетельствует проведенное С.М.Роговым сопоставление приоритетности госрасходов ведущих стран мира (см. табл. 6).

Россия резко отстает от развитых стран по уровню расходов на образование и здравоохранение.

За исключением какой-то безумной фетишизации внешнего долга содержательных целей бюджетной политики правительства не прослеживается. Как будет показано ниже, декларируемые главой государства цели социально-экономического развития страны не подтверждаются бюджетной политикой, которая инерционно следует линии на сокращение обязательств и функций государства в соответствии с порочной доктриной рыночного фундаментализма.

Таблица 6. Приоритетность государственных расходов ведущих стран мира в 2002 г.

Военные расходы

(% от ВВП)

Государственные расходы на

образование

(% от ВВП)

Государственные расходы на здравоохранение

(% от ВВП)

Общее обслуживание долга

(% от ВВП)

Россия

4,0(2,7 * )

3,1(3,8 * )

3,7(2,5 * )

4,1(0,8 * )

Иран

4,0

5,0

2,7

1,3

США

3,4

5,6

6,2

1,8

Франция

2,5

5,7

7,3

0,2

Китай

2,5

н.д.

2,0

2,4

Великобритания

2,4

4,6

6,3

1,5

Индия

2,3

4,1

0,9

2,6

Италия

2,1

5,0

6,3

5,3

Бразилия

1,6

4,0

3,2

11,4

ЮАР

1,6

5,7

3,6

4,5

Германия

1,5

4,6

8,1

2,7

Канада

1,2

5,2

6,8

2,5

Индонезия

1,2

1,3

0,6

9,8

Япония

1,0

3,6

6,2

1,5

Мексика

0,5

5,1

2,7

6,8

Источник: Доклад о развитии человека 2004. Издано для программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН). М. : «Весь мир», 2004, стр. 224 — 227. OECR database 2005.

* — Данные проекта бюджета на 2006 год.

Макроэкономические последствия бюджетной политики

Рассмотрим вторую задачу бюджетной политики правительства — «обеспечение последовательного снижения уровня инфляции». Главным инструментом ее решения является «замораживание» изымаемых государством денег из экономики в стабилизационном фонде, а также их вывоз за рубеж. Предполагается, что тем самым «стерилизуется» избыточная денежная масса, которая в противном случае генерировала бы инфляцию. Насколько оправдано жертвовать половиной возможного прироста ВВП, инвестиций и доходов населения ради достижения указанных выше задач, продекларированных правительством?

Для ответа на этот вопрос обратимся к «Основным направлениям денежно-кредитной политики государства», внесенным Центральным банком. Именно он ответственен за состояние денежного обращения, включая блокирование так называемого монетарного фактора инфляции. Последняя, как известно, имеет многофакторную природу, и ее сведение лишь к одному приросту денежного предложения не выдерживает критики. Если принять последнее равное нулю, то легко показать, что инфляция может генерироваться: изменением скорости обращения денег вследствие изменения инфляционных ожиданий населения или его склонности к сбережениям; применением разнообразных инструментов связывания свободных денег в инвестиционных целях; динамикой обменного курса национальной валюты и общественным доверием к ней; социальным давлением на рост доходов населения в целях увеличения потребления при неизменном объеме потребительских благ; злоупотреблениями монополистов доминирующим положением на рынке путем завышения цен.

Лишь последний фактор генерирования инфляции находится в прямом ведении правительства. При этом правительство не проявляет ни желания, ни способности его обуздать. Напротив, каждый год оно задает планы роста регулируемых им тарифов на услуги естественных монополий, запуская тем самым спираль инфляции издержек по всем технологическим цепочкам. Даже очевидные крупномасштабные злоупотребления монополистов в топливно-энергетическом и химико-металлургическом комплексах, ежегодно вздувающих цены в 2-5 раз выше темпа инфляции, не пресекаются правительством.

Вместо жесткого пресечения злоупотреблений монопольным положением на рынке правительство предпочитает заниматься не своей ролью «стерилизатора», как ему кажется, избыточной денежной массы, подменяя тем самым Центральный банк. Делается это за счет налогоплательщиков и бюджетополучателей, у которых изымают средства, которые могли бы пойти на увеличение производства и решение критически важных проблем жизнеобеспечения населения.

Смысл изъятия правительством денег из экономики заключается в сокращении денежного предложения, которое генерируется Центральным банком путем эмиссии денег под приобретение иностранной валюты в золотовалютные резервы страны. По мнению правительства, это необходимо для того, чтобы избежать инфляционного давления «избы­точной» денежной массы путем приведения денежного предложения в соответствие со спросом на деньги. Проблема, однако, заключается в том, что никто не может оценить этот спрос правильным образом. Поэтому «Центральный банк не рассматривает расчетные параметры роста спроса на деньги как жестко заданные интервалы для роста денежной массы и не исключает возможности выхода за эти гра ницы» .

С учетом того, что у ЦБ достаточно инструментов регулирования денежного предложения, навязчивое стремление правительства ему помочь путем замораживания денег налогоплательщиков, полученных в результате производства общественно-полезных благ, то есть заведомо неинфляционным образом, выглядит, по меньшей мере, странным. Тем более что российская экономика остается недомонетизированной: по отношению объема денежной массы к ВВП Россия отстает от развитых стран в 3—5 раз, уступая также по этому показателю многим постсоциалистическим странам. Следствием демонетизации экономики является хронический кризис денежного обращения, выражающийся в острой нехватке кредитных ресурсов для рефинансирования производственной деятельности, дороговизне кредитов, массовых неплатежах, что является одним из главных препятствий экономическому росту. Своей «стерилизационной» политикой правительство лишь усугубляет этот кризис, искусственно снижая обеспеченный уже предложенными на рынок товарами конечный спрос и замедляя тем самым рост производства и доходов населения.

К концу будущего года правительство намерено довести свою политику стерилизации денежного предложения до логического абсурда, доведя объем денег, замораживаемых в Стабилизационном фонде, до величины денежной базы, которая прогнозируется на начало будущего года в объеме 2202 млрд. руб.. Всего же вместе с международными резервами Центробанка государство выводит из экономики количество денег, втрое превышающее объем денежной базы. Иными словами, каждый находящийся в обращении рубль резервируется тремя рублями, выводимыми из экономического оборота в международные резервы ЦБ или в Стабилизационный фонд правительства.

Российские денежные власти ухитрились превратить эмиссию денег из механизма стимулирования экономической активности в ее тормоз. Замораживая 2/3 обеспечен ных реальным сбытом товаров денег, они соответствующим образом сокращают экономическую активность, которая искусственно ограничивается острой нехваткой инвестиций и недостатком конечного спроса по сравнению с величиной имеющегося производственного потенциала. Последствия этой политики можно сравнить с лече нием дистрофии методом кровопускания — у ослабленного голодом организма откачивают 2/3 крови. Ясно, что такое «лечение» закономерно приводит к омертвлению тканей и утрате жизнеспособности. Собственно, это и произошло с российской экономикой, уже лишившейся большей части машиностроения, строительства, производства промышленных товаров народного потребления и живущей сегодня под «нефтедолларовой капельницей». Ее дальнейшая жизнеспособность ограничивается искусственно суженным денежным предложением на уровне 1/3 от потребностей нормального воспроизводства. Не удивительно , что, несмотря на благоприятную конъюнктуру и присвоение российской экономике инвестиционного рейтинга, объем производственных инвестиций остается на уровне, втрое меньшем необходимого для простого воспроизводства. Да и как ему подняться, если увеличение спроса на деньги жестко ограничивается стерилизацией денежного предложения в Стабилизационном фонде.

ЦБ РФ признает, что «выбранный режим валютного курса, сохранение существенной роли регулируемых цен в динамике индекса потребительских цен, неустойчивые процессы замещения валют в портфелях активов, увеличившиеся и неустойчивые лаги между динамикой денежного предложения и показателями инфляции определяют низкую эффективность использования в качестве промежуточного целевого ориентира темпов прироста денежной массы». Вместе с тем, ЦБ планирует изъять в будущем году из обращения до 1,8 трлн. руб. при превышении темпа прироста денежной базы величины в 17—20%.

Получается, что вопреки собственным же заявлениям об объективной невозможности осмысленного использования в планировании денежной политики ориентира темпов прироста денежной массы, именно последние остаются главным целевым показателем, определяющим объем стерилизационных операций денежных властей.

ЦБ неуклюже пытается выпутаться из этого явного логического противоречия, ссылаясь на правительство, констатируя, что «стабилизационный фонд, концентрируя дополнительные доходы, связанные с добычей и экспортом нефти и других энергоносителей, при высокой конъюнктуре обеспечивает стерилизацию значительной части избыточной ликвидности и в настоящее время является одним из основных факторов ограничения роста потребительских цен». В этом же документе ЦБ замечает, что «сложившиеся в первые шесть месяцев текущего года монетарные условия, характеризуемые динамикой денежного предложения, в целом не оказывают повышательного давления на формирование инфляции». Это подтверждает и правительство, констатируя, что «в начале года главным фактором повышения темпов инфляции стал более высокий, чем в прошлом году, рост регулируемых цен и тарифов на услуги, оказываемые населению».

Как официально признают денежные власти, главным фактором инфляции является злоупотребление монопо листов, непомерно вздувающих цены. Но вместо того, чтобы выполнять свои обязанности по проведению активной антимонопольной политики, правительство занимается не своим делом, стерилизуя денежное предложение, требуемая величина которого неизвестна даже отвечающему за денежную политику Центробанку. Только платить за эту солидарную некомпетентность, безответственность правительства и ЦБ нашему народу приходится слишком вы сокую цену. До 1998 года правительство и ЦБ рука об руку раздували денежную эмиссию под виртуальную пирамиду ГКО, доведя дело до краха финансовой системы государства. Теперь же они общими усилиями изымают обеспеченные товарами деньги из обращения и душат тем самым производственную систему.

Безумие и примитивизм российских денежных властей находятся в разительном противоречии с продуманной денежной политикой развитых стран. Последняя определяется внутренними целями расширенного воспроиз водства экономики и социально-экономического развития, опираясь на механизмы рефинансирования кредитования производственной деятельности и государственных расходов.

В противоположность политики российских денежных властей, озабоченных главным образом изъятием денег из экономики, денежные власти развитых стран целенаправленно управляют денежной эмиссией в государственных интересах социально- экономического развития своих стран, направляя ее через государственный бюджет и формируя долгосрочные кредитные ресурсы под прирост государственных обязательств .

В таблице 7 показаны основные каналы формирования ресурсной базы японской иены и доллара США, которые используются соответственно Банком Японии и Федеральной резервной системой (ФРС) США. Денежная база является показателем, фактически отражающим величину всей эмиссии японских иен и американских долларов, имеющих в настоящее время хождение в мире. Почти на 80% Банк Японии формировал ресурсы под бюджетные задачи — об этом свидетельствует величина государственных ценных бумаг, находящихся на балансе Банка Японии, под которые он эмитировал иены.

Таблица 7. Формирование центральными банками денежной базы национальной валюты

Япония

(иена, сентябрь 2002 г.)

США

(доллар, октябрь 2002 г.)

Золотовалютные активы

4%

7%

Бюджетные

приоритеты

(инструменты)

76%

88%

Прочие

20%

5%

Источник: Ершов М. В. Экономический суверенитет России в глобальной экономике. М., 2005.

Аналогичная картина наблюдается в США. По данным ФРС, при величине денежной базы доллара около 700 млрд. долл. (октябрь 2002) на государственные казначейские облигации, находящиеся на балансе Центрального банка США, приходится примерно 600 млрд. долл.

Как пишет М. Ершов, такие размещения производятся, как правило, не напрямую от Минфина к ЦБ, а с использование вторичного рынка. Однако, это в значительной степени условно, поскольку в любом случае конечным получателем средств выступает Минфин, а конечным покупателем бумаг, предоставившим ресурсы, — ЦБ.

При этом, как показывают балансы Японии и ФРС США, в их портфелях госбумаг большую часть занимают «длинные» инструменты (см. табл. 8). Так, в Банке Японии бумаги со сроком погашения свыше 5 лет составляют более 40 трлн. иен, то есть 60% от общего портфеля госбу маг. В ФРС на такие бумаги приходится более 130 млрд. долл., или свыше 20% его госпортфеля, при том, что еще более 170 млрд. долл. (30% госпортфеля) составляют инструменты со сроком от 1 до 5 лет

Таблица 8. Доля долгосрочных госбумаг в общем портфеле госбумаг, находящихся на балансах ФРС США и Банка Японии (сентябрь 2004 г., в %)

Срок обращение

ФРС США

Банк Японии

От 1 года до 5 лет

Свыше 5 лет до 10 лет

Свыше 10 лет

29

7

11

20

37

10

Итого

47

67

Источник: Ершов М. В. Экономический суверенитет России в глобальной экономике. М., 2005.

Таким образом, экономика по сути, получает от своих центральных банков «длинный» инвестиционный кредит, который затем может направляться на финансирование различных системообразующих программ, в частности, ипотеки. Как доказывает М. В. Ершов, подобный механизм дает возможность: во-первых, создавать денежное предложение (осуществлять эмиссию) с учетом задач экономической политики; во-вторых, использовать ресурсы в приоритетных сферах; в-третьих, формировать необходимую по объемам и срокам ресурсную базу, позволяя на ее основе развивать наиболее ресурсоемкие долгосрочные и низкодоходные направления, важные для экономики.

Поразительный примитивизм политики российских денежных властей, сведших ее к купле-продаже иностранной валюты, особенно очевиден на фоне денежной политики развитых стран, которая исходит из интересов развития национальных экономик. Так, основными целями ФРС США, в первую очередь, являются поддержание долгосрочного роста денежных агрегатов с учетом потенциала увеличения производства; обеспечение умеренных долгосрочных процентных ставок, рост занятости.

В отличие от развитых стран, активно использующих монополию государства на денежную эмиссию для кредитования экономического роста и финансирования государственных расходов, российские денежные власти отказывают стране и в том и в другом. Выгоду от этого получают экспортеры, пользуясь заниженным курсом рубля для извлечения сверхприбылей от вывоза дешевых природных ресурсов, иностранные инвесторы, по дешевке скупающие права собственности на российские объекты, а также финансовые системы США и ЕС, почти бесплатно привлекающие российские валютные резервы для кредитования своего дефицита.

В условиях характерного для сегодняшней ситуации высокого положительного сальдо платежного баланса, денежные власти стоят перед дилеммой: объективно возникающая потребность в денежной эмиссии для приобретения избытка предлагаемой иностранной валюты в целях стабилизации обменного курса рубля может быть нейтрализована стерилизацией «избыточного» денежного предложения, либо его связыванием в производстве товаров и сбережениях населения. В первом случае результатом такой политики является сдерживание экономического роста, во втором — его стимулирование.

Следует заметить, что главным антиинфляционным фактором в развитых экономиках является НТП, обеспечивающий снижение издержек и повышение эффективности производства, а также создающий новые потребности, связывающие потребительский спрос. Например, НТП в сфере информационных технологий обеспечивает снижение цены единицы потребительских свойств вычислительной техники, бытовой электроники и средств связи на 20-30% ежегодно. Применение новых конструкционных материалов позволяет снизить издержки строительства и потери тепла в коммунальных сетях в несколько раз и, соответственно, снизить тарифы на оказание коммунальных услуг. Применение достижений молекулярной биологии и генной инженерии в сельском хозяйстве позволяет в несколько раз поднять эффективность этой отрасли путем выведения сортов растений, устойчивых к вредителям и заморозкам, обладающих дополнительными потребительскими качествами. Таким образом, расходы на стимулирование инновационной активности носят антиинфляционный характер и наоборот, недостаточная поддержка НИОКР оборачивается утратой конкурентоспособности отечественных товаров и омертвлением имеющегося производственного потенциала, следствием чего становится снижение эффективности экономики, девальвация национальной валюты, рост инфляции издержек.

Из этого следует целесообразность увеличения расходов на реализацию целевых программ освоение передовых технологий.

Часть бюджетного профицита может быть направлена на восстановление и развитие сети фондов поддержки ма лого предпринимательства. Имеющийся опыт свидетельствует о высокой эффективности кредитования малых и средних предприятий многими региональными фондами, обеспечивавшими возвратность более 85% кредитов. Финансирование этого направления экономической активности будет способствовать снижению инфляции, стиму лируя конкуренцию и расширение производства товаров и услуг.

Антиинфляционный эффект может иметь финансирование программ решения некоторых социальных проблем, обеспечивающих снижение государственных расходов в будущем. Например, увеличение ассигнований на обустройство беспризорников и сирот сэкономит многократно большие средства в будущем на правоохранительную деятельность и содержание преступников. Расходы на вакцинацию населения позволят многократно большие средства сэкономить на лечении больных, которых станет существенно меньше.

Наконец, часть средств налогоплательщиков, замораживаемых в Стабилизационном фонде, целесообразно вернуть им в форме восстановление налогового инвестиционного кредита для предприятий, разрешения списывать все расходы на НИОКР на себестоимость продукции, а также резервных фондов предприятий, размещаемых в рублевых долгосрочных инструментах.

 

Разумеется, расходование средств во всех перечисленных направлениях должно вестись в пределах разумной целесообразности. Антиинфляционный эффект будут иметь только успешные проекты, завершающиеся ростом производства пользующейся спросом продукции, снижением издержек, повышением эффективности экономики. Расходы же на провальные проекты, напротив, будут способствовать раскрутке инфляции. Поэтому активная стратегия стимулирования инновационной и инвестиционной активности требует соответствующей квалификации, знаний и опыта со стороны руководителей экономического блока правительства, которые, к сожалению, отсутствуют. Только этим можно объяснить упорное нежелание правительства вкладывать средства в развитие под предлогом «отсутствия» эффективных проектов. Скорее речь идет об отсутствии знаний и заскорузлости мышления лиц, принимающих решения о формировании экономической по лити ки государства. В противном случае правительство могло хотя бы частично реализовать предложенные выше неинфляционные направления стимулирования инновационной и инвестиционной активности, что позволило бы уд воить темпы прироста ВВП, инвестиций и доходов населения.

Декларируемые и реальные цели социально-экономической политики правительства

Правительство декларирует десять основных социально-экономических приоритетов развития России в 2006 — 2008 годах . Рассмотрим их по порядку.

Первое: «В рамках создания условий для повышения конкурентоспособности человека необходимо сосредоточить усилия на реформе образования. Требуется сохранить более высокий уровень российского образования по сравнению с тем, который характерен для стран сопоставимого уровня социально-экономического развития. Необходимо реформировать всю систему образования, начиная с дошкольного, заканчивая высшим профессиональным, путем усовершенствования образовательных программ и стандартов, большей ориентации на потребности рынка труда, четкого определения границ обязательств государства в области образования на разных его уровнях. Параллельно должна быть проведена реструктуризация сети образовательных организаций, упорядочена система бюджетного и внебюджетного финансирования за счет перехода на нормативно-подушевое финансирование и внедрение образовательных кредитов, созданы независимые системы контроля качества образования».

Начнем с целевой установки — сохранение более высокого уровня российского образования по сравнению со странами сопоставимого уровня социально-экономиче­ского развития. Общепринятым измерителем «уровня социально-экономического развития» является объем ВВП на душу населения, рассчитываемый по паритету покупательной способности валют; средняя продолжительность жизни; индекс развития человеческого потенциала. Ны нешняя величина первого из этих показателей для России со ответствует таким странам, как Алжир или Венесуэла. По второму показателю Россия откатилась на одно из последних мест в мире, чуть обгоняя Белиз. По третьему показателю мы все еще близки к уровню развитых стран, хотя стре мительно падаем вниз, уже пропустив вперед Южную Ко рею.

Вместе с тем, несмотря на существенную деградацию российского образовательного потенциала за последнее десятилетие, он остается на уровне развитых стран. Именно это дает нам шансы вернуться на магистраль современного социально-экономического развития, основанного на НТП.

Как следует из приведенной выше формулировки, правительство не ставит задачи повышения уровня образования, речь идет лишь о недопущении его падения до состояния слаборазвитых стран.

Едва ли с такой постановкой первого из продекларированных правительством приоритетов социально- эконо­мического развития страны можно согласиться. В условиях перехода развитых стран к экономике знаний и превращения НТП в главный фактор экономического роста образование населения должно повышаться опережающими темпами. Топтание на месте и, тем более, ориентация на сред не- и слаборазвитые страны в этом вопросе означает программирование дальнейшего отставания России, разрушения ее научно-производственного потенциала, утрату способности к самостоятельному развитию.

Едва ли можно согласиться и с предлагаемой правительством реформой системы образования. Ее главной проблемой является недостаточное финансирование, осу ществляемое сегодня за счет государственного бюджета. Вместо того чтобы просто повысить ассигнования хотя бы для того, чтобы сохранить преподавательские кадры, инфраструктуру и научную базу образования, правительство изобретает весьма сомнительную «реформу», суть которой сводится к коммерциализации образовательных учреждений.

Предполагается, что государство будет выделять учреждениям образования некоторый минимум средств в расчете на получение каждым учащимся определенного количества образовательных услуг установленного стандарта, а остальное будут доплачиваться учащиеся. При этом вместо привычной для бюджетного учреждения сметы финансирования необходимых для его нормального функционирования расходов вводится подушевое финансирование по нормативу на каждого учащегося. По замыслу реформаторов это создаст конкуренцию между учреждениями образования, которым предоставляются также дополнительные возможности зарабатывать деньги по своему усмотре нию.

Тем самым государство фактически снимает с себя ответственность за состояние образовательных учреждений и образовательной инфраструктуры. Если собираемых по нормативам на каждого учащегося денег хватать на содержание школы не будет, ей рекомендуют предоставлять дополнительные платные услуги, за которые должны платить их потребители. По сути, осуществляется скрытый переход к платности не только высшего, но и среднего, и даже начального образования.

В конечном счете, состояние системы образования, с учетом ее нынешнего состояния, определяется объемом выделяемых на ее функционирование расходов. Переход к экономике знаний и опыт развитых стран задают определенный минимальный стандарт расходов на образование, необходимый для нормального воспроизводства образо вательно-интеллектуального потенциала страны. Этот стандарт в свое время учитывался в Федеральном законе об образовании, который установил норму расходов на образование в 10% национального дохода, что примерно равно 7% от ВВП. В консолидированном бюджете российского государства на будущий год предусматривается выделить на финансирование образования 885 млрд. руб., что составляет 3,6% ВВП.

Таким образом, даже при нынешнем невысоком по сравнению с имеющимся производственным потенциалом уровне экономической активности образование финансируется лишь наполовину от требуемого уровня. Для нормального же воспроизводства имеющегося в стране научно-производственного и интеллектуально- образовательного потенциала необходимо утроение расходов на эти цели. В федеральном бюджете, за счет которого финансируется профессиональное образование, предусматривается прирост расходов на образование на 26,5% в номинальном выражении.

Несмотря на незначительное увеличение доли расхо дов на образование в структуре государственного бюджета, общий объем его недофинансирования составляет 800 млрд. руб., или 20 тысяч рублей на одного учащегося. Рассчитывать, что эту сумму покроет спрос населения на образовательные услуги, не приходится. При среднемесячной зарплате в 10 тысяч рублей большинство российских семей не смогут отвлечь на эти цели суммы, составляющие полугодовой доход на человека.

Как видим, практическая реализация первого из объявленных правительством приоритетов социально- эконо­мического развития оказывается профанацией — реальная проблема недофинансирования образования не решается, а лишь переносится с государства на население.

Аналогичная ситуация складывается с осуществлением второго приоритета — «повышения эффективности функционирования системы здравоохранения». Правда, на этот раз авторы Прогноза признают, что «существующая система здравоохранения характеризуется дефицитом финансирования отрасли, неудовлетворительной материально-технической базой, неэффективностью использования ресурсов, что негативно отражается на доступности и качестве медицинской помощи населению». При этом, однако, не ставится задача увеличения государственных расходов на эти цели. Взамен планируется «внедрение оптимальных финансовых механизмов обеспечения здравоохранения, способов оплаты медицинской помощи, ориентированных на конечный результат. По мнению реформаторов, это будет способствовать сохранению и укреплению здоровья населения, повышения его удовлетворительности качеством медицинских услуг. Посмотрим, так ли это на самом деле.

Формально приоритетность здравоохранения подкрепляется существенным приростом расходов федерального бюджета по разделу «Здравоохранение и спорт», планируемым в 2006 году на 65,7%. Удельный вес этих расходов в ВВП увеличивается с 0,4% до 0,6%. Всего же с учетом расходов на эти цели субъектов федерации их общая вели чина составит в будущем году 607 млрд.руб., что составляет 2,5% ВВП, тогда как по рекомендациям Всемирной организации здравоохранения они должны быть равны 5%. В целом по стране продолжает сокращаться доля расходов на здравоохранение по отношению к валовому внутреннему продукту с 2,9% в 2003 году до 2,8% в 2004 году и до 2,5% ВВП в будущем году. Если же исходить из стандартов развитых стран и необходимости сохранения накопленного в отрасли потенциала, то расходы государства на финансиро вание здравоохранения должны быть увеличены до 8% ВВП.

Такие возможности сегодня есть и их необходимо срочно использовать. Но политика правительства в этой области, подробно проанализированная выше, ориентируется не на государственное обеспечение населения медицинской помощью, а на ее коммерциализацию. Гражданам предлагается самим заботиться о своем здоровье, а врачам — отчитываться перед бюрократами от здравоохранения формальными показателями объема предоставленных медицинских услуг.

Профанация деятельности по реализации первых двух приоритетов социально- экономического развития, заявленных правительством, во многом предопределяет провал по третьему приоритету — «борьбы с бедностью». И по этому направлению не предусматривается существенного увеличения расходов. Правительство говорит лишь о необходимости повысить эффективность программ в области социальной политики, пересмотрев существующие механизмы предоставления социальной помощи; внедрить координацию деятельности всех органов, осуществляющих предоставление жилищных субсидий и иных форм социальной помощи на основе совместного планирования и реализации программ помощи бедным, содействовать повышению внутрирегиональной и межрегиональной трудо вой мобильности. Единственно конкретная задача, декларируемая по этому направлению, — создать условия для вовлечения бедных трудоспособных граждан в экономическую деятельность — явно недостаточно подкреплена реальными средствами ее решения. Ассигнования на указанные цели в проекте федерального бюджета на 2006 год предусмотрены на уровне 2005 года и составляют 2745,0 млн. рублей, это около 500 рублей на одного безработного.

Между тем проблема преодоления вынужденной безработицы и кардинального повышения оплаты труда действительно стоит очень остро. Без ее решения нормальное социально-экономическое развитие страны невозможно. Уровень безработицы уже многие годы составляет около 8% экономически активного населения. В будущем году его величина прогнозируется в 7,8% , что составляет 5,6 млн. человек с небольшой тенденцией к снижению на 0,2 млн. человек к 2008 году. При этом правительство лишь констатирует, что темпы роста доли фонда заработной платы в ВВП начнут постепенно замедляться. Это связано, в первую очередь, с появлением тенденции сокращения численности работников, (за 2004 год она сократилась, по сравнению с 2003 годом почти на 770 тысяч человек или на 1,5%), некоторым замедлением темпов экономического роста, в частности, промышленного производства.

Россия давно уже опустилась до уровня слаборазвитых стран по оплате труда, которая в будущем году по прогнозу правительства в среднем на одного работника достигнет 10125 руб. в месяц, что оставляет чуть более 2 долларов в час.

Оплата труда в России явно занижена, по сравнению, как с общемировыми стандартами, так и с традиционными нравственными ценностями, в структуре которых труд занимает доминирующее значение. Недооценка труда ведет к деградации интеллектуально-человеческого потенциала, массовой «утечке умов» за рубеж, сдерживанию роста конечного спроса и, в конечном счете, к снижению производственного потенциала и возможностей экономического роста. Здесь уместно напомнить реформатором пословицу «труд — всему голова».

Главными причинами заниженной оплаты труда являются спад производства, и разорение значительной части предприятий, недофинансирование государственных обязательств, недооценка оплаты труда наемных работников. Хотя все эти причины порождены проводимой экономической политикой, правительство не планирует каких-либо мер по ее изменению. Выше уже говорилось о негативном влиянии политики правительства на экономический рост. Низкая рентабельность большей части производственных предприятий (почти всех отраслей, кроме нефтегазовых и естественных монополий) во многом объясняется демонетизацией экономики, ее отставанием по техническому уровню, вывозом капитала, вытеснением отечественных товаров импортными, сокращением конечного спроса, которые являются естественными следствиями этой политики. Судя по Прогнозу, о ее пересмотре правительство и не помышляет, несмотря на ее критику со стороны авторитетных ученых и непринятие общественным мнением.

Недофинансирование государством своих обязательств сказывается на занижении оплаты труда работников бюджетной сферы, которая планируется на будущий год в размере 7599 в среднем в месяц. Ее рост на 9,3% по сравнению с нынешним годом не решает проблему удручающей бедности учителей, врачей, работников других профессий бюджетной сферы, семьи большинства которых уже многие годы не могут «свести концы с конца ми». Для сохранения кадрового потенциала образования, науки, здравоохранения и культуры необходимо, как минимум, удвоение оплаты труда занятых в них специалистов.

Недооценка труда наемных работников стала характерной чертой сложившейся в России антисоциальной хищнической модели олигархического паразитизма, в которой большие прибыли зарабатываются не честным трудом или эффективными инвестициями, передовыми техническими решениями, а образуются за счет присвоения чужого: приватизации государственной собственности, завышения цен монополистами, перераспределения природной и административной ренты в частных интересах, занижения оплаты труда. Доля последней в структуре денежных доходов населения составляет 37,2% по сравнению с 70—80%, характерными для развитых стран. Вместе с социальными трансфертами и выплатами социального характера наемным работникам эта величина достигает 53,4%. За счет занижения оплаты труда извлекаются дополнительные прибыли от его эксплуатации, составляющие значительную часть доходов от собственности и предпринимательской деятельности, достигающие 46,6% в сравнении с 20—30%, характерными для развитых стран.

Как следует из межстрановых сопоставлений уровней оплаты труда с учетом его квалификации, труд российского работника является самым дешевым в мире, а степень его эксплуатации — самой высокой. Правительство не планирует каких-либо мер по исправлению этой ситуации — в будущем году доля фонда зарплаты вместе с социальными трансфертами и выплатами наемным работникам в доходах населения сократится еще на 0,2%. Между тем действующее законодательство обязывает правительство организовывать механизмы социального партнерства, добива ясь справедливой оплаты труда наемных работников. При попустительстве лояльных власти профсоюзов правительство от этой обязанности уклоняется, предпочитая сложной работе по отстаиванию принципов социальной справедливости разделение сверхприбылей от эксплуатации общенациональных богатств с социально близкой коррумпирован ной бюрократии паразитической олигархии. Вместо реализации законодательно установленных принципов социального партнерства правительство планирует перейти к «частно-государственному партнерству», отдавая явный приоритет интересам предпринимателей по сравнению с наемными работниками.

Недооценка труда ведет к занижению не только зарплат, но и пенсий. Среднегодовой размер трудовой пенсии планируется в будущем году на уровне 2620 рублей с приростом на 3,1% в реальном выражении. Это лишь на 9,2% выше прожиточного минимума пенсионера, устанавливаемого, в свою очередь, на заниженном уровне.

Таким образом, важнейшей составляющей проводимой в России политики является занижение оплаты труда и доходов государства, перераспределяемых в пользу доходов от собственности и предпринимательской деятельности, львиная доля которых образуется за счет присвоения паразитической олигархией сверхприбылей от эксплуатации наемных работников и принадлежащих государству природных богатств. Следствием этой политики является погружение большей части российского населения, включая вполне работоспособных квалифицированных людей, в нищету на фоне вызывающей роскоши и расточительного потребления узкого слоя властвующей олигархии.

Обнищание населения России камуфлируется занижением величины прожиточного минимума, которая составляет в текущем году 2814 руб. в среднем на душу насе ления, увеличиваясь в будущем году до 3111 руб. Сравнивая эти величины с реально необходимой для жизнеобеспечения человека потребительской корзиной, хочется предложить министрам попробовать хотя бы месяц продержаться на этом голодном «пайке», который, в частности, включает 3 кг риса, 5 кг макарон, 2 кг огурцов и помидор, по 1 кг конфет и печенья, 0,5 кг чая на человека в год . По рас четам специалистов, реальная величина прожиточного минимума в условиях действующих цен, как минимум, вдвое превышает устанавливаемого правительством. Это означает, что численность населения с доходами ниже прожиточного минимума составляет не 22,6 млн. чел., как заявляет правительство, а более 50 млн. чел. И хотя в будущем году прогнозируется ее снижение на 3,3 млн. чел., доля граждан, не могущих «свести концы с концами», остается запредельно высокой — около трети российских семей. При этом две трети семей, имеющих двое и более детей, имеют доходы ниже прожиточного минимума. Таким образом, самая бедная часть российского населения — это дети.

Правительство не планирует не только принципиальных изменений в политике доходов, но и сколько-нибудь существенных мер в борьбе с бедностью. Как заявляется в Прогнозе, программы борьбы с бедностью должны быть адаптированы применительно к местным региональным условиям. Поэтому финансирование программ и основная работа по сокращению бедности будут сосредоточены на уровне субъектов Российской Федерации. С учетом депрес сивного положения экономики большинства регионов это фактически означает самоустранение государства от решения этой задачи. За исключением Москвы и Западной Сибири, у субъектов федерации нет реальных возможностей существенно снизить уровень бедности населения — ни по созданию новых рабочих мест, ни по увеличению социальных пособий.

Частично дефицит региональных бюджетов субсидируется федеральным бюджетом, треть которого перераспределяется через межбюджетные трансферты. Но даже полтриллиона выделяемых на эти цели рублей явно недостаточно для полноценного финансирования детских пособий, социальных льгот, обеспечения зарплаты работников бюджетных отраслей на уровне федеральных служащих. Для прекращения дискриминации российских граждан в обеспечении социальных гарантий по месту жительства и преодоления массовой бедности необходим переход к универсальным общефедеральным нормативам финансирования социальных расходов на уровне, доста точном для полноценного функционирования образования, здравоохранения, культуры, содержания социальной инфраструктуры, а также выплаты социальных пособий. Необходимо, по меньшей мере, удвоение государственных расходов на эти цели за счет средств федерального бюджета.

В отличие от первых трех, реализация четвертого из приоритетных направлений социально-экономической политики правительства — повышение эффективности государства — не требует существенного увеличения бюджетных ассигнований. Главная проблема здесь — тотальная коррумпированность высших эшелонов государственной власти, для которых зарплата давно перестала быть главным источником доходов. Находясь в симбиозе с паразитирующей на коррупции государства олигархией, бюрократическая верхушка лишает государство смысла деятельности, обесценивая усилия многих тысяч порядочных и квалифицированных государственных служащих. Эта проблема не решается провозглашенной правительством административной реформой. Она усугубляется проведенной недавно политической реформой, окончательно отгородившей власть от ответственности перед обществом, лишив граждан права избирать руководителей регионов и своих персональных представителей в федеральный парламент, превратив последний в респектабельный клуб избранных властью партийных функционеров.

Впрочем, на себя «слуги народа» денег не жалеют. Ассигнования на содержание Президента РФ и его структур увеличиваются в будущем году в 1,4 раза, на фискальные органы — в 1,5 раза, также как и на руководство и управление в сфере установленных функций

Пятое из приоритетных направлений политики правительства — «развитие инновационной сферы», в рамках которого требуется повышение роли научных исследований и разработок в экономическом развитии страны и от дельных предприятий, превращение научного потенциа ла в один из основных ресурсов устойчивого экономического роста, — является самым важным для стимулирования экономического роста. Но и оно, к сожалению, остается сугубо декларативным. За исключением давно назревшей меры по разрешению предприятиям списывать на себестоимость продукции все расходы на НИОКР, а также увеличения норматива амортизации основных фондов в течение первого года их введения в эксплуатацию, существенных мер по реализации данного направления правительство не планирует.

Между тем, нарастающее отставание российской экономики по уровню научно-технического развития становится долгосрочной и труднопреодолимой причиной ее низкой конкурентоспособности , деградации научно-производственного потенциала и замедления экономиче ского роста. По сравнению с советским периодом расходы на НИОКР сократились на порядок, и сегодня по уровню инновационной активности российская экономика отстает от передовых стран в несколько раз. С учетом доминирующего значения НТП в обеспечении современного экономического роста сохранение такой ситуации обрекает российскую экономику на утрату собственных источников развития и опускание на сырьевую периферию мировой экономики, а страну — на фактическую утрату национального суверенитета, полную финансовую, интеллектуальную и информационную зависимость от международного капитала.

Согласно Прогнозу, к 2008 году ожидается увеличение внутренних затрат на научные исследования и разработки в 1,5 — 1,6 раза в 2004 году или до 458,4 — 520,9 млрд. рублей. В структуре ВВП это составляет 1,57 — 1,66% (в 2004 году — 1,36%). Несмотря на кажущийся значительным рост расходов на НИОКР, он совершенно недостаточен даже для поддержания имеющегося в стране научно-исследо­ва­тель­ского потенциала, не говоря уже о его развитии. То же касается прогнозируемого роста затрат на тех нологические инновации в промышленности, объем которых к 2008 году увеличится на 53—60% и достигнет 282,8—304,1 млрд. руб лей.

Для вывода российской экономики на траекторию ус тойчивого и быстрого экономического роста необходи мо, как минимум, удвоение расходов на НИОКР, доведения их до уровня 3% ВВП. С учетом специфических российских условий, удорожающих хозяйственную деятельность (суровость климата, обширность территории, неразви тость транспортной инфраструктуры, демографический кризис, трудности переходного периода и др.) главным фактором роста и долгосрочным конкурентным преимуществом России может быть только научно-техническое и интеллектуально-образовательное превосходство. Пере ход на инновационный путь развития, освоение «экономики знаний» является единственно возможной успешной стра тегией социально-экономического развития нашей стра ны.

К сожалению, правительство ничего, кроме пустых деклараций, не делает для перехода на инновационный путь развития. И не планирует делать. Согласно Прогнозу, к 2006 году объем инновационной продукции составит 644,7—666,4 млрд. рублей, что соответствует росту по сравнению с 2004 годом на 13—17%. Это 2% ВВП, что ничтожно мало по сравнению с уровнем инновационной активности в экономике развитых стран.

Декларируется, что главная цель государственной политики в научно-технической и инновационной сферах деятельности в период до 2008 года — «это создание условий для развития и эффективного использования накопленного научно-технического потенциала, концентрация ресурсов на приоритетных направлениях развития науки, технологий и техники, обеспечивающих решение национальных задач, развитие бюджетного планирования, ориентированного на получение социально значимых резуль татов, создание национальной инновационной системы». В действительности правительство не понимает ни роли НТП в обеспечении экономического роста, ни принципов создания инновационной системы современной экономики. Оно уже много лет не может и, по всей видимости, не сможет определить ни приоритетных направлений развития науки и техники, ни создать условия не то что для развития, но да же для сохранения и эффективного использования имеющегося научно-технического потенциала, который быстро разрушается. Вместо принятия реальных мер в этом направлении правительство бесконечно реформирует, точнее, изматывает, науку бессмысленными реорганизациями, следствием которых неизменно оказывается сокращение численности ученых и научных организаций, утечка умов за рубеж и ликвидация целых научных школ, пользовавшихся заслуженным авторитетом в мировой науке.

Лучшим способом реализации этого направления могло бы стать преобразование Стабилизационного фонда в Бюджет развития, бездумно упраздненный правительством несколько лет назад. Это позволило бы вдвое увеличить финансирование НИОКР, кардинально поднять уровень инвестиционной активности в наиболее перспективных направлениях НТП, активизировать деятельность институтов развития, развернуть систему государственной поддержки экспорта высокотехнологичной продукции.

Шестое из продекларированных правительством приоритетных направлений социально-экономического развития поражает легковесностью формулировки: развитие российских регионов, поддержка региональных стратегий социально-экономического развития требует пере хода от малоэффективного выравнивания экономического развития регионов к созданию условий, стимулирующих субъекты РФ и муниципальные образования к мобилизации доступных им ресурсов экономического роста. В условиях, когда бюджетная обеспеченность регионов на душу населения отличается в среднем в 4—6 раз, а между столицей и окраинами — более чем в 10 раз, рассуждения о неэффективности выравнивания экономического развития регионов свиде тельствуют о полном непонимании ни причин межрегиональной дифференциации, ни способов ее преодоления.

Очевидно, что межрегиональная дифференциация бюджетной обеспеченности регионов весьма слабо связа на с уровнем их экономического развития. В число бедных регионов попало немало субъектов федерации с высоким уровнем научно-технологического и производственного потенциала вследствие бездумной макроэкономической политики федерального центра. Из-за резкого падения ин вестиционной активности и конечного спроса больше всех пострадали промышленно развитые регионы, специализировавшиеся на производстве наукоемкой машиностроительной продукции оборонного и инвестиционного назначения. В то же время относительно слаборазвитые регионы, обладающие богатыми природными ресурсами, оказались в выигрышном положении. По уровню бюджетных доходов и объемам промышленного производства последние намного превосходят первых, что никак не свидетельствует об их более высоком уровне экономического развития.

Распад единого экономического пространства страны вследствие неспособности государственной власти к проведению осмысленной экономической политики в интересах развития страны и ее уродливой интеграции в мировой рынок стал главной причиной аномально высокой дифференциации регионов по уровню доходов на душу населения. Для ее преодоления требуется целенаправленная политика стимулирования экономического роста на современной технологической основе, к проведению которой нынешняя власть неспособна. В отсутствие такой политики невозможно выравнивание экономического развития регионов, поскольку реальные условия хозяйствования поощряют за отсталость и наказывают за сравнительно высокий уровень развития. Менее развитые сырьевые регионы оказываются в лучшем положении, чем высокоразвитые, но специализирующиеся на производстве технологически сложной готовой продукции.

Из этого следует, что в условиях проводимой сегодня политики правительства единственно надежным и, пожалуй, самым эффективным, законным способом реализации этого направления развития является централизация социальных обязательств государства с целью обеспечения ра венства всех граждан страны и избежания их дискриминации по уровню бюджетной обеспеченности в зависимости от места проживания.

Сегодня у федеральной власти есть реальные возмож ности взять на себя обеспечение всех основных социальных гарантий, реализовав излюбленный нынешним правительством принцип нормативно-подушевого финансирования учреждений социальной сферы. Только нормативы должны быть одинаковыми для всех граждан вне зависимости от их места жительства. Это, разумеется, потребует пересмотра всей практикуемой сегодня модели бюджетного федерализма, являющейся одним из фетишей нынешней власти.

Седьмое приоритетное направление политики правительства — «устранение ограничений инфраструктурного и технологического характера как одного из условий устойчивого развития экономики» — является столь же очевидным, сколь мало реализуемым на практике. Об отсутствии реальных усилий правительства по преодолению ограничений технологического характера, выражающихся в нарастающем отставании российской экономики по уровню технологического развития, говорилось выше. То же касается инфраструктурных ограничений.

Не так давно правительство отменило механизм финансирования дорожного строительства, ликвидировав дорожный фонд. С тех пор финансирование этого важнейшего направления развития транспортной инфраструктуры сократилось примерно вдвое, хотя на будущий год планируется с увеличением на 21,4% в номинальном выражении. Реализуемая правительством под видом реформы железнодорожного транспорта коммерциализация железных дорог оборачивается ростом тарифов без сколько-нибудь заметного повышения эффективности функционирования отрасли. Водный транспорт находится в глубоком упадке, и правительство даже не ставит задачи его реанимации. Скромные средства, выделяемые на поддержку производства современных самолетов отечественного производства в эквива ленте 10 авиалайнеров в год, не могут поставить на ноги отечественное авиастроение, ориентированное на производство в десятки раз большего количества летательных аппаратов.

Из инфраструктурных отраслей только телекоммуни кации развиваются относительно успешно: прогнозирует ся, что в 2008 году объем услуг связи, оказываемый народному хозяйству и населению, составит 1118,8 — 1579,6 млрд. рублей, то есть 158,2—225,5% к 2004 году в сопоставимых ценах. Наиболее динамично, хоть и все замедляющимися темпами, развивается подвижная связь. Количество або нентов, подключенных к сетям подвижной электросвязи, за последние годы ежегодно удваивалось. В 2008 году предполагается, что количество абонентов составит 125—135 млн., увеличившись на 73,6 — 87,5%: по сравнению с 2004 годом. Достигается это, правда, без сколько-нибудь существенных усилий со стороны государства — благодаря растущему спросу на услуги связи вследствие информационно-технологической революции.

Восьмое приоритетное направление по нагромождению задач свидетельствует об определенной умственной усталости авторов Прогноза: «развитие конкуренции и сокращение нерыночного сектора в условиях создания и совершенствования рыночных институтов, обеспечивающих гибкость и стабильность экономики через рост финансовых рынков и переток капиталов, развитие несырьевых секторов, малого бизнеса, стимулирование инноваций, поддержание конкурентных условий на рынках».

Забавно, что ни одна из этих задач в политике правительства реально не прослеживается. Фактическое отсутствие антимонопольной политики является главной причиной инфляции и одним из важнейших факторов повышения стоимости жизни и низкой конкурентоспособности отечественных товаров. На всех открытых для конкуренции рынках иностранные товары занимают от 50% до 100% российского потребительского рынка, вытесняя отечественных товаропроизводителей, которые переплачивают за тепло, электроэнергию, конструкционные материалы, привлечение кредитов.

По имеющимся оценкам, цены на продовольственном рынке в 3—5 раз превышают издержки производства; на энергетическом рынке — в 1,5—2 раза; на рынке конструкционных и химических материалов — в 1,2—3 раза и т.д., что приводит к неконкурентоспособности отечественных товаров конечного потребления.

Никаких реальных мер по развитию конкуренции в правительственном Прогнозе не предусматривается. Рост финансовых рынков в решающей степени зависит от притока иностранных спекулятивных инвестиций, не оказывающих положительного влияния на реальный сектор экономики. Тезис о перетоке капиталов в развитие несырьевых секторов в реальных условиях проводимой экономической политики, не предусматривающей ни меха низмов рефинансирования производственной деятельности, ни сколько-нибудь действенных мер по стимулированию инвестиционной активности, выглядит наивной мечтой. О стимулировании инноваций говорилось выше. Несмотря на прогнозируемый правительством ежегодный 4%-ный прирост объемов экономической активности малых предприятий, реальных мер по созданию благоприятных для этого условий правительством не предусматривается.

Девятое приоритетное направление , декларируемое правительством — «формирование рынка доступного жи лья», предусматривающего в качестве приоритетов жилищной политики ускоренное развитие институтов ипотечного жилищного кредитования, повышение доступности социального жилья и создание условий для увеличения объемов жилищного строительства». Оно не вызывает сомнений в своей высокой значимости, также как и в отсутствии реальных мер по его реализации.

Общий объем расходов по указанному разделу составит в 2006 году 32 млрд. рублей, в том числе расходы инвестиционного характера в объеме 22,28 млрд. рублей, что составляет тридцатую часть от объема на жилищное строительство. По сути, реализация этого направления остается на усмотрение регионов, населения и коммерческих структур.

Наконец, десятое приоритетное направление правительственной политики — «развитие аграрно- промышлен­ного комплекса» (АПК), которое требует формирования необходимых институциональных предпосылок развития, включая повышение доступности кредитных ресурсов для сельхозпроизводителей (через развитие сельской кредитной кооперации , системы земельно-ипотечного кредитования), развитие механизмов лизинга, повышение эффективности системы информационного обеспечения». Приоритетами содействия устойчивому развитию сельских территорий является развитие социальной сферы и инженерной инфраструктуры, обеспечения эффективной поддержки малых форм хозяйствования в АПК.

Оно также ос тается декларативным. На его реализацию из федерального бюджета планируется в будущем году выделить 12,4 млрд. руб. при объективной потребности для восстановления нормального воспроизводства сельского хозяйства в 60 млрд. руб. Предполагается, что реализация мер по развитию сельского хозяйства позволит поднять к 2008 году уровень занятости населения в трудоспособном возрасте до 80%, доля сельского населения с доходами ниже прожиточного минимума сократится до 38,5%, удельный вес жилой площади в сельской местности , оборудованной водопроводом, достигнет 54%. Среднегодовой темп роста производства продукции сельского хозяйства в 2006 —2008 годах прогнозируется на уровне 101,9%.

Скромность планируемых результатов аграрной политики правительства не позволяет расценивать это направление как приоритетное. Скорее, наоборот: по темпам роста, по объемам государственной поддержки, по ожидаемым результатам эта отрасль по-прежнему находится в числе отстающих. Сельскохозяйственная политика становится делом регионов. Для поддержки их деятельности в этом направлении правительство планирует в будущем году выделить 17,8 млрд. руб.

Как видим, ни одно из объявленных правительством приоритетных направлений социально-экономической политики не подкреплено конкретными планами реализации. В целом политика правительства оказывает угнетающее действие на экономического рост и является политикой регресса, искусственного ограничения, сдерживания социально-экономического развития страны.

Опубликовано в «Российском экономическом журнале», № 7—8, 2005 г.

Как остановить ценовой беспредел

Продемонстрированные на всю страну новостные сюжеты о личной озабоченности президента ростом цен на мясо в очередной раз показали неспособность власти выполнять одну из важнейших функций государства в условиях рыночной экономики — функцию регулирования цен. Президент страны спрашивает министра сельского хозяйства о том, не беспокоит ли последнего 30- процентный рост цен на мясо и 20-процентный рост цен на хлеб, а незадолго до этого публично уговаривает руководителя крупнейшей нефтяной компании остановить рост цен на бензин. Неужели у государства нет законных механизмов борьбы со злоупотреблениями монопольным положением на рынке, кроме наивных призывов к совести?

Антимонопольное регулирование — основная функция государства в рыночной экономике. В мире накоплен огромный опыт борьбы со злоупотреблениями монополистов и регулирования рынка в целях обеспечения добросо вестной конкуренции. Но в России более чем за десятиле тие рыночных реформ этот опыт оказался невостребованным. Мы пережили галопирующую инфляцию, обесценивание сбережений, глубокое расстройство воспроизводственных механизмов вследствие ценового хаоса. Ключевая причина этих кризисных явлений — злоупотребления монополистов.

В отсутствие антимонопольной политики их аппетиты достигли гигантских размеров. Завышение цен в полтора-два раза по отношению к себестоимости продукции в нашей стране стало нормой. Государственная власть смотрит сквозь пальцы на это массовое ограбление потребителей, оправдывая свою бездеятельность рассуждениями о «невидимой руке рынка», которая будто бы сама обеспечит оптимальное распределение ресурсов.

В теории рыночного равновесия действительно доказывается, что в условиях свободной конкуренции максимальное извлечение прибыли каждой фирмой ведет к достижению наиболее эффективного использования ресурсов в точке равновесия, к которой экономическая система приходит самостоятельно. Подчеркнем, что главным условием, без которого эта точка не может быть достигнута, является свободная конкуренция. При этом по мере приближения к точке равновесия норма прибыли каждой фирмы стремится к нулю. Наиболее эффективному распределению ресурсов соответствуют оптимальные цены, при которых норма прибыли всех свободно конкурирующих друг с другом фирм становится равной нулю.

Этот теоретический научный результат легко интерпретируется в терминах экономической политики. Действительно, если на рынке соблюдается принцип свободной конкуренции и ни одна из фирм не может влиять на рыночные цены, то главным способом максимизации прибыли становится снижение издержек. Поскольку все фирмы действуют таким образом, происходит повышение эффективности и снижение цен вплоть до исчерпания технико-экономических возможностей совершенствования производства продукции. Соответственно снижается и средняя норма прибыли, которая у отдельных фирм может повышаться только путем сокращения издержек за счет внедрения новых технологий.

За 15 лет рыночных реформ в российской экономике ни разу не было замечено снижения цен. Это следствие банального отсутствия свободной конкуренции на российском рынке. Даже на рынках с огромным количеством уча стников фирмы согласованно повышают цены для получения монопольной сверхприбыли за счет потребителей. В результате — снижение и уровня жизни населения, и эффективности экономики. Действительно, вместо внедрения новых технологий и снижения издержек, основным способом повышения прибыли становится простое завышение цен.

Именно так ведут себя частные фирмы в отсутствие антимонопольного регулирования рынка со стороны государства. Максимизация прибыли — естественный мотив деятельности фирмы, которая для этого пытается использовать наиболее легкие способы. Фирмы просто договариваются между собой о разделе рынка и согласованном завышении цен. Именно так устроен российский рынок нефти и нефтепродуктов, который территориально разделен между крупными нефтяными кампаниями, ведущими себя как типичный картель. В каждом регионе действует один крупный монополист, который фактически диктует цены потребителям, пользуясь сезонными колебаниями спроса. Как правило, он повышает цены на солярку перед посевной и уборочной кампаниями в сельском хозяйстве, на бензин — весной перед выездом автомобилистов с зимних гаражей, на мазут — осенью перед отопительным сезоном. Норма прибыли нефтяных монополий зашкаливает за 100%, в то время как нормальной на этом рынке, согласно общемиро вой практике, считается рентабельность продукции в пределах 10—15%. Все, что сверх этого — монопольная сверхприбыль, получаемая за счет потребителей и природной ренты.

Рынки не только товаров с высокой концентрацией производства и сбыта, но и с тысячами мелких торговцев контролируются монопольными группами, которые часто создаются организованной преступностью при попустительстве коррумпированной бюрократии. Характерным примером являются продовольственные рынки крупных городов, цены на которых многократно превышают равновесный уровень, соответствующий условиям свободной конкуренции. При его соблюдении цена продажи товара потребителю редко превышает цену покупки того же товара у производителя более чем в 1,5—2 раза. У нас же потребитель платит за продовольственные товары в 5—10 раз больше, чем получает за них производитель (см. табл. 9). Остальное достается криминальным структурам, монополизировавшим торговлю.

Таблица 9. Сравнительная таблица цен (сентябрь — октябрь 2005 г.)

Наименование продукта

Цена

производителя

(за кг)

Розничная цена

на московских

рынках (за кг)

яблоки

(Воронежская область)

8 рубля

24 — 30 рублей

свекла

(Московская область)

4 рубля

15 рублей

картофель

(Московская область)

3—5 рублей

7— 13 рублей

картофель

(Рязанская область)

3,7 рубля

10 — 13 рублей

морковь

(Московская область)

6 рублей

15 — 20 рублей

арбузы

(Астраханская область)

70 копеек

9 рублей

помидоры (Астраханская область)

3 рубля

25 — 30 рублей

баклажаны (Астраханская область)

2,7 рубля

15 рублей

перец

(Астраханская область)

4,5 рубля

30 рублей

молоко 2,8 %

(Московская область)

8 — 10 рублей

за литр

20 — 35 рублей

за литр

говядина

(Московская область)

60—80 рублей

100—120 рублей

Ясно, что норму прибыли в 300—1000 процентов можно получать только путем преступного сговора, когда вместо государства регулированием рынка занимается организованная преступность.

Прикрываемая коррумпированными чиновниками и даже правоохранительными органами, она фактически хозяйничает на продовольственных рынках российских городов и наживается за счет граждан.

Об этом хорошо знают поставщики, которых бандиты не пускают на рынок, а также домохозяйки многократно переплачивающие многочисленным торговцам, синхронно устанавливающим цены. Знают и градоначальники — в городах, очищенных от организованной преступности на рынках, цены на продовольственные товары в 2-3 раза ниже, чем у соседей Подтверждением многократного завышения цен криминальными монополиями, контролирующими розничную сеть в крупных городах, являются цены в некоторых сверхкрупных московских супермаркетах, которые вдвое ниже цен в сетях «неорганизованной» розничной торговли.

Если даже на рынках с десятками тысяч участников очевидны массовые злоупотребления монополий, то что говорить о естественных монополиях, опекаемых коррумпированными чиновниками. По некоторым данным тарифы на электроэнергию втрое превышают себестоимость выработки и доставки электроэнергии, еще больше завышены тарифы на тепло. Сверхприбыли посреднических структур на рынке железнодорожных перевозок свидетельствуют о существенном завышении тарифов на эти услуги.

Примеры монополизации российского рынка можно продолжать до бесконечности. Организованная преступность и коррумпированные чиновники играют на нем доминирующую роль при пол ном попустительстве со стороны правоохранительных и антимонопольных органов. Последние сетуют на несовершенство законодательства, отвергая при этом многочисленные законодательные инициативы по его совершенствованию, оправдывая свою бездеятельность и фактически прикрывая монополистов. Многочисленные попытки местных властей пресечь злоупотреб ления монополистов и отобрать контроль над рынком у организованной преступности сплошь и рядом наталкиваются на протесты прокуратуры и антимонопольного ведомства.

Вместо выполнения важнейшей государственной функции по антимонопольному регулированию и обеспечению добросовестной конкуренции правительственные чиновники, не желая ссориться с монополистами, списы вают инфляцию на денежную политику, пытаясь гасить рост цен ограничением денежной массы, то есть снижением конечного спроса. При этом правительственные экономисты шокируют публику абсурдными заявлениями. К примеру, президентский советник Илларионов всерьез утверждает об избытке денег в задыхающейся от нехватки инвестиций российской экономике и уговаривает президента поощрять вывоз капитала. Вместо того чтобы вернуть долги населению и восстановить отобранные государством дореформенные сбережения, президент списывает миллиарды долларов иракского и сирийского долга, досрочно погашает долги МВФ и попустительствует вывозу капитала из России. Министр финансов Кудрин на фоне массовых акций протеста людей, лишенных социальных гарантий и доведенных нищетой до отчаяния, рассуждает об избытке денег в бюджете и отдает сотни миллиардов государственных средств в кредит американскому правительству.

Как хорошо известно, инфляция порождается разны ми факторами, среди которых наряду с денежным предложением не меньшую роль играет предложение товаров, склонность населения к сбережению доходов, скорость обращения денег, охарактеризованные выше злоупотребления монополистов. Сводить все причины инфляции к одному фактору денежного предложения можно только абстрагировавшись от всех других, как будто в экономике единственной формой поведения предприятий является повышение цен за счет злоупотребления монопольным положением на рынке. Собственно на это и настраивает экономическую систему проводимая властью политика, игнорирующая функции антимонопольного регулирования рынка, организации кредита, защиты сбережений населения, стимулирования инвестиционной и инновационной активности. Отказываясь от должного выполнения этих функций и сводя всю макроэкономическую политику к ограничению денежной массы, государственная власть фактически поощряет монопольное поведение.

Между тем в рыночных условиях нет более страшного экономического преступления, чем злоупотребление монопольным положением на рынке. Ведь это равносильно воровству, так как, по сути, означает противоправное присвоение чужих доходов. Поэтому во всех уважающих себя странах государство жестко пресекает злоупотребления монополистов, а предприниматели панически боятся об винений в монополизме. За это могут не только оштрафовать, но и посадить в тюрьму, конфисковать продукцию, лишить права заниматься предпринимательской деятельностью. Наша же государственная власть, наоборот, в конфликте между обществом и монополистами выражает интересы последних, попустительствуя монопольным зло употреблениям и пытаясь тормозить инфляцию за счет населения, которое таким образом грабится дважды: один раз монополистами, завышающими цены, а другой раз — государством, занижающим доходы и сокращающим спрос.

Для нас не столь важно, почему руководители российского государства принимают теоретически абсурдные и практически вредные для страны решения — из-за некомпетентности или коррумпированности. Важно, что вследствие этих решений разрушается научно- производст­венный потенциал страны и преждевременно уходят из жизни миллионы лишенных работы и средств к существованию людей.

До тех пор, пока государство не займется последовательной жесткой антимонопольной политикой, мы будем жить в условиях высокой инфляции и низких доходов гра ждан, порождающих массовую нищету работоспособного населения и разорение конкурентоспособных предприятий, не обладающих монопольным положением на рынке. При этом добросовестная работа теряет смысл, так как в такой экономической системе основным путем к богатству является присвоение чужого — выигрывают только монополисты.

Нынешние доклады правительственных экономистов о том, что инфляция взята под контроль, не должны вводить в заблуждение. Эта инфляция просто отложена вследствие искусственного сдерживания доходов населения и конечного спроса. В прошлом году внутренние цены предприятий на промышленную продукцию выросли на 26 процентов, на продовольственные товары — на 10,4 процента, то есть более, чем в три раза превысили потребительские цены.

Изменения в системе цен производителей в первую очередь ухудшают конкурентоспособность отечественной продукции. Наиболее высокие темпы прироста цен — на 60 процентов, отмечены в отраслях, ориентированных на экспорт: в черной металлургии, в нефтяном комплексе угольной промышленности. Вскоре эта инфляционная волна, порожденная монополистами в сырьевом секторе, накроет и потребительский рынок. Уже сегодня мы видим, что тарифы на коммунальные услуги, зашкалившие сверх доходов многих семей, создают угрозу базовому праву граждан на благоустроенное жилье, что в нашем климате означает и право на жизнь.

Пора, наконец, антимонопольному ведомству оставить слова о недостатке полномочий, а добиваться их реализации, не страшась борьбы с монополистами и преступностью. Министру финансов — заниматься исполнением бюджетных обязательств государства, а не их ликвидацией под предлогом «стерилизации денежной массы». Центробанку — организовывать кредит и гарантировать сохранность сбережений, а не снижать конечный спрос и подавлять производство, зажимая денежное предложение и связывая его в спекулятивных операциях. Государственной думе принять, наконец, давно подготовленный специалистами и внесенный нами законопроект о ценообразовании и ценовой политике, который создает необходимые правовые условия для пресечения монопольных злоупотреблений и обеспечения добросовестной ценовой конкуренции. Тогда у нас заработают нормальные рыночные меха низмы роста производства и общественного благосостояния, в основе которых должна лежать добросовестная конкуренция, а не присвоение чужого .

Опубликовано в «Парламентской газете» 10 марта 2005 г.

Если уровень жизни снижается, правительство должно уходить в отставку

(Стенограмма доклада депутата Государственной Думы С. Ю. Глазьева)

Сергей Глазьев инициировал проект федерального закона «Об ответственности органов федеральной исполнительной власти за обеспечение конституционного права граждан Российской Федерации на достойную жизнь и свободное развитие».

«Уважаемые коллеги!

Коренной порок нашей политической системы — это отсутствие какой-либо ответственности органов государственной власти за социально-экономическое развитие страны, за результаты своей политики, за уровень жизни. И хотя наше государство считается социальным, и в Конституции России записано, что каждый гражданин России имеет право на достойную жизнь и свободное развитие, в реальности нет ни одного нормативного акта, который бы определил, как это право должно быть реализовано, как заставить органы государственной власти работать в интересах простого человека.

Я думаю, никто в этом зале не сможет ответить на очень простой вопрос: за что отвечает российское правительство?

В разное время оно отвечало за совершенно разные вещи, причем само формулировало программы и оценивало результаты их выполнения, само себя хвалило без какого-либо учета и общественного мнения и позиции парламента. Отвечая за приватизацию, за либерализацию, за инфляцию, за погашение внешнего долга новая российская власть никогда не отвечала за реальный уровень жизни. Лишь в последнее время заговорили об удвоении объема производства в стране, о снижении бедности, как будто эти проблемы возникли сегодня. На самом деле это результат безответственной политики, которая проводилась все эти годы. До сих пор нам говорят о ее успехах, в то время как главный, ведущий показатель уровня жизни в стране — средняя продолжительность жизни населения — неуклонно снижается. Увеличивается количество преступлений, ухудшается состояние окружающей среды. Количество бедных варьируется в зависимости от того, как их считают органы статистики, и, несмотря на победные реляции правительства, подавляющее большинство граждан реального улучшения уровня жизни не чувствует.

Между тем очевидно, что целью любой разумной власти в демократическом правовом государстве должно быть повышение уровня жизни и благосостояния людей. Именно на устранение вакуума, который сложился в нашем законодательстве в отношении целей деятельности органов государственной власти, критериев их оценки, направлен данный законопроект. Он так и называется — об ответственности органов федеральной исполнительной власти за обеспечение права граждан на достойную жизнь и свободное развитие.

В законопроекте впервые в нашей правовой практике вводится понятие уровня жизни, раскрываемое в системе из шестнадцати объективных показателей, вводится процедура установления целевых ориентиров показателей уровня жизни. Эта процедура предполагает развертывание переговорных процессов согласования целевых показателей государственной политики между разными социальными группами, с разными интересами в лице представляющих их общественных организаций. В этой работе также участвуют органы государственной власти, политические партии. Она регламентируется в соответствии с действующей Конституцией нормативными актами президента России.

Поэтому, когда Правовое управление пишет, что законопроект якобы противоречит конституции, я с этим не могу согласиться, потому что конкретный механизм процедуры установления показателей уровня жизни регламентируется президентом в соответствии с полномочиями главы государства.

Очень важное в законопроекте — норма, касающаяся системы мониторинга уровня жизни. У нас до сих пор нет сколько-нибудь развернутой системы статистических показателей оценки уровня жизни в стране. Создание такой системы в случае принятия настоящего законопроекта будет организовано через механизмы общественного контроля, что исключит возможность фальсификации статистических данных, которая, к сожалению, по оценке экспертов, сегодня имеет место.

Согласно законопроекту образуется Совет Российской Федерации по уровню жизни, который формируется на четырехсторонней основе из представителей исполнительной власти, законодательной власти, профсоюзов и политических партий. Совет будет действовать на основе регламента, который утверждается актом президента России, что соответствует требованиям действующей конституции.

Законопроект не может прописать полностью весь механизм реализации соглашений по определению целевых показателей уровня жизни, потому что формирование программ социально-экономической политики, механизм их утверждения, а также внесения и принятия законов — это прерогатива соответствующих органов государственной власти, и именно на их усмотрение законопроектом возлагается принятие соответствующих государственных решений.

И самый важный вопрос — политическая ответственность органов государственной власти за уровень жизни в стране. Законопроект вводит норму, согласно которой за невыполнение или ненадлежащее выполнение соглашений по уровню жизни стороны политического процесса несут ответственность. Если в стране допускается снижение уровня жизни и не выполняются целевые нормативы повышения уровня жизни, которые установлены соответствующим соглашением, то правительство может быть отправлено в отставку. Эта функция президента получает в данном законопроекте содержательное основание.

Законопроект не противоречит действующей конституции, как кажется представителям правительства, судя по их отзыву. Он исходит из тех процедур ответственности правительства, которые установлены конституцией. Снижение уровня жизни населения, невыполнение целевых ориентиров по повышению уровня жизни — это реальные критерии ответственности правительства, которые позволяют президенту объективно оценивать результаты его работы. Своя мера ответственности за невыполнение соглашения распространяется также и на других участников переговорных процессов, включая общественные организации.

Уважаемые коллеги, этот законопроект очень важен для формирования гражданского общества в нашей стране. Он необходим для того, чтобы наконец-то органы государственной власти начали отвечать за результаты своей работы. Об этом принципе ответственности власти за уровень жизни в стране на выборах говорили практически все политические партии. Я призываю поддержать эту законодательную инициативу в первом чтении с учетом того, что многие юридические нюансы мы сможем вместе доработать в ходе процедуры второго чтения .

Зимний бунт — это еще цветочки

Пережив новогодние праздники, наши граждане осознали, что живут теперь в другом — антисоциальном государстве. Пенсионеры, лишившись льгот, перекрывают магистрали и гибнут под колесами машин, премьер-министр заявляет, что народ просто психологически не подготовился к переменам. Президент хранит молчание, а в Госдуме идут дебаты о том, что делать с этим печально известным уже всей стране законом № 122: отменять его, приостанавливать, корректировать. Однако ни то, ни другое, ни третье думское большинство делать не собирается. Оно утвер ждает, что это региональные власти плохо исполняют закон. А органы безопасности ищут для публичного наказания подстрекателей, которые выводят народ на улицу.

На конференции Московского отделения общественной организации «За достойную жизнь» ее председатель Сергей Глазьев дал свою оценку происходящему.

— В первые январские дни в России потеплело не столько от погоды, сколько от нарастающего социального напряжения: люди вышли на улицы, выражая свое негодование.

Отмена льгот по проезду на транспорте — не самая большая потеря, которую наш народ понес за последние пятнадцать лет. Люди молча смотрели, как отбирали собственность в ходе приватизации. Молча наблюдали, как у них дважды исчезли сбережения сначала в Сберегательном банке, затем в финансовых пирамидах. Молча затягивали пояса после жилищно-коммунальной реформы, когда тарифы взлетели десятикратно. Но когда уже отбирают последнее, терпение народа истощилось.

Отмена льгот на проезд в городском транспорте, свертывание практически всяких форм государственной под держки детей, включая отмену школьных завтраков в большинстве регионов страны, означает, что граждане страны фактически оказываются перед выбором: либо самим защищать свои интересы, либо отказаться от права на жизнь. Те результаты политики, которые люди почувствовали в первые две недели этого года — это только цветочки

Впереди гораздо большие потери, связанные с реформой здравоохранения. Она приведет к резкому увеличению стоимости медицинского обслуживания и к тому, что миллионы человек окажутся не в состоянии приобрести необходимые им для жизни лекарства.

Впереди введение в действие жилищного кодекса, разрешающего выселение людей из квартир за неуплату раздутых коммунальных платежей, впереди введение налога на недвижимость, который вместе с нарастающей платой за коммунальные услуги еще больше ударит по кошелькам наших граждан, впереди коммерциализация образования… И самое странное в этой социальной реформе заключается в том, что руководители государства не могут объяснить людям, зачем они это делают. Власть словно обезумела, отгородившись от общества отрядами ОМОНа с собаками и вообще не желая знать о положении рядовых граждан.

Выступления доведенных до отчаяния пенсионеров оказались для власти, не обременяющей себя проблемами простого человека, полной неожиданностью. 300 стариков, перекрывших Ленинградское шоссе в Москве, добились от нее больше, чем вся думская оппозиция в течение полугода. Но принципиально перекрытие автомагистралей ничего изменить не может, потому что региональные власти, на которых пытаются повлиять протестующие граждане, просто не обладают финансовыми источниками для выполнения социальных гарантий государства, которые перенесены этой реформой с федерального уровня на субъекты федерации.

Затеянная властью социальная реформа — это не только монетизация льгот. Это, прежде всего, передача социальных обязательств государства с федерального уровня на региональный. Монетизация касается всего лишь незначительной части граждан, прежде всего ветеранов войны, заслуги которых настолько неоспоримы, что власть не решилась на них посягнуть, и частично инвалидов, которым выделяется 50 млрд. рублей на получение бесплатных лекарств. После перераспределения через частные страховые медицинские компании эти деньги в каком-то остатке дойдут до пациентов. Вот и все.

На федеральном уровне власти отказались от какой-либо ответственности за финансирование ветеранов труда, детских пособий, средней школы, здравоохранения. До этого отказались от финансирования жилищно- ком­мунального хозяйства. Все сброшено на регионы. Но в бюджетах субъектов федерации, денег на выполнение этих социальных обязательств государства фактически нет .

Наблюдаемые сегодня последствия этой анти-социальной реформы не являются неожиданностью, обо всем этом говорилось раньше. Если вы посмотрите наши материалы парламентской и президентской кампаний, то вспомните, что мы предупреждали о негативных последствиях коммерциализации социальной сферы, важнейшим этапом которой стала кампания по «монетизации льгот». Российская академия наук также многократно обращалась к руководителям государства с докладами и прогнозами по этой тематике, предупреждая о негативных последствиях «социальной» реформы.

Но руководители государства не восприняли предостережения ученых и критику планов социальной реформы со стороны народно-патриотических сил. Они как истинные догматики свято верят в торжество исповедуемой ими примитивной доктрины рыночного фундаментализма. Она заключается в том, что государству делать нечего ни в экономике, ни в социальной сфере. Что все вопросы рынок решит сам по себе, и не надо волноваться ни по поводу социальной сферы, ни по поводу управления государственным имуществом. Последнее, согласно этой доктрине следует приватизировать, причем не важно каким образом: главное — поскорее раздать общенародную собственность в частные руки, желательно в свои.

В рамках этой доктрины рыночного фундаментализма не важна и организация социальных гарантий. Считается, что граждане сами должны заботиться о своем социальном обеспечении и только лучше станут работать, если лишатся бесплатного здравоохранения и образования.

Это очень удобная доктрина для тех, кто увлечен коррупцией и не обременен особыми знаниями, тем более чувством ответственности за результаты своей работы. Эта доктрина пришлась по вкусу Ельцину, и она, к сожалению, в полной мере реализуется сегодня. Разница лишь в том, что Ельцин боялся применять эту доктрину в социальной сфе ре. Он ограничился только экономикой, где государство самоустранилось от какой-либо ответственности за ее развитие, за научно-технический прогресс, за конкурентоспособность национальной промышленности и сельского хозяйства. Нынешнее руководство страны пошло дальше, пытаясь перевести социальную сферу на самоокупаемость и отказаться от ответственности перед гражданами за вы полнение законодательно установленных социальных обязательств.

Следует заметить, что ни одно развитое государство не применяет доктрину рыночного фундаментализма в социальной сфере. В ней не может быть рыночной конкуренции и самоокупаемости. Блага и услуги социальная сфера должна предоставлять не ради текущей прибыли, а ради развития нации и благосостояния людей. Ни в Европе, ни в Америке, ни в Японии никакого рыночного фундаментализма в социальной сфере нет и в помине. Это не только наследие успехов социалистической идеологии в 20 веке, это результат, прежде всего, объективных законов экономической конкуренции.

Главным фактором современного экономического роста является научно-технический прогресс, новые технологии, способность человека творить, создавать и внедрять новые знания в производство. А для того, чтобы человек это мог делать, он должен иметь образование, хорошее здоровье, интересную достойно оплачиваемую работу. Если брать сегодняшние пропорции распределения совокупных инвестиций в развитых странах, то мы увидим, что две трети совокупных инвестиций в Америке и в Европе — это инвестиции в человека: в образование, здравоохранение, культуру и науку. Это следствие того, что человек сегодня действительно стал главной производительной силой. Своими знаниями, своим творчеством люди двигают экономику. Не понимать это — значит вообще не понимать, как устроен современный мир.

Вопреки глобальным закономерностям и тенденциям современного экономического роста в России идет систематическое сокращение ответственности государства в социальной сфере. В этом году регресс в этой сфере стал особенно заметным: пенсионный фонд, фонд социального страхования и фонд медицинского страхования сверстаны с совокупным дефицитом в более чем 200 млрд. рублей. Это при том, что из России ежегодно вывозятся миллиарды долларов.

Наши олигархи очень благодарны Путину за то, что он легализовал вывоз капитала год назад, добившись принятия закона, который отменил валютный контроль и разрешил вывозить из России деньги куда угодно и в любых формах. Правительство вместо того, чтобы сверхприбыли от экспорта нефти и газа, частично поступающие в бюджет, направить на социальные нужды, замораживает их в стабилизационном фонде, который намерено вложить в американские ценные бумаги, стремительно обесценивающиеся вместе с падением курса доллара.

Если проанализировать содержание предпринимаемых властью реформ, то не трудно заметить, что единоросовское думское большинство, правительство и президент фактически реализуют политику Союза правых сил. Народ отверг эту политику — на парламентских выборах СПС потерпел сокрушительное поражение. Но «Единая Россия» продолжает эту же политику самоустранения власти от ответственности за социально-экономическое развитие страны и проводит реформы в полном соответствии с программой Союза правых сил. Поскольку при этом многих руководителей СПС устранили от кормушек, они сегодня набрасываются на президента, выдавая себя за оппозиционеров. Они пытаются оседлать в своих интересах волну народного негодования, которая фактически спровоцирована их же политикой.

Именно в отношении к проводимой властью политике заключается принципиальное различие в мотивах организации протестных акций с нашей стороны и со стороны так называемой «демократической» оппозиции. Мы боремся за кардинальное изменение политики государства в общенародных интересах. Они борются с властью за восстановление своего привилегированного положения. Их устраивает путинская социально-экономическая политика, но им не нравится, что их отстранили от контроля за СМИ и запретили олигархам их финансировать. По сути, путинская политика — это ельцинско-гайдаровская политика СПС с уклоном в пиночетовщину, а оппозиция Путину со стороны еще недавно аплодировавших расстрелу парламента «демократов» — не более чем обида родителей на повзрослевшего ребенка, который более не спрашивает разрешений, продолжая отцовское дело более последовательным способом.

Наша задача — не дать такого рода псевдооппозиции оседлать волну народного негодования и вместо одного вождя олигархов привести к власти другого своего ставленника. Мы не должны провоцировать силовые конфликты между властью и обществом, которые могут привести к установлению жесткой антинародной диктатуры пиночетовского образца.

Чтобы государство российское развернуть в сторону человека и интересов страны, мало вывести людей на улицы и организовать свержение этой власти, как кому-то мерещится по тбилисскому или киевскому сценарию. Мы видим, что ни в Грузии, ни на Украине, ни в Чили, ни в других местах, где проводились такого рода акции с участием иностранных спецслужб, положительных для народа результатов достигнуто не было. Смута порождает лишь еще большее ужесточение власти и не продвигает нас по пути ответственной государственной политики.

Надо обучить наших граждан защищать свои права в законных правовых формах, чтобы располагающие государственной властью «слуги народа» не мыслили себе другой политики, кроме той, которая выражает общенародные интересы.

Именно поэтому мы инициируем проведение общероссийского референдума «За достойную жизнь» в качестве главной формы организации протестного движения наших граждан за изменение социально-экономической политики государства.

Другой адекватной формы борьбы граждан за свои права сегодня нет. Защищать в парламенте интересы граждан сегодня просто технически невозможно, фракция «Родина» имеет всего сорок мандатов в Государственной думе, и даже вместе с коммунистами и независимыми депутатами у нас нет и одной трети голосов. Единороссовское большинство блокирует не только наши законодательные инициативы, но и просто обсуждение актуальных вопросов. У нас нет надежды на то, что у партии власти проснется совесть, а правительство поумнеет. И нет времени ждать до следующих выборов в федеральные органы власти.

Наш долг — помочь гражданам страны организоваться для того, чтобы не только защитить свои сегодняшние интересы, но и создать такую социально-политическую структуру власти, которая будет эти интересы отстаивать в долгосрочной перспективе. Эти задачи должны быть решены путем объединения здоровых народно- патриотиче­ских сил в ходе подготовки и проведения референдума «За достойную жизнь».

Опубликовано с сокращениями в Оренбургской общественно-политической газете «Южный Урал».

Кто ответит за обман?

Проект федерального бюджета на 2006 год противоречит социально-экономическим задачам, поставленным президентом

Недавнее выступление президента на встрече с руководством Госдумы о мерах по повышению уровня и качества жизни населения многие восприняли как поворот политики государства к человеку. Казалось бы, дала результат более чем десятилетняя борьба левой и патриотической оппозиции за кардинальное изменение проводимой в стране социально-экономической политики в общенародных интересах. Президент наконец признал необходимость принятия мер по восстановлению и развитию социальной инфраструктуры, здравоохранения, образования и науки, по­вышению оплаты труда, возрождению сельского хозяйст ва.

Но будет ли этот поворот совершен на самом деле?

Бюджетная архаика

В своем выступлении президент подчеркнул: « Концен­трация бюджетных и административных ресурсов на повышении качества жизни граждан России — это необходимое и логичное развитие нашего с вами экономического курса, который мы проводили и будем проводить дальше».

К сожалению, сложившаяся у нас структура бюджетных расходов свидетельствует о другом: бюджетные ресурсы последних лет концентрировались на единственном приоритетном направлении — платежах по внешнему долгу. На эти цели уходило до четверти расходов бюджета. Всего же государство ежегодно перемещает за границу суммы, эквивалентные половине федерального бюджета. В удовлетворении интересов иностранных кредиторов был и остается смысл политики бюджетного профицита, достигаемого за счет недофинансирования государственных социальных обязательств.

Вторым реальным приоритетом бюджетной политики государства были и остаются силовые структуры, на долю которых приходится около трети всех расходов федерального бюджета. Собственно на поддержку экономического роста, образование и научные исследования в будущем году планируется потратить 16% непроцентных расходов бюджета. С учетом расходов на здравоохранение, спорт и культуру на воспроизводство человеческого капитала в будущем году планируется израсходовать всего 14,3% федерального бюджета.

Об архаичности российской бюджетной политики наглядно свидетельствует сопоставление приоритетности госрасходов ведущих стран мира. Россия резко выделяется завышенной приоритетностью расходов на обслуживание госдолга и военные нужды, существенно отставая от развитых стран по уровню расходов на образование и здравоохранение (см. статью «Топтание на месте» в данном сборнике). По своей структуре российский бюджет является бюджетом не современного социального, а полицейско-бюрократического государства XIX века.

Государственная Дума не поддержала принятие закона о ценообразовании, инициированного С. Ю. Глазьевым.

Результаты голосования за принятие закона в первом чтении:

— «за» — 209 чел.;

— «против» — 86 чел.

— воздержалось — 1 чел.

Голосовало — 296 чел.

Не голосовало — 154 чел.

Результат: не принято.

В итоге длительного и бурного обсуждения Государственная Дума отклонила законопроект Сергея Глазьева («Родина») «Об ответственности органов федеральной исполнительной власти за обеспечение конституционного права граждан РФ на достойную жизнь и свободное развитие».

При этом «за» проголосовало 133 депутата, 61 «против». Фракция «Единая Россия» уклонилась от участия в голосовании.

Выполнение президентских установок о « концентра­ции бюджетных ресурсов на повышении качества жизни граждан» требует пересмотра всей структуры федерального бюджета и его базовых характеристик. Для того чтобы выйти на общепринятые в мире стандарты финансирования социальной сферы, необходимо повысить расходы на образование до 7% ВВП (на будущий год планируется 3,6%), на здравоохранение — до 5% ВВП (на будущий год планируется 2,5%), на науку — до 2,5% ВВП (планируется 1,6%), на культуру — до 1,5% ( пла­ни­руется 0,6%). Всего государственные расходы на социальную сферу должны быть повышены на 7% ВВП. В этом случае все расходы государства составят 39,9% ВВП, вплотную приблизившись к общепринятой в развитых странах пропорции.

Задачи поставлены, ресурсов нет

Только предложенным выше образом можно обеспечить реальное повышение уровня жизни граждан. Оставаясь в рамках внесенного правительством проекта бюджета на будущий год, существенного улучшения добиться невозможно. К примеру, президент ставит задачу: в начале 2006 года «заработная плата участковых терапевтов, педиатров и врачей общей практики должна в среднем вырасти на 10 тысяч рублей в месяц, а медсестер — как минимум на 5 тысяч рублей». В действительности проектом бюджета на будущий год предусматривается, что оплата труда работников бюджетной сферы составит в среднем 7599 рублей в месяц. Ее планируемый рост на 9,3% по сравнению с нынешним годом не решает проблемы удручающей бедности учителей, врачей, работников других профессий бюджетной сферы, семьи большинства которых уже многие годы не могут свести концы с концами. Для сохранения кадрового потенциала образования, науки, здравоохранения и культуры необходимо как минимум удвоение оплаты труда занятых в них специалистов. Для этого потребуется более 900 млрд. руб. Весь же прирост расходов на образование, культуру и здравоохранение планируется на 108 млрд. руб. Этих денег едва хватит на объявленное президентом повышение оплаты труда отдельных категорий медиков и лучших учителей. Да и сам подход к решению этой проблемы не выдерживает критики — чем хуже остальные специалисты, оплата труда которых останется на том же уровне? Почему хирург или отоларинголог должны получать вдвое меньше врача общей практики?

Существенное увеличение средств, выделяемых на оказание высокотехнологической медицинской помощи, — необходимая и давно назревшая мера. Но как быть с обычной специализированной медицинской помощью, которой пользуются все граждане и качество и доступность которой резко снижаются? При таком подходе мы рискуем остаться с участковыми врачами и высокотехнологическими медцентрами для избранных — на хирургов, окулистов, отоларингологов и других специалистов, работающих в обычных больницах и поликлиниках, дополнительных средств государство не выделяет. Понятно, что частные страховые компании не желают оплачивать высокотехнологическую медицинскую помощь своим клиентам, и наше государство услужливо облегчает им бремя затрат на эти цели. Но нельзя же системную политику восстановления и развития здравоохранения подменять решением отдельных проблем частного бизнеса, подвизающегося на распределении государствен­ных денег.

Аналогичные вопросы возникают и в отношении оплаты труда учителей. Президент признает, что «низкая зарплата педагогов — это одна из ключевых проблем российской школы». Он ставит задачу увеличения зарплаты «в бюджетной сфере в полтора раза в реальном выражении в течение ближайших трех лет». Но в будущем году она увеличится лишь на 10%.

На фоне критической недооценки труда учителей, 80% которых не могут обеспечить свои семьи доходом даже в размере прожиточного минимума на человека, принимается решение «учредить ежегодные поощрения в размере 100 тысяч рублей для 10 тысяч лучших учителей страны» (для одного учителя на три школы). Как эти деньги будет распределять районное начальство? Можно говорить с уверенностью, что такой способ решения проблемы общего повышения оплаты труда учителя породит справедливые обиды и недовольство большей части педагогов, незаслуженно обойденных при распределении поощрений в размере годовой зарплаты.

Еще одним недоразумением может стать объявленное президентом повышение «на 25% заработной платы квалифицированных научных сотрудников в среднем до 30 тысяч рублей». Согласно замыслу министра образования и науки это повышение будет достигнуто за счет 25-процентного сокращения бюджетных ставок и отсечения от бюджетных денег ученых, работающих по контрактам со сторонними организациями. А поскольку лучшие ученые, как правило, востребованы и имеют контракты и гранты от сторонних организаций, их повышение оплаты труда не коснется. Более того, им придется отказаться даже от тех денег, которые они получают из бюджета сейчас. Столь странное решение задачи повышения оплаты труда ученых за счет их наиболее востребованной и продуктивной части вызывает по меньшей мере недоумение. Для правильного решения этой задачи необходимо увеличить ассигнования на науку как минимум вдвое по сравнению с проектом бюджета на будущий год.

Еще одна не подкрепленная ресурсами задача, поставленная президентом, — «обеспечить значительный рост объемов жилищного строительства по отношению к уровню 2004 года не менее чем на одну треть». В будущем году на цели жилищного строительства согласно целевой программе «Жилище» выделяется 22,3 млрд. руб. Для решения же задачи, поставленной президентом, исходя из сложившейся на сегодняшний день стоимости строительства потребуется 270 млрд. руб. Даже с учетом того, что большую часть средств оплатит население, бюджетных ассигнований для стимулирования строительства жилья заявленными темпами будет явно недостаточно.

Аналогичная ситуация возникает и с решением президента о «необходимости дополнительной поддержки сельхозпредприятий, в том числе крестьянских и подсобных хозяйств». По оценкам специалистов, для поддержания только воспроизводства сельскому хозяйству необходима государственная помощь в размере не менее 60 млрд. руб. В бюджете будущего года на эти цели выделяется вдвое меньше. Без изменения основных характеристик проекта федерального бюджета эту задачу не решить.

* * *

Обращение президента к руководителям Госдумы не может быть выполнено в рамках проекта федерального бюджета на будущий год, внесенного правительством. Для этого должны быть пересмотрены его основные характеристики, в том числе увеличение расходной части более чем на триллион рублей за счет дополнительных источников и соответствующего сокращения стабилизационного фонда. Возможности для этого есть. Общемировая практика бюджетной политики подтверждает целесообразность соответствующего увеличения бюджетных расходов, доля которых в структуре ВВП по-прежнему будет ниже, чем в европейских странах. Тогда структура федерального бюджета будет сориентирована на развитие и обеспечение социальных гарантий в соответствии со стандартами развитых стран. Но пока нет политической воли и явно недостает квалификации министрам, отвечающим за социально- экономическую политику исполнительной власти. Едва ли они способны будут решить поставленные президентом задачи, воспользовавшись предложениями ведущих ученых страны.

Если внесенный правительством проект бюджета не будет пересмотрен и его основные характеристики будут утверждены , то поставленные главой государства задачи заведомо не будут выполнены. Президента снова обманут его услужливые подчиненные. А государство в очередной раз обманет свой народ. Только кто за это ответит?

Опубликовано в «Независимой газете» 23 сентября 2005 г.

Властвующая элита против народа

Сокрушительная победа административного ресурса на прошедших президентских выборах фактически завершила эволюцию политической системы страны после принятия ельцинской конституции в декабре 1993 г. В стране остался один реальный политик — президент Путин, все остальные подвизающиеся в политике лица либо выполняют его поручения, либо имитируют бурную деятельность на телеэкранах. Публичная политика выродилась до телевизионных шоу, а публичный политик становится разновидностью шоумена, завлекающего публику популистскими речами и наигранными истериками. Реальная политика целиком захвачена бюрократической системой, свободной от какой-либо ответственности перед обществом. Остаются только вопросы: в чем эта политика будет заключаться и в чьих интересах проводиться?

Прежде чем ответить на эти вопросы, попытаемся разобраться в объективных механизмах эволюции нынешней системы власти, невзирая на лица.

Авторитаризм как результат «демократических» реформ

«Демократическая» политтусовка дружно осудила нынешнего президента за узурпацию власти после поражения своих кумиров на прошедших парламентских выборах. Но совершенно очевидно, что авторитарный режим власти сформировался не вчера, а более десятилетия назад в результате насильственного государственного переворота в 1993 году. Сегодня этот режим лишь доведен до завершенной системы с концентрацией всей полноты власти на од ном человеке. То, что Ельцину не удавалось сделать вследствие своих человеческих слабостей, его преемником доведено до логического конца — все, что мешает проявлениям абсолютной авторитарной власти, либо устранено, либо подчинено. Никакое сколько-нибудь значительное политическое действие не может быть предпринято без согласования с главой государства.

Вместе с тем вопли «демократической тусовки» по-человечески вполне понятны.

Хорошо известно, что ведущие «демократические» партии получали щедрое финансирование от влиятельных олигархических кланов, интересы которых они обслуживали. Я специально использую кавычки, так как политические силы, именующие себя «демократическими» или «либеральными», присвоив себе эти привлекательные для многих и удобные для имиджа «прогрессивных сил» названия, никогда, по сути, таковыми не являлись.

Конечно, они возмущены. Но не фактом узурпации власти президентом — ведь не так давно они его приветствовали так же, как и его предшественника, объявляя ту же самую власть демократической, либеральной и прогрессивной. Вся разница лишь в том, что раньше власть нуждалась в либерально-демократическом риторическом прикрытии и предоставляла его глашатаям привилегии присваивать государственное имущество, монополизировать СМИ и источники немалых доходов, а сегодня в этом нет необходимости. Как говорится в известной трагедии, «мавр сделал свое дело, мавр может уйти». Расстрельщики Верховного совета и прихватизаторы — ряженые демократы и либералы — власти больше для самооправдания не требуются. Лишившись протекции и государственных ресурсов, сами по себе они оказались не способными вести сколько-нибудь убедительную политику, потерпев фиаско на парламентских выборах и побоявшись даже участвовать в выборах президента.

Так что «демократическим» силам если и обижаться на кого, так это на самих себя. Они породили нынешнюю политическую систему, исходя из вполне корыстного желания использовать президентские полномочия для защиты от ими же ограбленного народа. Но разросшаяся и укрепившаяся властвующая бюрократия в услугах «защитников прав человека» больше не нуждается. Поэтому им приказано уйти из политики.

Потеряв мандат на представление политического имиджа авторитарно-коррупционного режима в качестве прогрессивного, так называемые правые силы тут же утратили и доверие народа, на обман которого все эти годы направлялись колоссальные информационные и финансовые ресурсы. Туман развеялся, и избиратели увидели наготу «демократических» королей-оборотней.

Действительно, как могут считаться демократами деятели, активно поддержавшие расстрел высшего органа представительной власти в стране? Как могут считаться либералами лица, использовавшие государственную власть ради личной наживы, присвоив государственное имущест во и природные ресурсы страны под видом «приватизации». Своими «либеральными реформами» они фактически породили симбиоз паразитической бюрократии и коррумпированного чиновничества с произволом монополий и метастазами организованной преступности. В результате мы получили политику без демократии, рынок без конкуренции, государство без ответственности. Эта модель организации взаимоотношений государства, бизнеса и общества лишена внутренних механизмов развития и обречена на загнивание: политика без демократического контроля оборачивается узурпацией власти и ее злоупотреблениями, экономика без конкуренции деградирует и влечет за собой обеднение общества, государство без ответственности порождает чиновный произвол и лишает смысла государственную власть.

Хотя сложившаяся в стране политико-экономическая система блокирует механизмы развития, она приносит колоссальные сверхприбыли власть имущим. В отсутствие конкуренции, демократического контроля и каких-либо механизмов ответственности они получили возможность присвоения львиной доли национального богатства и дохода. Это позволило им направить в своих интересах деятельность органов государственной власти и средств массовой информации, сформировав в общественном мнении ощущение приемлемости происходящего. Но нельзя достичь благородной цели преступными и аморальными способами. В результате «коррупция в защиту демократии» — формула, реализованная «либералами» при формировании олигархического режима в 1996 году ради переизбрания Ельцина президентом страны, — погубила либерально-демо­кратические реформы.

Объективно оценивая эволюцию нынешней политической системы, «демократы» и «либералы» должны признать свое авторство — они стали жертвой порожденного ими же чудовища. Нельзя же всерьез надеяться построить демократию путем насильственной узурпации власти, либеральную экономику — путем присвоения чужого имущества, правовое государство — при помощи коррупции. Они реально действовали прямо противоположно тем ценностям, которые провозглашали. Просто, находясь у вершины сооруженной ими олигархо-коррупционной пирамиды власти и чувствуя себя хорошо, они маскировали авторитарный режим «демократическими» одеждами. Путин не похоронил демократию — ее расстрелял Ельцин более 10 лет назад. И перевыборы Путина в этом году были организованы при помощи тех же технологий, что и перевыборы Ельцина в 1996 г. С той лишь разницей, что сейчас государственная бюрократия решила политическую задачу без унизительного заискивания перед олигархами, поставив их в положение исполнителей.

В этом, пожалуй, главное отличие нынешней политической ситуации от прежней. Если раньше в симбиозе паразитической олигархии и коррумпированной бюрократической верхушки ведущую роль играла олигархия, то сегодня положение изменилось в пользу бюрократической верхушки. Она диктует олигархам правила игры и определяет каждому из них свое место, сохраняя им присвоенные богатства в обмен на политическую лояльность и определенные повинности.

Этот поворот произошел не только потому, что нынешний глава государства, в отличие от прежнего, стремится управлять, а не править. Главная причина — закон чилась приватизация государственного имущества. Делить больше стало нечего, и начался передел ранее захваченной у государства собственности. Ведь главным источником богатства и доходов в созданной «либерал- реформаторами» системе политико-экономических отношений является не труд, не знания и не предпринимательская инициатива, а банальное присвоение чужого — будь то государственное имущество, природные ресурсы или завышение цен монополистами. Пока шло обогащение за счет приватизации, олигархические кланы мирно уживались с государством, отстегивая чиновникам соответствующую мзду в обмен на присвоение государственных ресурсов. Когда раздел советского наследства в основном завершился, и начались схватки за передел, государственный аппарат со своей системой судебной власти и принуждения оказался в центре этой борьбы, и роль бюрократической верхушки в принятии решений существенно возросла.

Каких последствий можно ожидать от этих изменений? Для общества в целом «от перемены мест слагаемых сумма не меняется». Действительно, от того что в симбиозе паразитической олигархии и коррумпированной верхушки ведущая роль перешла к последней, тенденции загнивания и деградации не изменились. Но для конкретных лиц изменения оказались судьбоносными. Если раньше олигархи считались «всемогущими», добиваясь посредством денег любых нужных им государственных решений, то сегодня они должны либо угождать бюрократической верхушке, либо бежать из страны.

Эти изменения имеют и определенные экономические последствия. При всей неэффективности сложившейся системы политико-экономических отношений в ее рамках выросли некоторые успешные бизнес-структуры, дающие большие доходы. Именно они становятся наиболее привлекательным объектом бюрократического произвола и вымогательства. Чем эффективнее работает предприятие, чем больше оно дает прибыли, тем больше вымогательств и поборов со стороны коррумпированных контрольных органов, и тем энергичнее попытки захвата такого предприятия со стороны конкурентов с опорой на административный ресурс. Таким образом уничтожаются стимулы к эко номической эффективности и подавляются немногие сформировавшиеся зоны экономического роста. Главным смыслом «крупного бизнеса» остается вывоз капитала за рубежом.

Из политических последствий следует выделить установление полного административного контроля за СМИ. Если раньше контроль за СМИ принадлежал олигархическим кланам, которые, конкурируя друг с другом за политическое влияние, допускали определенную свободу слова, то сегодня вся политически значимая информация подвергается жесткой административной цензуре, а федеральные СМИ — прямому контролю со стороны президентской администрации.

Так же под контроль президентской администрации перешли политические партии, претендующие на представительство в парламенте. Раньше трудно было себе представить, чтобы руководители оппозиционных политических партий договаривались о выдвижении своих кандидатов на президентские выборы со своим главным соперником. Сегодня они согласовывают свои политические решения, получая в обмен на политическую лояльность доступ к СМИ и финансовым ресурсам, административную поддержку в «раскрутке» согласованных с Кремлем кандидатов.

В то же время, как могу свидетельствовать по собственному опыту, самостоятельность в принятии важных политических решений карается жестким административным произволом. Неугодные своей самостоятельностью политики всеми способами, в том числе противозаконными, вытесняются из политического пространства. Распространение клеветнических и оскорбительных материалов, блокирование доступа к СМИ, шантаж политических партнеров — далеко не полный перечень противозаконных приемов в отношении неугодных политиков и политических организаций. Фактически страна стоит на пороге политических репрессий.

Есть уже и первые жертвы. После того как партия «Созидание» поддержала мою кандидатуру на президентских выборах и избрала меня лидером, ее представителя пригласили в администрацию президента для воспитательного внушения. После отказа от пересмотра своего решения партию просто прикрыли по инициативе Минюста. Разгрому подверглась еще одна партия, осмелившаяся поддержать меня на президентских выборах — вошед шая в блок «Родина» Социалистическая единая партия России. Через заискивающих перед президентской администрацией лиц в руководстве этой партии был организован раскол, парализовавший ее работу. Зато согласившаяся на политическое предательство часть блока «Родина» была поощрена передачей им всех атрибутов блока.

Таким образом, действуя методом «кнута и пряника», президентская администрация взяла под свой контроль всю организованную политическую оппозицию. Руководители парламентских партий поставлены в положение президентской политической прислуги, а несогласные с ролями политических шутов освобождены от руководящих постов и доступа к СМИ.

Государственный переворот, начавшийся с расстрела Верховного Совета и принятия «ельцинской» конституции, завершен. В стране сформировалась авторитарная система власти, опирающаяся на административные методы принуждения и подчинившуюся ей олигархию. Но суть социально-экономических отношений не изменилась — политика государства по-прежнему ведется в интересах паразитической олигархии и коррумпированной бюрокра­тической верхушки вразрез с общенациональными интересами. Об этом свидетельствуют все важнейшие государственные решения последнего времени: о легализации вывоза капитала, приватизации городских земель, дальнейшем свертывании социальных обязательств государства, об отмене платежей за загрязнение окружающей среды, о приватизации электроэнергетики и многие другие, принимаемые под давлением частных интересов в ущерб общенациональным.

Миф о пользе авторитаризма

Несомненно, установление авторитарного режима власти было бы невозможно при наличии развитых институтов гражданского общества и противодействии народа. Но в обществе сохраняется расхожий миф о «добром царе и плохих боярах». Общественное сознание стихийно склоняется к сильному государству, ошибочно принимая за таковое авторитарный режим государственной власти.

Между тем, очевидно, что авторитарное государство не означает государство сильное. Как правило, наоборот. Многочисленные авторитарные режимы в слаборазвитых странах сильны только в отношении своих беззащитных подданных, пасуя перед внешними и внутренними угрозами. Достаточно посмотреть на многих африканских диктаторов, наводящих ужас террором и репрессиями на собственные народы и угодливо раскланивающихся перед зарубежными покровителями за право держать награбленные в своих странах деньги в западных банках и «тусоваться» в «хорошем» обществе.

И наоборот, государства с развитыми институтами демократического контроля над властью, правовой дисциплиной и политической свободой демонстрируют силу и способность эффективно защищать общенациональные интересы. Происходит это в результате большей ответственности власти, поставленной под контроль общества, чем власти произвольной и неограниченной. Как известно, всякая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. Чтобы власть работала в интересах общества, необходим постоянный системный контроль последнего за властными институтами, их открытость для критики и замены недостойных должностных лиц компетентными и ответственными кадрами.

Дилемма — власть для народа или народ для власти — в каждой стране в каждый момент времени решается в зависимости от сочетания конкретных форм организации власти и общественного контроля над ней с субъективными факторами. История знает примеры как просвещенных монархий и диктатур, реализующих общенациональные интересы, так и большое количество коррумпированных антинародных режимов, скрывающихся под демократическими формами.

Формально российское государство считается демократическим, но очевидно, что власти народа в нашей стране нет. Скорее наоборот, народ принуждается реально действующей машиной власти к подчинению невыгодной большинству населения и губительной для России системе социально-экономических отношений. Она превращает 90% граждан в бесправных наемных рабов, а страну — в объект наживы.

При видимости демократических форм реальная по ли тика ведется авторитарным способом. Ее главный смысл — самовоспроизводство властвующей верхушки со всеми ее «кормушками» и привилегиями. Выборы президента, вокруг которого вследствие «ельцинской» конституции выстраивается вся политическая система, организуются с заранее известным итогом. Он задолго до волеизъявления граждан доводится президентской администрацией до избирательных комиссий. Руководители парламентских партий, в том числе оппозиционных, согласовывают свою политику с президентом. Им же определяется суть и границы информационной политики на телевидении, радио и ведущих федеральных газет.

В навязанной нам в 1993 г. посредством государственного переворота политической системе отсутствует главный механизм, связывающий государство и общество, — механизм ответственности носителей государственной власти перед гражданами. И хотя по конституции государ ство именуется «социальным» и отвечает за право каждого гражданина на «достойную жизнь и свободное развитие», реально за соблюдение законных прав, уровня и качества жизни российских граждан никто ответственности не не сет.

Министры, судьи, прокуроры, а в последнее время также члены Совета Федерации и большинство депутатов Государственной Думы, руководители федеральных телерадиокомпаний и Центризбиркома реально назначаются президентом или от его имени и несут ответственность фактически только перед ним и его ставленниками.

В свою очередь, глава государства свободен от какой-либо реальной ответственности за проводимую им политику, поскольку, располагая всей полнотой власти над всеми ее ветвями, он застрахован от отстранения от должности и может планировать формальные результаты выборов независимо от реального волеизъявления граждан. Факти чески у президента при нынешней политической системе один контролер — его совесть, помноженная на его знания и правильность понимания необходимой для развития страны политики. Объективные, то есть действующие по мимо его воли механизмы контроля в нынешней политической реальности отсутствуют, их подменила «королевская свита» угодников, подхалимов и прихлебателей.

Сторонникам авторитарного государства не остается ничего, кроме как уповать на добрую волю и нравственные качества государя, подыскивая хорошие примеры в нашей дореволюционной истории. Согласно действующей конституции других механизмов сдерживания президентской власти нет. Но если в царской России самодержавный Император отвечал за свои действия перед Богом и не мог преступать установленных религией заповедей и норм, то в нынешней светской России абсолютная власть порождает абсолютный произвол. Разграбление государства посредством приватизации в пользу своих приближенных, чудовищная коррупция в высших эшелонах власти, открытое развращение общества и растление детей пропагандой разврата, насилия на государственном телевидении, вывоз более полутриллиона долларов за рубеж при систематическом невыполнении установленных законом обязательств государства перед гражданами, силовое подавление и преследование политических оппонентов — далеко не полный перечень типичных преступлений, совершаемых сегодня государственной машиной против собственных граждан и своей страны.

Даже если мы будем надеяться на чудо и вообразим себе во главе государства глубоко нравственного, знающего и понимающего всю ответственность неограниченной власти государя, то вследствие объективной невозможности осуществления контроля одним человеком над всей государственной системой последняя оказывается заложницей безответственной бюрократии, действующей по принципу круговой поруки и принимающей решения в своих интересах от имени президента. Так принимались многие решения, обогатившие олигархов и лишившие российских граждан прав на общенародное имущество, бесплатное использование земли, надежное и общедоступное электро- и теплоснабжение, а бюджет — необходимых для выполнения социальных обязательств доходов.

Авторитаризм в современных российских условиях — это не признак силы, а выражение слабости нынешнего государства. Сильной, компетентной и ответственной государственной власти, работающей в интересах граждан, не нужно подавлять оппозицию. Напротив, с ней поддерживается открытый диалог с целью оптимизации государственных решений. Нынешний авторитаризм российского государства по сути своей есть сговор паразитирующей олигархии, коррумпированного чиновничества и организованной преступности. Участников этого своеобразного «социального контракта» объединяют «шкурные» интересы. Их главный мотив — сохранение кормушек, сытая жизнь и сиюминутные удовольствия. Их не волнует будущее страны, они в принципе не задумываются над угрозами национальной безопасности — будь-то ожидаемые в недалеком будущем падение цен на нефть, мировой финансовый кризис или разрушение систем жизнеобеспечения страны. В отличие от других развитых стран, элита которых активно занимается поиском возможностей будущего социально-экономического развития, модернизацией экономики на основе нового технологического уклада, созданием условий для реализации творческого потенциала своих граждан, российская властвующая элита живет сегодняшним днем, погрязнув в пороках и действуя по принципу «после нас хоть потоп». При этом боится она не угроз национальной безопасности, а собственного народа и ответственности за нанесенный стране ущерб и совершенные преступления.

Коррумпированное чиновничество инстинктивно льнет к авторитарной власти в страхе перед открытыми демократическими формами общественного контроля. Олигархи готовы откупиться и всемерно поддерживать действующую власть, лишь бы сохранить контроль над полученными в результате приватизации предприятиями и источниками дохода. Руководители СМИ готовы на фабрикацию и размещение любых клеветнических материалов, лишь бы сохранить свои «теплые места», наживаясь на развращении подростков и нравственном разложении общества. Предприниматели охотно дают взятки для ухода от установленных законом обязанностей. Коррумпированные чиновники, не задумываясь, идут на исполнение преступных указаний руководителей ради сохранения своих должностей.

Последние президентские выборы продемонстриро вали удивительную сплоченность бюрократии, легко согласившейся на крупномасштабные нарушения избирательного законодательства и с энтузиазмом поучаствовав шей в выполнении спущенных сверху показателей всенародного волеизъявления. Часто не одобряя в душе проводимую федеральной властью политику, чиновники всех уровней принуждали зависимых от них людей голосовать за действующего президента, а членов избирательных комиссий — к обеспечению «нужного» результата. Что могло заставить сотни тысяч облеченных властью лиц пойти на открытое грубое нарушение избирательного законодательства, несмотря на угрозу уголовного наказания за это преступление? Почему, в свою очередь, миллионы людей подчинились такому давлению, хотя проводимая властью политика противоречит их интересам?

В стране за последнее десятилетие на почве безответственности и чудовищного социального неравенства сформировалась коррупционная, безответственная и циничная система власти. Под развращающим влиянием ельцинских «реформ», породивших вседозволенность и разнузданность власть предержащих, разрушивших связь между трудом и благосостоянием, убедивших активную часть общества, что кратчайший путь к богатству — это присвоение чужого, в стране сформировалась воровская властвующая элита. Произошло сращивание государства и организованной преступности, доступ к государственной власти стал рассматриваться как источник наживы, вошла в практику нелегальная «продажа» должностей — назначение должностных лиц за взятки. Власть предержащие стали жить не по закону и не по нравственным нормам, а по понятиям. Главное из них, определяющее «кодекс чести» властвующей элиты, — кормись сам и давай кормиться другому. Не общенациональные интересы, а жажда наживы и хорошей жизни за счет народа стала главным движущим мотивом властей предержащих.

Оценивая нынешнюю политическую систему, мы должны понимать, что круговая порука коррумпированных чи новников, недобросовестных предпринимателей, организованной преступности подавляет развитие страны и подъем благосостояния народа, превращая и страну, и людей в источник наживы для тех, кто должен по долгу своему им слу жить. Властвующая элита закостенела в воровстве и злоупотреблениях, она некомпетентна и аморальна. Она в принципе в своем сегодняшнем состоянии неспособна к активным действиям в интересах страны. Как озаглавлена одна книга о правде нашей жизни, «Верхи не могут, низы вымирают».

Действительно, какие меры социально-экономической политики мы можем ожидать от этой власти? Правительство уже объявило планы реформирования, а, по сути, коммерциализации социальной сферы. Вслед за жилищно-коммунальным хозяйством планируется перевести на самоокупаемость другие отрасли социальной сферы, сбрасывая с государства ответственность за их состояние. Наряду с планируемой приватизацией электроэнергетики, транспортных систем, городских земель это повлечет за собой резкий рост цен на базовые услуги жизнеобеспечения населения, 90% которого живет на зарплату, заниженную по сравнению с мировыми стандартами вчетверо. Доходы подавляющего большинства граждан слишком малы, чтобы их хватило для финансирования содержания и капитального ремонта крайне изношенной социальной инфраструктуры, а также оплаты сверхприбылей монополистов. Лавина коммунальных катастроф, фактическая ликвидация прав граждан на охрану здоровья, получение современного образования, благоустроенное жилье, на бесплатное использование земли, разрушение общенациональных жизнеобеспечивающих систем — легко прогнозируемый перечень ожидаемых последствий проводимой властвующей элитой политики. Ее зримым воплощением остается быстрое сокращение численности и средней продолжительности жизни населения. Разжиревшей на взятках бюрократии не хочется обременять себя заботой о выполнении социальных обязательств и правах граждан, портить отношения со своими «благодетелями» — их все устраивает.

Противостояние властвующей элиты и народа не есть нечто новое ни в мировой, ни в нашей истории. Но мы должны помнить и понимать, что это состояние раскола общества на привилегированную паразитическую верхушку и молчаливое большинство бедных и потерявших веру и надежду людей неизбежно ведет к национальной катастрофе. Она может принимать разные формы в зависимости от наличия жизненных сил в обществе. Сегодня они на исходе — общество реагирует на нравственное разложение властвующей элиты вырождением. Миллионы людей преждевременно уходят из жизни под влиянием алкоголизма и наркомании, социально обусловленных болезней, преступлений и катастроф. Женщины отказываются рожать детей, не видя для них достойного будущего. Лучшие умы покидают страну, не найдя на Родине приложения своим знаниям и талантам.

Я понимаю, что многие сочтут такую характеристику сложившейся у нас политической системы слишком мрачной. Те, кому повезло работать в монополизированных видах деятельности, в экспортно-ориентированных сырьевых отраслях, вовремя освоить ранее дефицитные и пользующиеся повышенным спросом профессии юристов и бухгалтеров, несмотря на все трудности наладить свое дело, могут чувствовать определенное удовлетворение своим положением. Но таких, увы, меньшинство. Их может стать еще меньше после неизбежного в скором будущем падения цен на нефть и сырьевые товары на мировом рынке. Две трети нашего населения при продолжении проводимой в стране политики не смогут вырваться из бедности, дать своим детям хорошее образование и обрести жизненную перспективу.

Происходит это не потому, что власти не знают, что делать — необходимые для эффективной политики экономического роста и подъема народного благосостояния меры давно предлагают ученые и народно-патриотические силы. Органы государственной власти не проводят необходимую для успешного развития страны политику, потому что последняя предполагает кардинальное изменение структуры распределения национального дохода, невыгодное тем, кто контролирует общенациональные богатства, наживаясь на их эксплуатации за счет всего общества. Поэтому народ продолжает вымирать под фанфары победной риторики обезумевшей от вседозволенности властвующей элиты.

Пути оздоровления государственной власти

Способы оздоровления государственной власти хорошо известны. При нынешнем состоянии пораженного коррупцией государства нет другого пути эффективного устройства политической системы, кроме принципа жесткой ответственности властей предержащих за проводимую ими политику и принимаемые решения. Необходима политическая ответственность исполнительной власти за уровень благосостояния и качество жизни населения. Для этого следует принять соответствующие федеральный и региональные законы, предусматривающие введение механизма объективного контроля за уровнем и качеством жизни по стране в целом и в каждом регионе, а также процедуру отставки федерального правительства и администраций субъектов Федерации в случае снижения уровня жизни соответственно в стране или регионе. Необходимо также введение персональной ответственности государственных должностных лиц за надлежащее исполнение законов, привлечение их к административной или уголовной ответственности автоматически по фактам нарушения норм действующего законодательства.

Для преодоления коррумпированности, некомпетентности и безответственности исполнительной власти требуется также введение механизмов парламентского контроля над деятельностью правительства и расширение полномочий Государственной Думы в утверждении кабинета министров.

Аналогичным образом должна быть введена политическая ответственность депутатов Госдумы и членов Совета Федерации перед делегировавшими их во власть избирателями. Для этого каждый баллотирующийся на выборную должность кандидат должен официально представить свою программу и предвыборные обязательства. За их нарушения в случае его избрания должна следовать ответственность, для чего необходимо ввести соответствующие процедуры отзыва депутатов избирателями, а членов Совета Федерации — делегировавшими их региональными органами власти.

Ключевой вопрос функционирования правового государства и рыночной экономики — эффективность судебной системы. Нынешняя ее организация по принципу «круговой поруки» судей и их административного назначения порождает судебный произвол, коррупцию и безответственность. При всех недостатках механизма выборности судей населением он лучше нынешней коррумпированной системы. Судей целесообразно избирать на неограниченный срок с периодическим подтверждением полномочий при наличии оснований для их отзыва непосредственно населением.

Наконец, «четвертая власть» — средства массовой информации — не может оставаться в нынешнем состоянии подчинения президентской администрации, коррумпированности и вседозволенности. Государственные телеканалы должны быть под контролем общественности и управляться советами директоров, избираемыми соответствующими представительными органами власти. Независимо от форм собственности при теле- и радиокомпаниях должны действовать наблюдательные советы, избираемые представительными органами власти из авторитетных деятелей культуры, представителей Церкви, влиятельных общественных организаций в целях контроля над соответствием содержания транслируемых передач общепринятым нормам нравственности и требованиям действующего законодательства. Необходимо также ужесточить ответственность руководителей СМИ за распространение клеветнической информации и другие злоупотребления влиянием на общественное мнение.

В разумной политической системе глава государства должен быть не самодержавным диктатором, а дирижером, следящим за тем, чтобы все ветви власти работали в гармоничной симфонии совместной деятельности, формируя оптимальный для граждан и общества порядок. Иными словами, его главная функция должна заключаться в контроле над соблюдением законодательства всеми ветвями власти и обеспечении соответствия проводимой государством политики общенациональным интересам. При этом, разумеется, сам президент не должен нарушать законодательства, включая оказание административного давления на суды, прокуратуру, избирательные комиссии.

Не будем также забывать, что любые формы социально-экономических отношений могут эффективно работать только в адекватной культурно-нравственной среде. В частности, рыночные отношения будут работать на развитие экономики только при наличии жесткой ответственности их субъектов за выполнение взятых на себя обязательств, строгое соблюдение принципов добросовестной конкуренции и правового государства. При этом, чем ответственнее поведение деловых кругов, тем либеральнее может быть политика государства.

Нынешнее состояние государства и общества не позволяет проводить предлагаемую нами эффективную политику социальной справедливости и экономического роста. Ведь для этого необходимо вернуть в казну сверхприбыли от эксплуатации природных ресурсов, как минимум вдвое поднять уровень зарплаты, снизить тарифы на услуги естественных монополий до реальных издержек производства, провести демонополизацию и декриминализацию потребительского рынка в целом. В результате этих мер уровень жизни населения повысится не менее чем вдвое, у государства появится возможность модернизации социальной инфраструктуры, обеспечения социальных гарантий и стимулирования научно-технического прогресса, что обеспечит быстрое и устойчивое социально-экономическое развитие страны. Но для осуществления такой политики от руководства страны требуются последовательные целенаправленные усилия по преодолению коллективного сопротивления олигархов, коррумпированных чиновников, монополистов и организованной преступности.

Как говорится, «легко сказать, да трудно сделать». Нужно кардинальное оздоровление общественного сознания и очищение властвующей элиты. Нравственное разложение властвующей элиты является главным препятствием развитию страны, росту экономики и общественного благосостояния. На всех уровнях управления сложилась круговая порука коррумпированных чиновников, организованной преступности и лживых проводников общественного мнения. Мы живем в мире искаженных представлений и двойных стандартов, в котором общественное сознание затуманено химерическими образами, ложными мифами, сиюминутными настроениями и ощущениями, фабрикуемыми ангажированными средствами массовой информации. Чтобы вырваться из этого состояния умопомрачения и обрести, наконец, ясность в понимании смысла происходящего и необходимых для развития страны изменений, необходимо предпринять серьезные усилия по оздоровлению общественного сознания.

Но одного лишь понимания необходимых для оздо ровления государственной власти действий недостаточно — для изменения положения дел нужна политическая воля. В целях ее обретения накануне парламентских выборов нами был сформирован народно-патриотический союз «Родина». Его относительный успех есть выражение политической воли 5,5 млн. граждан, требующих конкретных мер по осуществлению государственной политики в общенациональных интересах и оздоровлению государственной власти. К сожалению, первое же столкновение с административным произволом власти в ходе президентской кампании этот союз не выдержал, вызвав разочарование многих поверивших в реальность новой здоровой политической силы людей.

Тем не менее, относительные неудачи не должны порождать уныние и неверие в возможность оздоровления государства и общества. Здоровым силам следует извлечь уроки из поражений и неудач и найти формы консолидации общества на основе конкретной программы действий по защите общенациональных интересов. Один из уроков — недопустимость втягивания в политические спектакли, организуемые президентской администрацией в целях обмана избирателей. Это лишь дискредитирует оппозицию и укрепляет сложившуюся нездоровую систему власти.

К сожалению, этот урок до сих пор так и не усвоен. Стыдно видеть, как после учиненного президентской администрацией погрома союза «Родина» на соискание поручения по организации «левопатриотической оппозиции» в президентской приемной выстроилась целая очередь претендентов. Аналогичная очередь выстроилась и со стороны соискателей на право руководить «правыми силами». Удивительная готовность претендующих на политическое лидерство соискателей превратиться в актеров в придворном политическом театре низводит возглавляемые ими политические организации до роли прислуги в «коридорах власти» и вызывает разочарование общества.

Оздоровление страны предполагает очищение не только властвующей элиты, но и оппозиции. Последней следует избавиться от лицемерия и болезненного желания прислониться к власти. Пора выйти из виртуального политического пространства и научиться жить в реальной системе координат. Хватит обманывать избирателей.

Давайте честно признаемся, что после расстрела Верховного Совета в 1993 г. в нашей стране так и не сформировались правые силы. Была лишь политическая прислуга олигархических кланов, прикрывавшая разграбление страны либерально-демократическими лозунгами. Не удалось создать и дееспособную коалицию левых сил. Попытки их реального объединения блокировало руководство КПРФ ради сохранения своей монополии на роль главного оппозиционера в политическом спектакле. Имитация бурного протеста все эти годы сопровождалась полной неспособностью оппозиции влиять на политические и социально-экономические процессы. Система политических координат утратила ясность, люди перестали понимать смысл политической деятельности, утратили доверие к политическим лидерам.

Оппозиции пора, наконец, обрести дееспособность. Политическим лидерам — не толкаться в коридорах президентской администрации, стремясь договориться о распределении ролей, а защищать интересы граждан, оказывая давление на власть, объединяя людей вокруг конкретной программы действий в общенациональных интересах.

Оздоровление системы государственной власти невозможно без очищения всех конструктивных сил от лицемерия, трусости, ханжества и угодничества перед власть предержащими. Народ нельзя обманывать постоянно . Люди уже научились отличать политических клоунов и шоуменов телевизионных политспектаклей от тех, кто стремится к реальному изменению политической ситуации в стране в общенациональных интересах. Нам нужно объединяться в реальную политическую силу, в которой десятки миллионов наших граждан смогут, наконец, увидеть своих защитников и выразителей общенациональной политической воли.

Часть III

за достойную жизнь

У нашего народа есть все возможности жить достойно, в соответствии со стандартами уровня жизни населения развитых стран и согласно нашим традиционным духов но-нравственным ценностям. Но для этого граждане России должны проявить политическую волю в борьбе за собственные и общенародные интересы. Эти интересы противоположны интересам властвующей олигархии, паразитирующей на эксплуатации национальных богатств и незаконном присвоении большей части национального дохода. В конфликте интересов стоящие у кормила государственной власти лица заодно с олигархами. Это объективная реальность, обусловленная самим появлением нынешней власти из корня ельцинской плутократии, выросшем на развале СССР, насильственной узурпации власти и разграблении самой богатой в мире страны.

Вместе с тем, наша страна еще достаточно богата, чтобы успешно и самостоятельно развиваться гарантировать своим гражданам достойный уровень жизни. О том, что для этого нужно сделать, рассказывается в настоящем разделе.

Основу раздела составляет программа социально- эко­номического развития России, названная нами « Социаль­ная справедливость и экономический рост». Ее основные положения разделяют все ведущие политические и общественные организации народно-патриотической направленности. Разработанная с учетом рекомендаций ведущих институтов и ученых российской академии наук, поддержанная объединениями отечественных товаропроизводителей, эта программа готовилась в качестве платформы для объединения всех патриотических сил в единую коалицию Народно-патриотического союза России и затем легла в основу программы избирательного блока «Народно-патриотический союз «Родина». Ее обновленная в результате всероссийского обсуждения редакция принята в качестве программы общественной организации «За достойную жизнь», образованной сторонниками народно-патриотического союза «Родина» после президентских выборов. Именно она представлена в настоящем разделе. Несмотря на то, что некоторые ее положения повторяются в других материалах настоящего сборника, публикация этой программы имеет самостоятельное значение, и текст ее приводится полностью.

В данном разделе представлен также отчет автора за прошедший год парламентской деятельности перед избирателями, поддержавшими блок «Родина» на выборах в Государственную Думу. Здесь же дается обоснование вопросов, выносимых на общероссийский референдум «За достойную жизнь».

«Социальная справедливость и экономический рост»

Программа народно-патриотических сил

Мы, граждане России, объединились в Общероссийскую общественную организацию «За достойную жизнь» с целью защиты конституционного права граждан России на достойную жизнь и свободное развитие, построения взаимоотношений государства и общества на основе социальной ответственности, справедливости и партнерства, приведения социально-экономической политики государства в соответствие с общенародными интересам России, создания условий для достойной жизни каждого жителя нашей страны.

Достойная жизнь предполагает реализацию возможностей каждого человека в созидательном труде, семье, творчестве. Важнейшими условиями для этого является полноценное осуществление прав человека на образование и охрану здоровья в соответствии с современными мировыми стандартами, на свободный доступ к информа ции и культурным ценностям, на выбор места жительства и свободное передвижение, на достойную оплату туда и на честно приобретенную собственность. Достойная жизнь — это возможность заниматься любимым делом в соответствии с творческими способностями и наклонностями. Это жизнь без принуждения и насилия, защищенная от бюрократического произвола и преступных посягательств. Это, наконец, право верить в Бога и жить в согласии с религиозными установлениями. Иными словами, это жизнь свободной личности, успешно реализующей себя в избранных сферах деятельности и отвечающей за свои поступки перед Господом, обществом, семьей.

Российское государство, провозглашенное в конституции нашей страны социальным, обязано гарантировать каждому гражданину право на достойную жизнь. Речь идет не только о достаточном финансировании социальной сферы, о достойной оплате труда и размерах пенсий, стипендий, социальных пособий. Должны быть созданы условия для раскрытия творческих способностей каждого гражданина России, получения им полноценного образования, созидательной работы, для выбора культурной и социальной среды жизнедеятельности в соответствии с духовными и нравственными ценностями. В создании максимально благоприятных условий для спасения души каждого человека и заключается, в сущности, высший смысл существования государства.

Полноценная духовная и творческая жизнь человека определяет его деятельность в обществе и свершения в материальной сфере. В основе экономического роста сегодня лежат творческие способности человека создавать и осваивать новые технологии, получать и применять новые знания, приращение которых стало главным фактором социально-экономического прогресса. Поэтому реальное обеспечение права каждого человека на достойную жизнь — это не только результат, но и необходимое условие успешного экономического, научно-технического и культурного развития страны.

К сожалению, нынешняя российская власть не выполняет своих главных обязанностей перед народом страны, проводимая ею политика не способствует достойной жизни граждан, ведет к деградации экономики и социальной сферы, по своим объективным последствиям является геноцидом русского народа. Обнищание большинства населения происходит на фоне вывоза из страны сотен миллиардов долларов сверхприбылей, полученных в результате хищнического использования российских природных богатств, а также эксплуатации работающих по найму граждан, оплата труда которых в несколько раз ниже, чем в развитых странах мира. Политика властвующей в стране плутократии, состоящей из паразитической олигархии и коррумпированной бюрократической верхушки, направлена на их обогащение за счет присвоения общенациональных богатств и доходов, она противоречит нашим общенациональным интересам и интересам подавляющего большинства граждан России. Без кардинального изменения проводимой в стране политики в общенародных интересах, приведения ее в соответствие с конституционной обязанностью государства гарантировать каждому гражданину России право на достойную жизнь и свободное развитие переломить тенденции деградации экономического и человеческого потенциала страны не удастся.

До тех пор, пока государство остается коррумпированным, а чиновники — некомпетентными, власть будет недееспособной, паразитической. До тех пор, пока власть имущие наживаются на присвоении общенародных богатств, руководствуясь личной корыстью, а не общим благом, страна будет разоряться, капиталы — вывозиться, а квалифицированные специалисты — уезжать за рубеж. До тех пор, пока национальный доход распределяется несправедливо, пока горстка олигархов наживается благодаря эксплуатации принадлежащих всему обществу природных ресурсов, неоправданно низкой оплате труда или завышению цен, — нормальное социально-экономическое развитие страны будет невозможно. Низко оплачиваемый труд утрачивает привлекательность, теряет смысл. Лишаясь доходов от принадлежащих обществу природных ресурсов, государство оказывается неспособным выполнить свои обязательства в сферах образования и здравоохранения, что влечет утрату главного источника современного экономического роста — способности общества создавать, осваивать и широко применять новые знания и технологии. Попустительство формированию монополий и их злоупотреблениям оборачивается необоснованным ростом стоимости жизни, обеднением населения, блокированием необходимой для развития экономики конкуренции.

Никакими псевдонаучными объяснениями нельзя оправдать ложь в политике, безответственность государственной власти и обнищание большей части российских граждан. За рассуждениями о необходимости снижения социальных расходов и «сокращения государства» ради повышения эффективности экономики кроется корыстное желание коррумпированных чиновников и связанных с ними жуликов обогащаться за счет всего общества, некомпетентность и безответственность власти. За ширмой либерально-демократических лозунгов в стране сформирован механизм господства паразитической олигархии и коррумпированной бюрократии, который характеризуется авторитарным произволом в политике, монополизмом в экономике, деградацией социальной сферы и полной безответственностью власти. В результате ее деятельности Россия стремительно опускается на сырьевую периферию мирового рынка, лишаясь миллионов высококвалифицированных специалистов и триллионов рублей капитала, вывозимых за рубеж, утрачивая основные источники экономического роста, теряя национальный суверенитет.

Наша задача — сломать существующую систему круговой поруки корыстолюбивых чиновников и паразитирующих на присвоении национальных богатств олигархов, сформировать реальные механизмы народовластия, обеспечить ответственность в политике, добросовестную кон куренцию в экономике, справедливость в социальной сфере.

1. Народовластие и ответственное государство  

1.1. Ответственность — необходимое условие эффективности государства.

Главное требование, предъявляемое нами к государству — эффективное выполнение своих обязательств перед гражданами, в том числе обеспечение права человека на свободное развитие и достойную жизнь, провозглашенное в Конституции России. Решение этой задачи возможно только при наличии механизмов жесткой ответственности находящихся у власти лиц за результаты выполнения ими своих функций. Только так можно избежать вырождения государства, его превращения в репрессивный аппарат, обслуживающий олигархию и подавляющий народное волеизъявление.

Наш и зарубежный исторический опыт позволяет выделить разные типы государственно-общественного устройства, основанные на различных механизмах ответственности власти перед народом. В монархическом государстве, царь несет персональную ответственность перед Богом как его помазанник, которому вверена судьба подданных. Последним предписывается верно служить государю, который, в свою очередь, должен править страной в соответствии с Божьими заповедями. Ясно, что эффективность монархического строя определяется крепостью в вере главы государства, лиц, уполномоченных им выполнять властные функции, а также подданных. При ослаблении веры ставится под сомнение легитимность монархических институтов, подрывается механизм ответственности власть предержащих, разрушается идеологическая основа государства. В этом случае неизбежным становится его распад, сопровождающийся болезненными социальными потрясениями и хаосом.

В аристократическом или партократическом государстве его глава несет ответственность перед властвующей элитой в соответствии с установленными ею процедурами. Бесправному народу остается только надеяться, что правитель и его окружение будут заботиться не только о своем благополучии, но и об интересах страны, ее населения, которое отстранено от участия в управлении государством. Как показывает опыт существования такого рода государств (в том числе наш собственный недавний опыт), для них характерна тенденция деградации властвующей элиты, которая игнорирует интересы развития общества, замыкаясь на обслуживании интересов правящего слоя. Вместо должного выполнения государственных функций преследующая свои частные интересы аристократия вырождается в олигархию, а партократия — в номенклатуру. В результате государство утрачивает эффективность и разрушается из-за антагонизма между господствующим классом и народом.

При разрушении традиционных типов государственно-общественного устройства часто возникает диктатура — режим авторитарной или тоталитарной власти, опираю щейся на прямое насилие и принуждение. В таком госу дар стве его глава отвечает только перед самим собой и действу ет в соответствии с личным пониманием своего предна зна чения, ограниченного лишь эффективностью контролируемого им репрессивного аппарата. Вопреки распространенному у нас мнению о благотворности диктатуры, в большинстве случаев всемогущие диктаторы из-за естественной ограниченности человеческих возможностей не в состоянии эффективно управлять своими государствами. Принцип компетентности государственных служащих подменяется принципом личной преданности, следствием чего становятся коррупция и безнаказанность склонных к злоупотреблениям чиновников. Диктатура, лишенная идеологического обоснования, не воспринимается обществом как легитимная форма власти и обречена в современных условиях открытого информационного пространства на разрушение с большими или меньшими социально-экономическими издержками.

К концу второго тысячелетия в большинстве развитых стран мира сформировались правовые государства, в которых ответственность власти, а также граждан определяется четко зафиксированными в законодательстве нормами. Правовое государство предполагает разделение власти между независимыми друг от друга законодательной, исполнительной и судебной ветвями, которые, как правило, формируются путем избрания должностных лиц непосредственно народом или его представителями. Принцип выборности наделенных властными полномочиями лиц означает, что правовое государство является по источнику происхождения власти демократическим.

Прямая персональная ответственность каждого гражданина перед законом и политическая ответственность властвующей элиты перед избирающим ее народом — это два механизма, определяющие функционирование правового государства. Оно может быть более или менее эффективным в зависимости от качества функционирования механизмов правовой и политической ответственности вла ствующей элиты перед обществом. Работа этих механизмов может быть нарушена коррупцией и бюрократическим произволом, которые часто превращают демократические и правовые формы лишь в декорации авторитарных режимов, обслуживающих интересы не народа, а властвующей верхушки. Предотвратить выхолащивание демократических и правовых форм может только постоянно действующий общественный контроль над властью, достигаемый посредством свободных СМИ и разнообразных общественных организаций, защищающих интересы граждан.

Деятельность политических и общественных организаций, защищающих права и свободы граждан, наполняет структуры и формы функционирования правового государства содержательным смыслом, позволяющим гармонизировать интересы разных социальных групп в общенародных требованиях, определяющих политику государства. В этом случае государство становится социальным. Именно тип социального демократического государства соответствует современному состоянию общества, развивающемуся на основе научно-технического прогресса и экономики знаний. В течение последних десятилетий он сформировался в большинстве развитых стран, обеспечивая высокий уровень жизни населения и быстрые темпы роста экономики.

Наша организация исходит из того, что современное Российское государство должно реально, а не на бумаге стать правовым, социальным и демократическим. Мы ставим перед собой задачу добиваться повышения его эффективности путем укрепления механизмов ответственности власти перед обществом, а также законодательного уста новления и реализации обязанностей государства обеспечивать защиту права граждан на достойную жизнь и успешное развития страны в общенародных интересах. Мы — за народовластие, понимаемое как подконтрольность власти обществу, подотчетность и жесткая ответственность всех наделенных властными функциями лиц.

1.2. Народовластие или авторитаризм?

Народовластие (по-гречески «демократия») формально провозглашено Основным законом Российской Федерации . Но реальных механизмов осуществления власти народа в нашей стране нет. Более того, народу приходится мириться с насаждаемой властью невыгодной большинству населения и губительной для России системой социально-экономических отношений. Эта система превращает 90% трудоспособных граждан России в бесправных наемных рабов, страну — в объект наживы, государство — в аппарат принуждения граждан к повиновению в интересах реально властвующей паразитической олигархии и коррумпированной бюрократии.

При формальном существовании демократических институтов важнейшие политические решения принимаются авторитарно. Одна из основных целей подобной политики — самовоспроизводство властвующей верхушки со всеми ее «кормушками» и привилегиями; интересы общества отступают на второй план. Выборы президента, вокруг которого по «ельцинской» Конституции выстраивается вся политическая система, организуются так, что итог голосования известен заранее. Хотя парламент считается самостоятельным органом законодательной власти, руководи тели парламентских партий, в том числе оппозиционных, по существу назначаются с одобрения президента, администрация которого сегодня контролирует и нижнюю, и верхнюю палаты Федерального Собрания России. Президент и его окружение определяют также информационную политику, которая реализуется на телевидении, на радио, в ведущих федеральных газетах. Таким образом, при формальном соблюдении некоторых демократических ритуалов реальная власть сосредоточена в руках главы государства.

В навязанной нам в 1993 г. политической системе отсутствует главный механизм, связывающий государство и общество — механизм подконтрольности и подотчетности носителей власти гражданам. И хотя по Конституции государство именуется «социальным» и должно гарантировать право каждого гражданина на «достойную жизнь и свободное развитие», реально за соблюдение законных прав, за поддержание достойного уровня и качества жизни российских граждан никто ответственности не несет.

Министры, судьи, прокуроры, а в последнее время также члены Совета Федерации и большинство депутатов Государственной Думы, председатели парламентских комитетов и фракций, руководители ведущих телерадиокомпаний и газет и даже члены Центризбиркома фактически назначаются президентом или от его имени и несут ответственность только перед ним и его ставленниками. При этом глава государства свободен от каких бы то ни было обязательств перед избирателями, поскольку, располагая всей полнотой власти, он на практике не может быть отстранен от должности.

При существующей у нас сверхконцентрации власти в руках одного должностного лица государство не может быть ни демократическим, ни правовым. Законы соблюдаются постольку, поскольку это важно для власть имущих, а вместо обращения в суды граждане предпочитают выяснять отношения «по понятиям». Никто не удивляется тому, что результат президентских выборов всегда заранее известен и совпадает с прогнозами кремлевских политтехнологов. По сути, нынешнее Российское государство является авторитарным, управляемым небольшой группой людей, удерживающих власть при помощи административного произвола, страха, коррупции и контроля над СМИ. От примитивной диктатуры организованной преступной группы его отличают только демократические декорации и соблюдение правовых ритуальных форм.

Сторонники авторитарного государства уповают на добрую волю и нравственные качества правителя, ссылаясь на историческую традицию. Это понятно: других действенных механизмов сдерживания президентской власти при нынешней Конституции нет. Но ссылки на эффективность авторитарной власти в России XVIII—XIX столетий не убедительны. Если в царской России обладавший всей полнотой власти император отвечал за свои действия перед Богом, то в нынешней постсоветской России абсолютная власть порождает абсолютный произвол. Разграбление страны в ходе приватизации государственной собственности, чудовищная коррупция на всех уровнях, развращение общества и растление детей посредством пропаганды разврата и насилия на государственном телевидении, вывоз более полутриллиона долларов за рубеж при систематическом невыполнении установленных законом обязательств государства перед гражданами, силовое подавление и преследование политических оппонентов — далеко не полный перечень преступлений, совершенных руководителями нынешнего авторитарного государства, рожденного чудовищным преступлением антинародной власти против общества — расстрелом Верховного Совета, высшего органа власти страны в 1993 году.

Узурпировав власть насильственным способом, правящая страной олигархия подчинила государство интересам собственного обогащения. На это были направлены решения о приватизации госимущества и городских земель, о распределении лицензий на использование природных ресурсов, о распродаже электростанций, о легализации вывоза капитала, о прекращении платежей за загрязнение окружающей среды и многие другие, обогатившие олигархов и лишившие российских граждан прав на общенародное имущество, бесплатное использование земли, надежное и общедоступное энергоснабжение и даже на чистый воздух. Государство же в результате такой политики стало банкротом, лишившись возможностей должного выполнения своих социальных обязательств.

Даже если мы понадеемся на чудо и вообразим во главе государства правителя глубоко нравственного, знающего и понимающего ответственность носителя неограниченной власти, то и тогда — вследствие объективной невозможности контролировать всех и вся из одного центра — реальная власть окажется заложницей безответственной бюрократии, действующей по принципу круговой поруки и принимающей решения в своих интересах от имени президента.

Авторитаризм в современных российских условиях — это не признак силы, а выражение слабости государства. Сильной компетентной и ответственной власти, работающей в интересах граждан, не нужно подавлять оппозицию, как это делается сегодня путем принудительного закрытия нелояльных политических партий, шантажа независимых политических деятелей и даже уголовных преследований неугодных лиц. Напротив, сильной власти сейчас как никогда полезен открытый диалог с оппозицией, помогающий избежать ошибок и оптимизировать государственные решения. Нынешний российский авторитаризм возник в результате сговора паразитирующей олигархии, коррумпированного чиновничества и организованной преступности в целях их обогащения за счет общества.

Участников этого антинародного сговора объединяют личные корыстные интересы. Будущее страны, угрозы национальной безопасности — будь то возможное падение цен на нефть, или мировой финансовый кризис, или разрушение систем жизнеобеспечения страны — все это не принимается в расчет теми, кто думает только о собственных доходах и уходе от ответственности. Вместо того чтобы заботиться о будущем социально-экономическом развитии страны, модернизации экономики на основе нового технологического уклада, создании условий для реализации творческого потенциала своих граждан, российское руководство живет сегодняшним днем, погрязнув в пороках и действуя по принципу «после нас хоть потоп». При этом боится он не угроз национальной безопасности, а собственного народа и ответственности за нанесенный стране ущерб и совершенные преступления.

Сложившийся в России властвующий режим держится на страхе. Коррумпированные чиновники заинтересованы в существовании авторитарной власти, так как им страшен демократический и гласный общественный контроль. Олигархи готовы откупиться и всемерно поддерживать действующую власть, лишь бы сохранить контроль над полученными в результате приватизации предприятиями и источниками дохода. Руководители СМИ соглашаются фаб риковать и публиковать любые клеветнические материалы — лишь бы сохранить свои прибыльные должности. Пред приниматели охотно дают взятки — чтобы не выполнять установленные законом налоговые обязательства.

В нашей стране на почве безответственности и огромного социального неравенства в последнее десятилетие сформировалась циничный антинародный режим власти. В ходе ельцинских «реформ», породивших вседозволенность и разнузданность власть имущих, разрушивших связь между трудом и благосостоянием, убедивших активную часть общества в том, что кратчайший путь к богатству — это присвоение чужого, сформировалась криминальная властвующая элита. Произошло сращивание государства и организованной преступности; причастность к государственной власти стала рассматриваться как источник наживы; вошло в практику назначение должностных лиц за взятки. Облеченные властью лица стали действовать вопреки закону и нормам нравственности, предпочитая жить «по понятиям».

Оценивая нынешнюю политическую систему, мы должны понимать, что круговая порука коррумпированных чиновников, мошенников, «авторитетов» преступного мира препятствует развитию России и подъему благосостояния народа. Властвующая элита закостенела в пороках, погрязла в воровстве и злоупотреблениях, она некомпетентна и аморальна. В своем сегодняшнем состоянии она не способна действовать в интересах страны, не в состоянии выполнить законодательно установленные обязательства государства перед гражданами, обеспечить каждому жителю России право на достойную жизнь.

Нынешняя власть убедительно зарекомендовала себя как преемница олигархического режима Ельцина. За время, прошедшее после отставки первого российского президента, народ лишили права на бесплатное использование земли (которую теперь — согласно Земельному кодексу — необходимо приватизировать и платить налог на имущество с учетом рыночной стоимости или оформлять в аренду), на достойную оплату труда и защиту интересов наемных работников (эти интересы в Трудовом кодексе принесены в жертву алчности получателей прибавочной стоимости), на социальные гарантии и льготы (сброшенные федеральной властью на регионы, большинство из которых не имеет источников их финансирования), на тепло и электроэнергию (которые теперь можно произвольно отключать за неуплату) и даже на чистый воздух, который теперь можно безгранично загрязнять, не обременяя себя плате жами за нанесение экологического ущерба (после факти ческой отмены платежей за загрязнение окружающей среды). Зато олигархи получили право беспрепятственно и без ограничений вывозить из России капиталы в любых формах и объемах, по-прежнему присваивая себе сверхприбыли от использования принадлежащих государству природных ресурсов и недоплачивая работникам.

Сразу же после своего переизбрания на второй срок Путин и его «Единая Россия» отказались от выполнения значительной части социальных обязательств перед населением и приступили к демонтажу жизненно важных для граждан социальных гарантий на жилье, современное образование, и охрану здоровья. Проводимая ими реформа социальной сферы сводится к коммерциализации образования, здравоохранения, культуры, коммунального хозяйства. Гражданам предлагается самим оплачивать услуги этих отраслей. Одновременно вопреки Конституции страны, предусматривающей достойное вознаграждение за труд, фактически отменяется государственное регулирование заработной платы; игнорируется фундаментальный для социального государства принцип соответствия прожиточного минимума и минимальной заработной платы. Фактически это означает правовое закрепление нынешнего недопустимо низкого уровня заработной платы, многократно заниженного по сравнению с мировыми стандартами и вкладу труда в создание национального дохода. Это означает также замораживание пенсий, привязанных к фонду оплаты труда.

Происходящая в стране антисоциальная реформа, лишающая заслуженных социальных гарантий и льгот десятков миллионов человек, демонтирующая важнейшие социальные функции и обязательства государства по сути означает антиконституционный переворот, грубо нарушающий положения Основного Закона о социальном государстве, недопустимости дискриминации граждан и принятия законодательных актов, ухудшающих условия жизни народа. Олигархо-бюрократическая власть не хочется обременять себя заботой о выполнении государственных обязательств и соблюдением прав граждан. Наше государство фактически превращено из социального и демократического в полицейско-бюрократическое.

1.3. От авторитаризма к демократии, от произвола к праву, от безответственности власти к социальному государству.

Мы не являемся сторонниками насилия и уверены в необходимости соблюдения закона. Преступными средствами нельзя достичь праведной цели. Мы хотели бы видеть наше государственное устройство соответствующим духу христианства и других религий, традиционно определяющих духовные ориентиры нашего народа. Правителям надлежит использовать данную им власть для ограничения зла и поддержки добра, в чем и видится нравственный смысл существования государства. Устроение жизни народа на началах справедливости, забота о материальном и духовном благосостоянии общества — один из принципов социальной доктрины Русской православной Церкви.

Мы исходим из конституционного определения нашего государства как социального и демократического, выступаем за наполнение этих формулировок реальным содержанием. Поэтому мы отвергаем всякие попытки узурпации власти, установления диктатуры, любые авторитарные методы управления. Мы решительно выступаем против навязывания обществу чуждой его интересам политики. Мы основываемся на традиционных для России идеалах и общепринятых нормах нравственности — и поэтому считаем недопустимой государственную поддержку действий, ведущих к установлению всеобъемлющего контроля над жизнью человека, над его убеждениями и отношениями с другими людьми. Мы уверены: государство должно , обязано и может сделать все, чтобы предотвратить любые посягательства на священный дар жизни. Иными словами, мы считаем своим долгом противодействовать утверждению авторитаризма и дальнейшему перерождению нашего государства из правового, социального и демократического, в полицейское, олигархическое и бюрократическое.

При нынешнем состоянии пораженного коррупцией государства и развращенного вседозволенностью общества нет другого пути эффективного устройства политической системы, кроме как на основе принципа жесткой ответственности властей предержащих за проводимую ими политику и принимаемые решения. В первую очередь необходима политическая ответственность исполнительной власти за уровень благосостояния и качество жизни населения. Для этого следует принять федеральный и региональные законы, предусматривающие создание механизма общественного выбора целей социально-экономического развития страны и объективной оценки показателей уровня жизни, а также процедуру отставки федерального правительства и администраций субъектов Федерации в случае снижения уровня жизни соответственно в стране или регионе. Необходимо также введение персональной ответственности должностных лиц за ненадлежащее исполнение законов, привлечение чиновников к административной или уголовной ответственности по фактам нарушения норм действующего законодательства.

Для преодоления коррупции, некомпетентности и безответственности исполнительной власти необходимы также парламентский контроль и расширение полномочий Государственной думы, касающихся утверждения кабинета министров. Необходимо пресечь доминирующую сегодня практику назначения должностных лиц по принципу личной преданности начальству. Чем выше пост, тем больше требований следует предъявлять к претендующему на него человеку. Все министры и руководители федеральных ведомств должны назначаться только после всестороннего обсуждения их кандидатур в Государственной думе и с ее согласия. Дума не должна бояться роспуска в случае неутверждения кандидатуры премьер-министра или вотума недоверия правительству. Президент же должен нести ответственность за результаты своей деятельности, что предполагает введение разумной процедуры его отставки в случаях необоснованного превышения полномочий, злоупотреблений властью или участия в преступлении.

Должна быть введена и политическая ответственность депутатов Государственной думы и членов Совета Федерации перед делегировавшими их во власть избирателями. Для этого каждому баллотирующемуся на выборную должность кандидату следует официально представлять свою программу и обязательства перед избирателями. За их нарушение должна быть установлена ответственность, для чего необходимо ввести процедуры отзыва депутатов избирателями, а членов Совета Федерации — делегировавшими их региональными органами власти.

Ключевой вопрос функционирования правового государства — эффективность судебной системы. Нынешняя ее организация по принципу «круговой поруки», администра тивное назначение судей порождают произвол, « телефон­ное право», коррупцию и безответственность. Нет ничего обнадеживающего в том, что «суровость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». Мы уверены: нужны изменения в порядке формирования судебных органов и в способах их функционирования. При всех недостатках механизма выборности судей населением он лучше нынешней системы. Судей целесообразно избирать на неограниченный срок с периодическим подтвер ждением полномочий (при наличии оснований для отзы ва) непосредственно населением или его выборными представителями.

Наконец, «четвертая власть» — средства массовой информации — не может оставаться в нынешнем состоянии, которое характеризуется зависимостью от президентской администрации, коррумпированностью и вседозволенностью. Государственные телеканалы должны быть поставлены под общественный контроль и управляться советами директоров, избираемыми соответствующими представительными органами власти. Главное требование к ним — объективное предоставление информации и соблюдение общепринятых норм нравственности. При теле- и радиокомпаниях — независимо от форм собственности — должны действовать наблюдательные советы, избираемые представительными органами власти из авторитетных деятелей культуры, представителей религиозных и общественных организаций — для того, чтобы обеспечить соответствие содержания транслируемых передач нормам нравственности и требованиям действующего законодательства. Необходимо также ужесточение ответственности руководителей СМИ за распространение клеветнической информации, злонамеренную дискредитацию и оскорбление граждан, введение их в заблуждение, другие злоупотребления влиянием на общественное мнение. Мы разделяем позицию Церкви о недопустимости распространения убеждений и действий, ведущих к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорбляющих религиозные чувства, наносящих ущерб культурно-духовной самобытности народа.

Важнейший вопрос оздоровления государства — урегулирование его взаимоотношений с Церковью. Вся русская культура, наше национальное самосознание, понимание места и миссии нашей страны в мире неразрывно связаны с православием. Другие традиционные для России конфессии также внесли немалый вклад в нашу отечественную культуру и сегодня продолжают вместе с Русской православной Церковью направлять духовную жизнь верующих, доля которых в численности российского населения непрерывно растет. Поэтому не должно быть никакого противостояния государства и Церкви. По выражению И.А. Ильина, «Церковь и государство служат единой высшей цели: делу Божьему на земле; но — разными способами и средствами. Отсюда разделение сфер и органическое согласование целей и усилий».

При сохранении принципа отделения Церкви от государства последнее должно признать смыслообразующую роль Церкви в духовной жизни нашего общества и необходимость восстановления незаконно нарушенных в свое время прав религиозных организаций. Деятельность Церкви по оказанию духовной поддержки верующим не должна ограничиваться государством и, тем более, встречать с его стороны препятствия. Для этого взаимодействие Церкви и государства должно основываться на договорно-правовых отношениях и не зависеть от бюрократического произвола. Мы поддерживаем положение социальной доктрины РПЦ, согласно которому в осуществлении своих социальных, благотворительных, образовательных и других общественно значимых программ Церковь может рассчитывать на помощь и содействие государства. Права Церкви и обязанности государства по созданию благоприятных условий для деятельности Церкви должны быть сформулированы в соответствующем федеральном законе, на основе которого религиозные организации имели бы доступ к государственным информационным ресурсам и могли бы вести работу в школах, больницах, армейских частях — везде, где людям необходима духовная поддержка и помощь.

Охарактеризованные выше принципиальные требования к государственно-политическому устройству страны вытекают из понимания основной задачи власти: служить обществу. Мы убеждены, что осуществление этих требований будет способствовать повышению эффективности и ответственности власти, и предлагаем всем ответственным субъектам политической деятельности поддержать сформулированные в программе идеи — во имя общенациональных интересов.

2. Политика социальной справедливости и экономического роста

Ответственная государственная власть ориентируется на повышение уровня и качества жизни народа — это главный критерий ее эффективности. Для этого она должна быть не только честной и ответственной, но и компетентной, действуя в общенациональных интересах на основании четкого понимания закономерностей современного социально-экономического развития, положения и возможностей страны.

Российская экономика, российское общество уже длительное время находятся в кризисном состоянии. На фоне глобализации экономических и социальных взаимосвязей, обостряющейся конкуренции на мировом рынке, где доминирующее положение занимают транснациональные корпорации, целые отрасли отечественного народного хозяйства теряют жизнеспособность . За исключением сырьевых товаров, энергоносителей и военной техники российским производителям почти нечего предложить на мировом рынке. Внутренний рынок более чем наполовину заполнен импортным ширпотребом. Несмотря на благополучные макроэкономические показатели, большая часть отраслей, в особенности высокотехнологический сектор, продолжает деградировать, все заметнее отставая от мирового уровня.

В основе современного социально-экономического развития лежит создание и освоение новых технологий; научно-технический прогресс обеспечивает более 90% экономического роста в развитых странах. Те, кто умеет создавать и осваивать новые технологии, получают сверхприбыли, которые отсталые страны оплачивают недооценкой труда своих граждан и поставками невоспроизводимых природных ресурсов. Неэквивалентный обмен усугубляется устойчивым оттоком капитала и умов из менее развитых стран в более развитые. Нарастающее технологическое отставание России создает критическую угрозу национальной безопасности, подрывая основу современного экономического роста. Деградация наукоемкого сектора не может быть компенсирована наращиванием экспорта сырья. Разница между инновационным путем развития на основе экономики знаний и экстенсивным наращиванием добычи сырьевых товаров — это разница между сверхзвуковым лайнером и старенькой кибиткой, которая в показателях доходов и качества жизни населения достигает многократных величин.

Пока российская экономика не утратила конкурентных преимуществ в ряде перспективных направлений научно-технического прогресса, и наше технологическое отставание не стало необратимым, мы еще имеем возможность выбирать варианты будущего развития страны. Существуют два пути:

1) безотлагательная модернизация экономики на основе нового технологического уклада и активизации научно-производственного, интеллектуального и ресурсного потенциала с соблюдением принципов социального государства, при обеспечении роста благосостояния граждан России;

2) сохранение сложившейся за годы разграбления страны несправедливой и неэффективной структуры распределения национального дохода, богатства и влияния — с вывозом капитала и «утечкой умов» за рубеж, дальнейшая деградация экономики и социальной сферы — с повальным обнищанием, даже вымиранием значительной части населения при утрате главных внутренних источников развития и ограничении национального суверенитета.

Наш выбор — первый путь, путь развития и справедливости, путь достоинства и веры в свой народ.

Мы понимаем, что, выбирая модернизацию, социальную справедливость и экономический рост, нельзя полагаться на чью-то помощь. В возрождении России жизненно заинтересованы только россияне. Несмотря на колоссальные потери и трудности, у нас есть все возможности для развития с опорой на собственные силы, на внутренние ресурсы. Россия сохраняет многие конкурентные преимущества, которые при грамотной политике позволяют обеспечить высокие и устойчивые темпы экономического роста, а в обозримой перспективе достичь уровня мировых лидеров по качеству жизни.

Важнейшие из упомянутых конкурентных преимуществ — это:

— образованные и квалифицированные кадры, способные к высокопроизводительному труду;

— мощный научно-промышленный потенциал, передовой производственно-технологический уровень развития многих перспективных отраслей;

— богатейший природно-ресурсный потенциал;

— емкий внутренний рынок, огромная территория и уникальное географическое положение;

— колоссальный исторический опыт выживания и развития страны в самых сложных условиях, включающий разнообразные модели управления народным хозяйством и мобилизацией ресурсов в кризисных ситуациях;

— ядерно-оружейная мощь и авторитет в мире, позволяющие России проводить самостоятельную политику исходя из национальных интересов.

Имеющийся у нас потенциал позволяет в короткие сроки удвоить объем производства и вчетверо поднять уровень оплаты труда, утроить объемы инвестиций, многократно повысить уровень инновационной активности — при проведении грамотной политики экономического роста, опирающейся на использование наших конкурентных преимуществ и закономерностей современного социально-экономического развития. Вместе с тем производственные мощности, созданные еще в советское время, уже сильно изношены. В отсутствие эффективной политики государства тенденции деградации могут приобрести необратимый характер. У нас осталось мало времени, чтобы выйти из тупика.

Определяя ориентиры развития страны, необходимо видеть траектории глобального экономического роста. За экономической депрессией в ведущих странах скрывается глубокая структурная перестройка мирового хозяйства, которое находится в фазе перехода к новому технологическому укладу. Для ускорения этого процесса и минимизации негативных проявлений структурного кризиса развитые страны проводят целенаправленную государственную политику стимулирования инновационной и инвестици онной активности. Они всемерно поддерживают освоение передовых технологий, организуя финансирование и кредитование перспективных направлений экономического роста. Эффективно работающие предприятия имеют доступ к фактически бесплатным кредитам. Бюджеты развитых стран стали дефицитными, потому что власть стимулирует внедрение новой техники, поощряют рост расходов на закупку новейших технологий, помогают своим товаропроизводителям освоить преимущества нового технологического уклада. Государственные институты развитых стран мира наращивают расходы на разработку но вейших технологий, стимулируя внедрение новой техники, применяя различные инструменты экономической политики, включая использование банков развития, целевых программ, долгосрочных кредитов, государственных закупок.

Главный вопрос сегодня — успеем ли мы перевести страну в режим модернизации и быстрого экономического роста на основе нового технологического уклада до завершения структурной перестройки мирового хозяйства. Если нам этого сделать не удастся, Россия окончательно скатится на периферию мировой экономики, лишится возможностей для самостоятельного развития. Избежать такого развития событий можно, опираясь на творческий потенциал, созидательную инициативу и знания наших граждан, создавая для их практического приложения все необходимые условия. Именно в этом мы видим регулирующую роль государства. Последнее должно быть очищено от бюрократических извращений и ориентировано на поддержку предпринимательской инициативы граждан и организаций, их общественно полезной деятельности. Обеспечивая доступ к новым знаниям, выделяя льготные кредиты, регулируя доходы и спрос, стимулируя инновационную активность, государство может содействовать повышению конкурентоспособности и росту отечественного производства.

Цели, задачи и механизмы реализации политики модернизации и развития экономики на современной технологической основе в интересах подъема общественного благосостояния неоднократно обосновывались народно-патриотическими силами и предлагались органам государственной власти, однако не были востребованы ими.

Важнейшая задача нашей общественной организации — осуществление программы социальной справедливости и экономического роста, в интересах граждан и народа России.

2.1. Основные цели.

Экономический рост необходим не ради темпов, структурных сдвигов или удовлетворения политических амбиций. Рост нужен для улучшения жизни граждан нашей страны. Объективные показатели уровня и качества жизни населения должны стать главными критериями оценки эффективности экономической политики государства. В этом смысл экономики как системы жизнеобеспечения общества. В то же время высокое благосостояние, справедливая оплата труда, возможность получить образование и медицинское обслуживание, реализовать творческий потенциал — это необходимые условия современного экономического роста.

Вопреки лукавым рассуждениям «в пользу богатых» — о необходимости стимулирования экономического роста путем снижения социальных расходов и отказа государства от ряда взятых им на себя обязательств — обеспечение социальной справедливости отнюдь не препятствует росту экономики. Наоборот, такой рост немыслим без социальных гарантий, достойной оплаты труда и справедливого распределения доходов, без социального партнерства.

Наращивание социальных расходов — это инвестиции в развитие главной производительной силы современного экономического развития — человека. Поэтому следует стремиться не только к росту производства, но и к опере жающему повышению уровня и качества жизни. Ее интегральным показателем является сегодня продолжительностью жизни, которая, при правильной социально-эконо­мической политике, может быть увеличена не менее чем на 7 лет к 2010 году. Очевидно, что следование этой цели повлечет за собой изменение приоритетов государственной политики. Необходимы преодоление массовой бедности (на основе сокращения безработицы и повышения оплаты труда), кардинальное увеличение финансирования здравоохранения и образования, реальная забота о детях, стариках и инвалидах, продуманная экологическая политика, широкомасштабная борьба с преступностью, профилактика травматизма.

В основе современного экономического роста лежит творческая инициатива, развитие знаний, научно- технический прогресс, что придает инвестициям в человеческий потенциал критически важное значение. Кардинальное увеличение социальных расходов, повышение заработной платы, пособий, расходов на науку, здравоохра нение и образование, послужит мощным стимулом развития экономики, роста занятости и производительности труда.

Для этого требуется не отменять, как это делает нынешняя власть, а исполнять законодательно установленные нормативы бюджетных расходов на основные социальные нужды и сделать социальную составляющую исходным направлением проектирования государственного бюджета. В процессе бюджетного планирования и прогнозирования социально-экономического развития страны следует использовать широкий круг социальных индикаторов, включая уровни среднедушевого потребления продовольствия, медикаментов, бытовых, коммунальных и транспортных услуг; допустимые уровни бедности и безработицы и др. Необходимо также законодательное установление минимальных социальных стандартов, гарантируемых государством каждому российскому гражданину.

Основными целевыми ориентирами в политике соци ального государства на обозримую перспективу должны стать:

•  увеличение средней продолжительности жизни российских граждан до уровня развитых стран — не менее чем на 10 лет к 2015 году;

•  приближение к 2015 году среднедушевых доходов населения к уровню, существующему в развитых странах (это означает необходимость их утроения— за счет экономического роста с опережающим повышением оплаты труда, доля которой в структуре распределения национального дохода должна составлять не менее 70% по сравнению с нынешними 40%); выход России на уровень Евро пейского союза по индексу развития человеческого потенциала;

•  преодоление вынужденной безработицы (в осо бенности среди молодежи) в результате опережающего роста производства товаров и услуг с высокой долей добавленной стоимости; кредитно-налоговое стимулирование создания новых рабочих мест; развитие высшего и среднего специального образования, развертывание сис темы повышения квалификации, переквалификации и трудоустройства безработных; организация общественных работ;

•  ликвидация бедности: соблюдение законодательно утвержденных минимальных социальных стандартов потребления базовых продуктов питания, жилищных условий и энергоснабжения, бесплатной медицинской помощи; обеспечение нуждающихся за счет федерального бюджета по ежегодно устанавливаемым нормативам, а также принятие программы чрезвычайных мер в «зонах социального бедствия», включая бесплатное нормированное распределение продуктов питания и предметов первой необходимости среди детей, стариков, инвалидов, других нуждающихся групп населения;

•  реализация мер полноценной поддержки семьи, материнства и детства, включающих доведение размера пособия по уходу за ребенком до прожиточного минимума, восстановление и развитие сети детских образовательных, творческих и спортивных организаций, защиту семейных ценностей и прекращение пропаганды насилия и разврата в средствах массовой информации, защиту женщин от дискриминации;

•  восстановление на законодательном уровне обязательства государства в социальной сфере и соблюдение социальных гарантий, включая ранее действовавшие нормы законов «Об образовании», «О науке и государственной научно-технической политике», «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», «О ветеранах», «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», др. предусматривающие конкретные нормативы финансирования нуждающихся групп населения и направлений социальной политики;

•  восстановление сбережений населения, обесценившихся по вине государства в Сбербанке; включение обязательств государства, предусмотренных федеральным законом «О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации», в состав внутреннего долга и реализация программы мер по его обслуживанию и погашению на основе предоставления населению в зачет долга товаров и услуг отечественного производства;

•  преодоление расслоения общества по уровню благосостояния, освобождение от налогообложения доходов ниже двукратной величины прожиточного минимума на члена семьи, восстановление прогрессивной шкалы налогообложения доходов, превышающих эту величину более чем в пять раз;

•  восстановление права граждан на отапливаемое и электрифицированное жилье со всеми удобствами; сохранение прав на фактически занимаемое жилье без уплаты налога на имущество с приватизированных квартир и арендной платы за использование государственных квартир, предоставленных до 1992 года; развертывание системы льготного ипотечного кредитования жилищного строительства с предоставлением кредита на срок не менее 10 лет с нулевой реальной процентной ставкой; восстановление программ массового жилищного строительства для нуждающихся семей с бесплатным предоставлением квартир в бессрочную аренду; отмена законодательных норм, предусматривающих принудительное выселение людей из квартир за неуплату коммунальных платежей; введение автоматической системы предоставления адресных дотаций на оплату коммунальных услуг — исходя из того, что затраты на эти цели не должны превышать 10% совокупного дохода членов семьи;

•  предоставление гражданам гарантированного доступа к глобальным информационным ресурсам и телекоммуникационным средствам за счет опережающего развития современной информационной инфраструктуры (с поддержанием тарифов на услуги связи для населения на уровне себестоимости при сохранении за потребителем права выбирать формы их оплаты), а также предоставление льгот в информационной сфере организациям образования, здравоохранения и культуры;

•  поддержание ежегодного прироста ВВП на уровне не менее 10% — на основе повышения конкурентоспособ ности производства товаров и услуг, стимулирования ин новационной активности и НТП, формирования благоприятного инвестиционного и предпринимательского климата.

2.2. Государственная защита трудовых доходов.

2.2.1. Справедливая оплата труда. Большинство граждан России получают крайне низкую заработную плату, которая не соответствует трудовому вкладу и не обеспечивает нормального жизненного уровня. Доля оплаты труда в структуре использования национального дохода вдвое ниже, чем доля трудового вклада в создание этого дохода. Затраты на заработную плату в стоимости единицы продукции в России в 4 раза меньше, чем в развитых странах. Эксплуатация труда — один из источников сверхприбылей властвующей олигархии. Такая ситуация препятствует полноценному воспроизводству человеческого потенциала, росту организованных сбережений граждан, сужает объем конечного спроса и порождает крайне отрицательные социальные и экономические последствия.

Права на достойно оплачиваемый труд и на занятость должны быть законодательно закреплены — как одна из важнейших социальных гарантий современного государства. При этом нижний предел оплаты труда должен быть законодательно установлен не ниже прожиточного минимума, рассчитываемого по законодательно утвержденной потребительской корзине. Минимальная оплата труда должна дифференцироваться в зависимости от условий и режима работы, а также сложности труда, наличия специального и высшего образования. Установление зарплаты ниже законодательно определенного минимума должно караться значительными штрафами, изымаемыми в пользу профсоюзов, а также обязанностью погасить работнику разницу между минимальной и реально выплаченной зарплатой с начисленными процентами по ставке рефинансирования Центрального банка.

Одна из функций государства — не допускать вынужденной застойной безработицы. Необходимо законода тельно установить максимально допустимый уровень вынужденной безработицы — не более 1% экономически активного населения. При его превышении должны включаться механизмы государственного стимулирования занятости, в том числе: расширение кредитования производственной сферы и снижение процентных ставок; развертывание общественных работ; программы стимулиро вания малого бизнеса и жилищного строительства; увеличение ассигнований на переподготовку и повышение квалификации кадров; налоговые льготы предприятиям, создающим новые рабочие места; ограничение трудовой иммиграции.

Минимальная заработная плата и минимальная пенсия должны быть выше прожиточного минимума и полностью индексироваться каждый раз при повышении стоимости жизни более чем на 5%. Необходимо прекратить политику обесценивания текущих доходов и сбережений граждан, которые несут основное бремя инфляции.

При приеме на работу иногородних и иностранных граждан величина заработной платы должна обеспечивать аренду жилого помещения в пределах санитарных норм по рыночным ценам. Контроль над выполнением данного требования в отношении иностранцев и граждан, не имеющих жилья в данной местности, следует возложить на иммиграционные и налоговые органы. Прием на работу работников без соблюдения требований трудового законодательства, без официального оформления трудовых отношений или без уплаты налогов (включая социальный), нужно преследовать в уголовном порядке, предоставив при этом профсоюзам право требовать компенсации ущерба, нанесенного их членам недобросовестными работодателями.

Государство обязано гарантировать своевременность выплаты заработной платы. Нужно принять законодательные нормы, по которым любые задержки выплаты зарплаты наказываются штрафами, накладываемыми на виновных в этом должностных лиц и организаций. Следует также предусмотреть индексацию задержанных средств на момент выплаты по ставке рефинансирования Центробанка.

Взаимоотношения между работающими по найму гражданами и работодателями должны строиться на началах социального партнерства. Это означает определение условий и оплаты труда путем переговоров на основе правовых норм, защищающих интересы наемных работников. Государство призвано участвовать в этих переговорах в качестве арбитра, защищать законные интересы трудящихся. Важным механизмом социального партнерства должно стать соучастие трудовых коллективов в управлении предприятиями. Нужно предусмотреть, в частности, делегирование представителей наемных работников в советы директоров или аналогичные органы управления предприятиями (вне зависимости от формы собственности). Это важно не только для эффективной защиты прав наемных работников, но и для повышения производительности и качества труда, мотивированного хозяйским отношением к собственности предприятия.

2.2.2. Защита пенсионных сбережений и прав граждан на обеспеченную старость. Сложившаяся в России пенсионная система далека от совершенства. С одной стороны, она ложится тяжелым бременем на работающих граждан, на зарплату которых начисляется социальный налог, служащий основным источником финансирования пенсий. С другой стороны, права пенсионеров постоянно нарушаются государством, которое произвольно манипулирует с порядком исчисления трудового стажа, систематически обесценивая и нивелируя пенсии. При нынешней демографической ситуации, характеризующейся устойчивой тенденцией старения населения, пенсионная система становится все менее эффективной и надежной. Вместе с тем затеянная правительством пенсионная реформа зашла в тупик вследствие недостаточности доходной базы, определяемой фондом оплаты труда. Переход к накопительной системе формирования пенсионных сбережений возможен только на основе кардинального повышения уровня оплаты труда работающего населения.

Двукратное повышение оплаты труда в соответствии с изложенными выше программными положениями позволит осуществить переход к эффективной пенсионной системе с надежной защитой сбережений и прав граждан на обеспеченную старость. При этом не должно произойти снижения реальных доходов пенсионеров. Следует восста новить надбавки за особые условия работы, учитывать при исчислении трудового стажа нестраховые периоды (время учебы, декретные отпуска и пр.) и др. Не должны пострадать и работающие граждане, на зарплату которых в течение переходного периода ложится двойная нагрузка по финансированию текущих пенсионных обязательств госу дарства и накоплению собственных пенсионных сбережений.

Повышение эффективности использования таких сбережений требует качественных изменений в управлении государственным пенсионным фондом, а также создания надежной системы государственного страхования пенсионных сбережений в частных пенсионных фондах. Иными словами, речь идет о существенной корректировке пенсионной реформы, ее увязке с другими направлениями социально-экономической политики государства.

Для проведения пенсионной реформы необходимо создание достаточно емкого государственного финансового резерва, за счет которого можно было бы покрывать дисбалансы переходного процесса. При формировании такого резерва могут быть использованы государственные ценные бумаги; принадлежащие государству акции и облигации коммерческих организаций; права государства на получение сверхприбыли от эксплуатации принадлежащих ему природных ресурсов; гарантии федерального бюджета. Средства этого фонда должны использоваться на покрытие дефицита государственного пенсионного фонда, а также на финансирование государственных пенсий и пособий нетрудоспособным гражданам.

Важным условием эффективного применения накопительного принципа организации пенсионных сбережений в пенсионных фондах является их инвестирование в развитие отечественной экономики. При этом нельзя допускать перетока пенсионных сбережений за рубеж, они должны вкладываться исключительно в ценные бумаги российских организаций. В противном случае переход к накопительному принципу приведет не к повышению, а к снижению эффективности российской финансовой системы, к сужению возможностей экономического роста и, в конечном счете, к сокращению трудовых доходов населения, а также пенсионных сбережений.

2.2.3. Восстановление и защита сбережений граждан. Народно-патриотическим силам удалось добиться решения Конституционного суда и принятия закона о восстановлении обесценившихся по вине государства сбережений граждан. Государство обязано восстановить дорефор менные вклады населения по их покупательной способности на середину 1991 года. Однако до сих пор эти обязательства не учитываются в составе внутреннего государственного долга и фактически не признаются нынешней властью. Таким образом, государство не только нару шает права граждан на заработанные честным трудом сбережения, но и подрывает доверие населения к отечественной финансовой системе, провоцируя вывоз капитала.

Между тем основой национального инвестиционного потенциала являются именно сбережения населения, которые работают на развитие отечественной экономики только в том случае, если хранятся в отечественных банках в российской валюте. До тех пор, пока государство игнорирует право граждан на восстановление сбережений, люди будут хранить деньги в долларах, поддерживая тем самым чужую экономику. Только восстановив доверие населения к государству и к банкам, можно ожидать, что граждане переведут свои сбережения из долларов в рубли, отдадут их на хранение отечественным финансовым структурам, и эти деньги начнут, наконец, работать на экономический рост нашей страны. В результате возникнет возможность увеличить инвестиции в несколько раз.

Таким образом, задача восстановления сбережений является важнейшей составляющей программы экономического роста. Имеются необходимые технологические и процедурные решения, позволяющие восстановить сбережения с учетом их начальной покупательной способности на середину 1991 г. и одновременно стимулировать рост отечественного производства и инвестиций, дать мощный импульс экономическому развитию. Эта задача может быть решена в течение 5 лет при условии, что восстановленные сбережения граждане смогут использовать исключительно на приобретение отечественных товаров и услуг, на инвестирование в жилищное строительство или в развитие производства.

Восстановление сбережений предусматривает также обслуживание долга путем начисления и выплаты по вкладам процентов, которые не должны быть ниже уровня инфляции. В первую очередь следует восстановить вклады лиц старших возрастных групп, а также вклады до 1000 рублей по состоянию на 1991 год.

Программа восстановления сбережений граждан будет способствовать расширенному воспроизводству, станет важным условием консолидации общества и социальной стабилизации, вернет доверие к власти.

Восстанавливая обесценившиеся по вине государства дореформенные сбережения, следует озаботиться защитой текущих сбережений, хранящихся в отечественных финансовых структурах. Еще одна задача — возврат вкладов, фактически похищенных у граждан организаторами финансовых пирамид, злонамеренных банкротств и других финансовых афер. Для этого нужна эффективная система государственного гарантирования банковских вкладов граждан.

Страхование вкладов не должно производиться за счет клиентов; главное бремя издержек по гарантированию вкладов должен взять на себя Центральный банк, в функции которого входит банковский надзор и лицензирование банковской деятельности. Опираясь на свои права, Центральный банк обязан не допускать к управлению и работе со сбережениями граждан сомнительные структуры. Аналогичные меры необходимо использовать и для защиты сбережений, аккумулируемых инвестиционными фондами.

2.3. Развитие человеческого потенциала.

Развитие человеческого потенциала и рост народонаселения были и остаются для России важнейшими целями социально-экономической политики и необходимым условием сохранения страны. Демографические прогнозы предупреждают нас о том, что население России к 2050 году может сократиться на 40 миллионов человек, причем за счет опережающего вымирания русских, которые могут оказаться «национальным меньшинством» в родной стране. Для нейтрализации этой угрозы необходима активная комплексная социальная политика государства, направленная на устранение причин демографической катастрофы и создание благоприятных условий для развития человеческого потенциала.

Основная причина нарастающих тенденций вырождения нации — резкое ухудшение благосостояния и деморализация большей части населения, вызванные развалом государства и хищнической политикой властвующей верхушки по разграблению страны. С 1990-х годов в России наблюдается значительная абсолютная убыль населения, до миллиона человек в год. Резкое ухудшение благосостояния и стремительное разрушение привычной жизненной среды вызвали обвальную утрату у большинства граждан перспектив и даже смысла своей жизни. В результате, с одной стороны резко снизились рождаемость, количество заключаемых браков, средняя продолжительность жизни, с другой — выросли смертность, в особенности среди мужчин трудоспособного возраста, количество разводов, социально обусловленных болезней и преступлений.

При сохранении сложившейся структуры распределения национального дохода только каждый третий рождающийся ребенок получит хорошее образование и преуспеет в жизни. Две трети наших детей обрекаются нынешней политикой демонтажа социальной ответственности государства на жалкое существование. Очевидно, что до тех пор, пока такая политика будет продолжаться, доходы большинства трудоспособного населения России не позволят ни достойно жить, ни поддерживать нормальную способность к труду; следовательно, демографический кризис будет обостряться.

Для выхода из этого тупика вымирания русского народа требуется кардинальное изменение государственной политики в направлении повышения уровня жизни народа, исходя из того, что человеческая жизнь — самая главная ценность. Особое значение при этом имеют решения, затрагивающие интересы женщин, детей и молодежи, определяющие будущее нации.

2. 3. 1. Политика в отношении женщин. Современное общество не может быть здоровым и благополучным, если женщина играет второстепенную, подчиненную роль в общественной жизни, на производстве и в семье.

В целях защиты прав женщин и создания реальных возможностей для их осуществления государств должно:

— обеспечивать свободный доступ женщин к высшему и профессиональному образованию, повышению квалификации, участию в управлении;

— защищать права беременных женщин и женщин-матерей в трудовой деятельности, в сферах здравоохранения и образования, в жилищных и имущественных вопросах;

— защищать права родителей, обремененных семейными обязанностями, при приеме на работу, при установлении условий и режима труда, а также при увольнении;

— разрабатывать программы, направленные на преодоление фактической дискриминации женщин в трудовых отношениях;

— защищать общество от антикультуры, способствующей дискриминации и унижению женщин, провоцирующей жестокость и насилие, развращающей детей.

Политика защиты прав женщин должна носить комплексный и системный характер, охватывать весь спектр социально-экономических отношений как в государственной, так и частной сферах.

2.3.2. Поддержка семьи. Крепкая, дружная, благополучная семья — высшая ценность, необходимая предпосылка здорового общества и залог будущего нации. Семья дает ребенку и взрослому человеку ощущение защищенности, заботы, надежности, порождает и подпитывает чувства любви, привязанности, ответственности, обеспечивает связь поколений.

Такая семья — опора государства и основа общественной стабильности.

Наряду с указанными выше мерами по повышению оплаты труда и обеспечению социальных гарантий, наше понимание приоритетов государственной семейной политики включает в себя:

— обеспечение доступности для каждой семьи качественных услуг здравоохранения и образования, создание возможностей для приобщения к ценностям духовной культуры;

— обеспечение доступности благоустроенного жилья для каждой семьи, особенно для молодых семей; предоставление для этих целей долгосрочных беспроцентных кредитов на приобретение или строительство жилья, а также бесплатного муниципального жилья детям-сиротам и малоимущим семьям;

— ощутимая материальная и иная поддержка семей с одним кормильцем, одиноких матерей, вдов и вдовцов, воспитывающих несовершеннолетних детей;

— создание эффективной системы социальной реабилитации инвалидов, их интеграции в общество, дополнительная поддержка семей с детьми и инвалидами;

— увеличение единовременных пособий при рождении или усыновлении ребенка до уровня не ниже минимальных расходов на приобретение детского приданого (сейчас это не менее 10 тыс. рублей), а также выплата пособия по уходу за ребенком в размерах не менее прожиточного минимума, автоматически выделяемого за счет федерального бюджета;

— подготовка молодежи к браку и семейной жизни на основе традиционных российских духовных ценностей, введение преподавания в средней школе основ православной культуры

— принятие федерального закона «Об основах государственной семейной политики», устанавливающего гарантии государственной поддержки семей с детьми на всей территории России — на основе минимальных социальных стандартов;

— ратификация в полном объеме Европейской социальной хартии.

2.3.3. Политика в отношении детей. Обеспечение развития детей, защита их прав и свобод должны быть предметом каждодневной заботы органов власти и управления всех уровней.

Мы настаиваем на реализации следующих приоритетов государственной политики в этой сфере:

— обеспечение права каждого ребенка на семейное воспитание, профилактика социального сиротства посредством развития и совершенствования института усыновления, государственное субсидирование приемных детей, опекунских семей и семейных групп на уровне не ниже прожиточного минимума на каждого ребенка;

— бесплатная медицинская помощь и лекарственное обеспечение детей в возрасте до 18 лет;

— приоритетное финансирование федеральных и региональных программ, направленных на охрану здоровья, обеспечение образования и развития детей, на производство детского питания и лекарств для детей;

— обустройство всех беспризорных детей, безусловное выделение необходимых для этого средств;

— развитие сети доступных для всех семей детских дошкольных учреждений, спортивных школ и творческих студий; летних лагерей, обеспечение условий для нормального отдыха и досуга детей;

— профилактика детского алкоголизма, токсикомании, искоренение наркомании и детской преступности, жесткое пресечение эксплуатации несовершеннолетних и сексуальных преступлений против детей, резкое ужесточение уголовных наказаний за преступления, совершаемые против детей;

— эффективная государственная защита личных и имущественных прав детей, создание ювенальных судов, обеспечение эффективного прокурорского и общественного надзора за соблюдением прав и свобод детей.

2.3.4. Защита прав пожилых людей. Право на обеспеченную старость предполагается конституционной нормой, гарантирующей гражданам России достойную жизнь. Наш долг — обеспечить достойную жизнь старшему поколению, отстоявшему нашу страну в годы Великой Отечественной войны, восстановившему народное хозяйство, внесшему неоценимый вклад в развитие нашей страны, в ее становление как великой державы.

До последнего времени в стране действовала система социальных гарантий, сформировавшаяся в основном в дореформенный период и дополненная в наиболее тяжелый период реформ в целях предотвращения физического вымирания нетрудоспособного населения. Далеко не все эти социальные гарантии были подкреплены соответствующим финансированием, но их наличие позволяло нуждающимся пожилым людям отстаивать свои права. Мы предлагали решать проблему нехватки средств на исполнение социальных обязательств государства путем увеличения доходов бюджета за счет принадлежащих государству, но используемых в частных интересах источников. Но нынешняя государственная власть поступила иначе — ликвидировала большую часть социальных гарантий, отчасти заменив их незначительными денежными компенсациями или передав вопрос об их финансировании на усмотрение субъектов федерации.

Мы расцениваем проводимую нынешней властью антинациональную реформу как антиконституционный переворот, подрывающий фундаментальные основы социального государства, и требуем восстановления отменен ных гарантий и законодательно установленных нормативов финансирования социальной сферы. Одновременно мы предлагаем меры по увеличению государственных доходов за счет принадлежащих государству источников без увеличения налогов на труд, производство и имущество граждан.

В первую очередь должны быть восстановлены:

— права ветеранов и инвалидов на льготное медицинское обслуживание и бесплатное обеспечение жизненно необходимыми лекарствами, а также льготы по оплате жилищно-коммунальных услуг;

— права ветеранов на льготное транспортное обслуживание;

— все ранее установленные социальные льготы ветеранам Великой Отечественной войны, труженикам тыла, блокадникам, узникам фашистских концлагерей, пострадавшим при ликвидации Чернобыльской катастрофы и жертвам политических репрессий.

По добровольно выраженному желанию обладателей этих прав они могут быть заменены денежными компенсациями.

Особое значение для пожилых людей имеет пенсионное обеспечение, которое сегодня реформируется без учета обязательств, взятых на себя государством в период трудовой деятельности нынешних пенсионеров. Предложенная правительством пенсионная реформа не обеспечивает надежную защиту прав и интересов как нынешних, так и будущих российских пенсионеров. Очевидно отставание размеров пенсий от прожиточного минимума, особенно в северных территориях России, что снижает уровень жизни пенсионеров.

Не дожидаясь осуществления перечисленных выше мер, следует предпринять действия, необходимые для защиты прав пожилых людей в рамках действующей системы пенсионного обеспечения. Необходимы:

— не менее чем двукратное повышение пенсий в соответствии с ростом отплаты труда;

— отмена введенных постфактум ограничений при на значении пенсий и полный учет при определении разме ров пенсий трудового стажа (с восстановлением нестраховых периодов: время учебы, декретные отпуска и отпуска по уходу за ребенком и пр.), а также существовавших ранее льгот;

— своевременная индексация пенсий, в том числе дополнительная — в случае опережающего роста тарифов на услуги социальной сферы (здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства и других) с учетом динамики прожиточного минимума пожилых людей.

2.3.5. Миграционная политика. В России миграция населения всегда оказывала огромное влияние на демографическое и экономическое развитие как отдельных территорий и регионов, так и страны в целом.

Распад СССР значительно изменил картину миграций. Россия оказалась в сложном положении в связи с нацио нальными конфликтами, обострившимися как за ее пределами, так и внутри страны. Результатом этого явилось появление сотен тысяч вынужденных переселенцев, бежен цев и нелегальных иммигрантов. При этом в условиях ухудшающейся экономической ситуации Россия оказалась неподготовленной к эффективному решению возникших про блем.

При их решении необходимо помнить не только о праве граждан на свободный выбор местожительства, но и о праве граждан на сохранение социальных льгот и гарантий, а также языковой и культурной среды обитания. Поэтому нужно отказаться от заселения российской территории гражданами иностранных государств под предлогом «свободного доступа на рынок трудовых услуг». Незаконное проникновение и нахождение на территории России, как и содействие этим правонарушениям, должны наказываться длительным тюремным заключением.

В то же время следует сохранить возможности беспрепятственного получения российского гражданства соотечественниками, вынужденно оказавшимися за рубежом в силу развала СССР или по другим объективным причинам. В некоторых случаях полезно предоставлять вид на жительство работникам, обладающим дефицитными специальностями — при условии неукоснительного соблюдения иммигрантами российского законодательства. Должна быть введена система контроля за соблюдением квот, регулирующих прием иммигрантов, привлекаемых на работу российскими организациями по согласованию со службами занятости.

Российские граждане и организации, приглашающие иностранцев на работу, на учебу или в гости, туристические агентства и рекрутинговые фирмы должны нести материальную ответственность за нарушение иммигрантами норм российского законодательства и оплачивать расходы на депортацию совершивших эти нарушения. В некоторых случаях противоправные действия иностранных граждан и их соучастников-россиян должны караться в уголовном порядке. Тогда наем на работу иностранца-нелегала станет не столь привлекательным для работодателей, как сейчас. Следует ввести строгую материальную ответственность за попрошайничество и самозахват мигрантами-нелегалами общественных и муниципальных объектов.

Особую проблему представляет собой массовый выезд граждан из районов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Для сохранения населения в этих регионах необходимы восстановление северных льгот с учетом реальной стоимости потребительской корзины, сохранение и развитие социальной инфраструктуры, активизация производства и жилищного строительства. Целесообразно также введение льготного режима хозяйственной деятельности в северных районах, в том числе исключение из налогооблагаемой прибыли дополнительных расходов, определяемых климатическими условиями и географическим положением.

2.3.6. Здравоохранение. Здоровье и долголетие населения — важнейшая характеристика эффективности любой социально-экономической системы один из главных ориентиров при определении государственной политики, критерий оценки деятельности государственной власти.

Следует на законодательном уровне конкретизировать конституционное право каждого гражданина России на защиту здоровья — независимо от уровня его личных доходов. Решение этой задачи требует развития системы медицинского обслуживания и здравоохранения, которая должна включать:

— государственные медицинские учреждения, бесплатно оказывающие населению необходимую помощь на уровне мировых стандартов;

— сеть организаций государственного медицинского страхования, обеспечивающую финансирование лечения за счет взносов работников и работодателей;

— негосударственные медицинские учреждения, функционирующие на рыночных условиях;

— учреждения санаторно-курортного обслуживания;

— систему надежного обеспечения населения доброкачественными лекарствами по справедливым ценам.

Нынешняя система здравоохранения не в состоянии в полной мере решить стоящие перед ней задачи. Ни пациенты, ни врачи не могут реализовать свои права вследствие массовых злоупотр